ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Изумрудный атлас. Огненная летопись
Исчезнувшие
Мое сокровище
Все наши ложные «сегодня»
Крест княгини Ольги
Эффект чужого лица
Разведенная жена или, Жили долго и счастливо! vol.2
Главный бой. Рейд разведчиков-мотоциклистов
Лучшая команда побеждает. Построение бизнеса на основе интеллектуального найма

Его гордость взыграла, как она и рассчитывала. Он наклонил голову:

– Тогда примите мою благодарность, миледи. Вы оказываете услугу большую, чем думаете.

Он нахмурил брови и, держа спину очень прямо, повернулся и вышел широким шагом из комнаты.

– Ах, я знаю, что делаю, – тихо произнесла она, оставшись одна в пустой комнате. – Я тоже хочу, чтобы поймали этого человека, потому что мне надоела эта фальшивая любовная связь.

Она должна приготовиться снова войти в вихрь светской жизни и на этот раз сыграть в высшей степени занимательную роль.

– Сюда, кис, кис, – прошептала она своему отражению в зеркале. Она расстегнула маленькие, обтянутые тканью пуговки на своем костюме для верховой езды. – Приходи и съешь беспомощную птичку.

До прихода Гаррета она еще попыталась спрятать в своей вечерней сумочке нож с жемчужной рукояткой для разрезания писем. Но он оказался слишком длинным, поэтому она засунула его за корсаж между грудей.

– Не забывай, сутулиться нельзя, – сказала она девушке в зеркале. – Это некрасиво, да и уколет больно.

Она обнаружит ублюдка, из-за которого началась цепочка всех этих событий. Она найдет его и вручит Стентону, а потом скроется с их глаз. От всех них.

Покинув спальню, Стентон медленно спустился в холл. Он не мог, не будет позволять себе сожалеть том, что только что попросил сделать Алисию. Она – единственное звено в цепи этих внешне никак не связанных событий и совпадений. Если – Господи, всегда это «если»! – если бы он смог разглядеть правду, он смог бы обойтись без таких опасных планов.

До этого он не может позволить своему постоянно растущему чувству привязанности к ней удержать его от исполнения своего долга. Его утешает, что он смог попросить ее о такой вещи. Конечно, если она лжет и все это лишь фарс, то ничто не потеряно. Если она говорит правду, то они наконец смогут схватить Химеру. И он сможет объяснить все свои действия Алисии.

Уверен, что сможет.

Глава 26

Алисия горячо принялась за выполнение своего задания. Она погрузилась в дневные развлечения, вызывая желание и восхищение мужчин. Она стреляла из пистолета на южной лужайке вместе с другими дамами, проиграла, но только посмеялась над этим. Она побывала там, где находились преимущественно мужчины: комнаты для игры в карты, бильярдные и курительные салоны. Всюду ее появление вызывало восторг. Она разговаривала с мужчинами, женщинами и слугами, пока в горле не пересыхало, – и каждый услышал от нее историю про заговор в «Белой свинье».

Конечно, она приукрасила свой рассказ, назвав грязную пивнушку «придорожной гостиницей», и сама она, по ее словам, якобы прогуливалась по двору. И не было в ее рассказе подробностей о позорных неприятностях с клубничным джемом.

Она была весела, восхитительна, она была всюду, потому что теперь ей нечего было терять. Уиндем считал ее лгуньей. Больше того, Уиндем думал, что она обманула именно его.

Она никогда не избавится от налипшей на нее грязи. Он никогда не будет доверять ей, никогда не будет слышать в ее словах правду, которая в них есть. Она останется леди Али-три-сией до своего последнего часа. Все, на что она могла надеяться сейчас, – что она не потащит вниз вместе с собой своих сестер.

Наконец, устав от улыбок и разговоров, Алисия отправилась в свою спальню, чтобы переодеться к ужину. Она была уверена, что за ужином у нее не будет сил даже обменяться дежурными репликами с соседями по столу.

В комнате было темно и холодно. Где же Гаррет? Какая-то бумажка захрустела у нее под йогами. Не задумываясь, она наклонилась, подняла ее и сунула в карман. Потом вышла в холл и зажгла тонкую свечку от подсвечника, висевшего на стене в нескольких ярдах дальше по коридору.

Из-за холода в комнате она сильнее ощутила усталость и, ожидая Гаррета, дрожала от холода. Потом вспомнила о бумаге, поднятой с пола.

