ЛитМир - Электронная Библиотека

Она крепко зажмурила глаза. О Боже! Похоже, да.

Она приоткрыла один глаз – только чтобы разглядеть, где же выход! – и увидела такое, о существовании чего и не подозревала. Женщина стояла на коленях, на ней не было ничего, кроме кружевных панталон, а джентльмен стоял перед ней, в сапогах, панталоны болтались у колен.

Он действительно был красивым молодым человеком, почти таким же ярким, как лорд Фаррингтон. Алисия не встречала его раньше, но могла бы исключить его из числа подозреваемых, судя по тем крикам дикого восторга, которые он издавал.

Это ново для нее. Алмонт о таком не упоминал, а в книгах об этом не прочитаешь…

Алисия видела то, за чем не должна была наблюдать, – и это делало все еще более восхитительным. И на этом балу ее не должно было быть. Она не должна была бы стоять здесь…

Тут джентльмен оттолкнул свою любимую, бросил ее на кушетку и встал на колени… ах, чтобы доставить удовольствие ей!

О Господи!

Это Алисия помнила хорошо. Это и лишило ее положения в обществе, это заставило ее отбросить всякую осторожность, об этом думала она, глядя на выразительный рот Уиндема…

Она стояла, застыв в воспоминаниях и мучительном возбуждении… Наблюдать за этими двумя привлекательными телами, за людьми, которых она не знала, незнакомцами, которых соединяла только страсть и полная несдержанность, – она чувствовала, будто обкрадывает их. Ах, какая она развратная!

Тут женщина повернула голову в сторону Алисии и открыла глаза. Алисия застыла. Мгновение глаза леди, остекленевшие от страсти, ничего не видели. Потом, распахнувшись от изумления, они уставились на Алисию.

Алисия испугалась. Она не собиралась вмешиваться, не собиралась воровать…

– Извините…

Женщина медленно улыбнулась, глаза ее порочно заблестели. Она протянула руку к Алисии:

– Не хочешь присоединиться к нам, красотка?

Алисия быстро отскочила в сторону.

– Ах, благодарю, но…

Она сбежала, только портьера хлопнула. Снаружи продолжалось буйное веселье. Резкий запах духов и разгоряченных тел пахнул ей в лицо. С пылающими щеками, хотя никто ничего и не заметил, Алисия пробиралась сквозь толпу к выходу.

Она была не просто шокирована и потрясена. Она чувствовала себя порочной и потерявшей над собой контроль. Одна мысль жгла ее, когда она спешила выбраться из толпы.

«Будь этот мужчина Уиндем, что я тогда ответила бы?»

В другом конце зала Стентон открыл глаза и увидел леди Алисию, на большой скорости выбирающуюся из зала.

Алисия Лоуренс оказалась на свободе в доме, где, наверное, каждая комната была занята полуодетой парой…

Господи, помоги им всем!

Глава 13

Стентон столкнулся с леди Алисией, когда она вышла из большого холла в узкий коридор. Она стремительно покидала помещение – только юбки развевались.

– Вы что, бежите с места преступления? – сухо спросил он.

Алисия схватила его за руку:

– Так и есть. Идемте быстрее.

Он охотно пошел с ней, потому что теперь ему было любопытно.

– И против кого мы нагрешили на этот раз? Нашего хозяина? Нашей хозяйки? Принца-регента?

Это не предвещало им ничего хорошего. К несчастью, Стентон не мог заставить себя серьезно отнестись к делу.

– Вы довели их до обморочного состояния. Должен сказать, вы нас всех немного ошеломили.

Алисия переплела свои пальцы с его, таща Стентона по коридору.

– Я вас всех огорошила, вы считаете? – Она вздохнула, но в ее голосе не чувствовалось сожаления. – Вот так всегда.

– Вам каждый раз удается избежать кары, или же вы всегда остаетесь непонятой?

Она серьезно взглянула на него через плечо.

– Неужели сейчас время копаться во мне?

– Смотря по обстоятельствам. Нам грозят арест и суд?

Она остановилась, оглянулась на дверь в бальный зал, которая, к счастью, оставалась закрытой, потом скрестила руки на груди и взглянула на него.

– Я не совершила ничего противозаконного. И никогда так не поступаю.