Она достала ее из кармана и развернула в свете свечей. Буквы были узкие, красивые, но написаны так торопливо, как будто писавшего сотрясал гнев – или безумие.

«Ты единственная, кто знает правду. Ты недостойна того, чтобы дышать. Я должен убить тебя. Ты умрешь, а мой план удастся. Я увезу его, и Англия пропадет. Я буду убивать тебя медленно, и ты умрешь, зная, что я победил. Ты будешь плакать и умолять, а я буду слушать и смеяться. Ты сдохнешь, как скулящая сука, истекая кровью в грязи. Я буду смотреть и наслаждаться».

Жестокость, с какой были сказаны эти слова, испугала ее больше, чем сами угрозы. Он наслаждался этим, ублюдок.

Только этого не случится. Доказательство у нее в руках. Теперь Уиндем увидит, что угроза принцу-регенту настоящая и она сама тоже настоящая.

Леди Алисия сунула письмо в карман и побежала к двери. Пробегая по слабо освещенному холлу, она натолкнулась на ливрейного слугу, тащившего корзину с углем.

– Я сейчас вернусь! – крикнула она через плечо. – Найдите мою служанку, пожалуйста!

Мужчина кивнул, и Алисия поспешила дальше, бегом спустившись по парадной лестнице. Она почти сразу нашла Уиндема в комнате для игры в карты. Там были и другие «всадники», и лорд Драйден, который, кажется, вел себя как вторая леди Джулия.

Она остановилась перед столом, обтянутым зеленым сукном.

– Уиндем, это – у меня! У меня доказательство для вас! Он в доме!

Карты разлетелись, все джентльмены разом вскочили.

– Где?

– Я нашла его в нашей комнате, – сказала она, засовывая руку в карман. – Кто-то подсунул его под дверь…

В кармане было пусто. Алисия ощупала шов, хотя знала, что там дырки не было. Она взглянула на Уиндема, взволнованная.

Он уставился на нее с этой ненавистной жесткостью во взгляде.

– Я бежала сюда всю дорогу, – быстро объяснила она. – Оно, должно быть, выпало…

Она повернулась, пошла по своим следам, наклонялась, заглядывала под столы у стен, мимо которых пробегала. Четверо лордов не спеша следовали за ней.

Алисия не нашла ничего, хотя тщательно осмотрела весь путь до слабо освещенного холла у их спальни…

«Слабо освещенный». Никогда раньше холл не освещался единственной свечкой. Лорд Кросс не экономил на свечах из пчелиного воска.

Ее задел слуга, щуплый мужчина, тут же отвернувшийся…

Мужчина, который обчистил ее карман, как уличный вор.

Нет. Она вернулась к Уиндему и остальным, которые стояли, выражая на своих лицах разную степень недоверия.

– Леди Алисия, – мрачно заявил Уиндем. – Я буду ждать до тех пор, пока этот человек не покажет свое лицо. Нет причины мешать проведению расследования.

Она покачала головой, вытянув руки вперед.

– Это правда, клянусь. Он сказал, что убьет меня и будет смеяться, когда я буду умирать. Он сказал, что увезет принца и Англия пропадет.

– При всем уважении к вам, леди Алисия, все это звучит неубедительно. – Лорд Драйден насмешливо потер затылок. – Хотя всем нам будет недоставать принца Георга, не думаю, что Англия без него пропадет.

Все повторялось. Алисия не могла этого вынести. Она повернулась к Уиндему, единственному, на чьем лице ей хотелось видеть веру в ее слова.

– Это правда, милорд. Я могу повторить все, что там было написано, каждое слово. Это было жестокое и злобное письмо, полное безумия…

– Мужчина, которого мы разыскиваем, не сумасшедший, – холодно сказал Уиндем, – умный и жестокий, да, но не сумасшедший. И он не стал бы писать такие детские письма. Вы ошиблись в расчетах, миледи.

У Алисии дыхание перехватило.

– Я… это не…

Уиндем отвернулся от нее.

– Джентльмены, нам нужно закончить игру.

Остальные последовали за ним, хотя, удаляясь, лорд Драйден бросил на нее задумчивый взгляд. Лорд Гринли ненадолго задержался у незажженных свечей, бросил непонятный взгляд на Алисию, потом последовал за остальными.

Ощущая тошноту и едва держась на ногах, Алисия одной рукой оперлась о стену, пытаясь глубоко вдохнуть. Лицо Уиндема…

50
{"b":"4974","o":1}