Он на мгновение задумался.

– Это правда. Ну хорошо. Что же такое страшное случилось, что мы бежим, как парочка воров?

Она отвела взгляд.

– Вы не совсем ошибались насчет людей здесь. Стентон тоже скрестил руки на груди, копируя ее позу.

– Значит, вы раздразнили льва, и ему это не понравилось?

Уголок ее рта дрогнул в улыбке.

– О, им это очень даже понравилось.

Стентон едва удержался, чтобы не сжать кулаки.

– Так вы бежите от влюбленных?

Она беспомощно всплеснула руками.

– Они… это не были… – Она искала слова. – Они… они предложили мне!

У Стентона вырвался хриплый смешок. Потом еще и еще. Потом ему пришлось прислониться к стене, так он ослабел от смеха.

Наконец приступ веселости прошел. Стентон вытер глаза и поднял их: Алисия стояла перед ним, глядя на него широко раскрытыми глазами.

– Вам плохо?

Он глубоко вздохнул. Почему-то он почувствовал себя легче, как будто сбросил с плеч тяжелый груз.

– Со мной все хорошо.

Она продолжала лукаво смотреть на него.

– Я поинтересовалась, потому что не считала вас способным на веселье. Вы уверены, что у вас нет лихорадки?

Он взял ее за руку, стянул с нее перчатку и положил ее ладонь себе на лоб.

– Как видите, температуры у меня нет.

Ухмылка исчезла с его лица, когда он увидел, как она преобразилась. Глаза стали огромными. На щеках появились два розовых пятна. Пальцы, касавшиеся его бровей, задрожали, а кончик языка облизал нижнюю губу.

Стентон хотел уже сделать по этому поводу замечание, но почувствовал, как его захватил голодный золотой блеск в ее зеленых глазах. Он затих под ее прикосновением. Как она хороша!

Она провела кончиками пальцев по дугам его бровей, задержалась на жилке, бьющейся на виске. Потом тыльной стороной ладони провела по его скуле.

Она повторяла его движения. Странное чувство пронзило Стентона. Мысль о том, что она так хорошо помнит простое прикосновение, поразила его.

Она скользнула рукой по его челюсти до кончика подбородка. Только потом она перестала повторять его движения.

Указательным пальцем она легко провела до уголка его рта, потом провела им назад по нижней губе.

Стентон поверить не мог, сколько ощущении может вызвать у мужчины простое прикосновение женских пальцев. От такого соприкосновения кожи с кожей его охватил жар, будто лава хлынула по его венам. Сердце громко заколотилось, а дыхание замерло.

Она не отводила взгляда от его губ, и он мог смотреть на нее, наблюдать этот жадный блеск в глазах, упиваться красотой ее пышной груди, грозящей разорвать декольте, видеть, как кончик языка повторяет путь ее пальца.

Она была само пламя, и сливки, и порочная мерцающая божественная зелень, и шелк, и окутывающий жар – все сразу.

Вершиной всего этого – для него, который постился большую часть своей жизни, – было то, что она пахла, как разгоряченная женщина, пряностями и розами.

Он почувствовал, что начинает падать, скользить свободно и не сопротивляясь, даже с желанием, со своей одинокой наблюдательной вершины. Эта женщина не только интриговала его. Не только была желанна как простое сексуальное развлечение. Нет, он начинал отчетливо сознавать, что Алисия – это ответ. Она – горячее, восхитительное, действенное лекарство от холода изоляции, который всегда жил внутри его.

И, будучи такой, она очень опасна.

Он кашлянул, намеренно разрушая чары, пока они не сломали его.

– Алисия, что вы делаете?

К его величайшему удивлению, его слова не заставили ее прервать свое увлекательное исследование.

– Что? – спросила она холодным тоном. – Вы что-то сказали?

Он положил руки ей на плечи, собираясь отодвинуть ее от себя, создать между ними пространство и впустить прохладный воздух. Результатом стало то, что он ощутил жар ее бледной обнаженной кожи сквозь свои серые шелковые перчатки.

Будто во сне он видел, как его руки оставляют ее плечи и сдвигаются. Одна рука раздела другую движением, таким же спокойным, как дыхание, хотя его дыхание в этот момент вовсе не было спокойным.

26
{"b":"4974","o":1}