ЛитМир - Электронная Библиотека

Он засмеялся. Она дразнила его.

– Ты не уехала. Ты здесь. Я чувствую тебя. Ты осталась со мной. Ты любишь меня.

Она целовала его в шею, в грудь. Он чувствовал, как ее жар проникает в его чресла, возбуждает его.

– Нет, – шепнула она, касаясь губами его кожи. – Я не уехала. Я попыталась, но не смогла. Ты об этом позаботился.

Страх пронзил его сердце. Он причинил ей так много вреда…

Он потянулся к ней.

– Останься. Я так сожалею. Я не хотел… я люблю… – Его руки обхватили холодную пустоту, ведь ее здесь не было. – Алисия! – Никого не было рядом, ничего, кроме голого, серого, доставляющего боль одиночества. Навсегда. – Алисия!

Алисия откинулась на стеганые подушки в экипаже Уиндема, сдерживая слезы. Она примерно час назад покинула поместье Кросса, но ей казалось, будто она на миллионы миль удалилась от Уиндема.

Конечно, можно чувствовать себя так же и будучи в одном помещении с Уиндемом, когда он бывал в дурном настроении.

Это не имело никакого значения. Даже самые раздражающие и обидные черты его характера ничего не значили, когда она думала о прекрасном и благородном человеке, скрытом глубоко под внешней оболочкой. Когда он – если – однажды откроет свое сердце, какую-то счастливую женщину ослепит великолепие, скрытое за его осторожным, наблюдающим взглядом.

Лорд Сокол – так назвала его леди Гринли. Как точно.

Глаза у нее жгло, и она подумала, что в ближайшие месяцы ей придется истратить немало носовых платков.

Нет. Она не позволит себе этого. Ее связь с Уиндемом, возможно, плохо продумана, но ошибкой она не была. Но даже если и была, то это самая блестящая и стоящая ошибка. Она не будет всю свою жизнь сожалеть о том, что он не полюбил ее так, как она полюбила его.

Алисия откинула голову на подушку, и слезы потекли по ее вискам, в ее волосы. Он стоит того, чтобы плакать о нем, дьявол побери!

Вдруг экипаж замедлил ход, и Алисия выглянула в маленькое окошко, чтобы узнать, в чем причина. Рядом с экипажем скакал верховой, делая знаки кучеру. Всадник в ливрее слуг Кросса, однако.

Кучер откинул занавеску, чтобы поговорить с ней.

– Что мне делать, миледи? Он говорит, его послала леди Драйден. Мне остановиться?

Джулия?

– Да, остановитесь, пожалуйста.

Когда экипаж остановился, Алисия открыла дверцу, молодой человек спешился и почтительно склонил голову.

– Миледи просила меня передать вам вот это, миледи. – Он вручил ей сложенную записку. – И немедленно привезти вас назад, сказала она.

Алисия взяла записку и развернула ее. Она содержала две строки, написанные элегантным почерком.

«Он сделал свой ход.

Наши мужья исчезли, и Уиндем тоже».

Глава 30

Стентон лежал головой на наковальне, и огромный зловонный кузнец колотил молотом по его вискам.

Нет, подождите… он сидел со связанными за спиной руками и, он был в этом совершенно уверен, храпел.

Он открыл глаза и поморгал. Нет… это храпел Дейн. Гигант сидел, связанный, как и сам Стентон, прислонившись спиной к стене постройки. Храп этого большого человека и звучал как грохот кузнечного молота. Стентону хотелось бы швырнуть чем-нибудь в него, но руки были не свободны.

– Дейн! – Ох, от собственного скрипучего голоса голову пронзила боль. Он попытался шептать. – Дейн!

– Это не поможет.

Стентон с трудом повернул голову и увидел Марка, мутным взором смотревшего на него от другой стены.

– Почему?

Губы Марка дрогнули в слабой улыбке.

– Он глотнул больше дыма, чем мы. Я уже звал его, но только вас разбудил. – Голос у него был такой же скрипучий, как и у Стентона. Марк пожал плечами. – Голос у меня сейчас не очень-то громкий.

Стентон посмотрел в ту сторону, где на своих веревках обвис Натаниэль.

– А что с Нейтом? Почему он еще не пришел в себя?

Нейт пошевелился и открыл глаза.

– Нейт пришел в себя первым, благодарю, – пробормотал он. – Нейту чертовски плохо: вы все храпите так, что крыша может рухнуть. У меня голова не болела так с тех пор, как лошадь меня сбросила, ее Уилла тогда стегнула. – Он огляделся в мрачном сарае. – Но тогда, очнувшись, я увидел более приятную картину, чем сейчас.

– Ох, ах! – Наконец шум заставил и Дейна открыть глаза. И тут же он снова закрыл их. – Ох!

– Ах, слава Богу! – искренне обрадовался Марк. – Наконец-то он перестал храпеть.

– Не разговаривать, – промямлил Дейн, не открывая глаз. – Тому, кто заговорит, смерть.

– Я уверен, что мы и так умрем, Дейн. – Нейт засмеялся, как будто потер наждачную бумагу. – И вы не очень-то грозно выглядите, когда пускаете слюни во сне.

Стентон поджал колени и попытался встать на ноги. Он был связан очень умно: его руки привязали достаточно высоко, чтобы он мог удобно сидеть, но слишком низко, чтобы он мог стоять. Насколько он мог видеть, остальные были в таком же положении.

– Дейн, у вас хватит сил разорвать путы?

Белокурый викинг искоса взглянул на него покрасневшим глазом:

– Я вас ненавижу, Уиндем. Мне просто хочется, чтобы вы это знали.

– Да, хорошо. Но все-таки попытайтесь.

Дейн набрал в грудь воздуха и рванулся вперед. Потянул в одну сторону, потом в другую. Постройка обнадеживающе заскрипела, но столб не поддался.

Стентон вздохнул.

– А вы, Марк? Вы научились каким-нибудь трюкам у этих цыган, которых вы называете своими слугами?

Марк состроил гримасу:

– Это артисты, или ярмарочные клоуны, а цыгане – это совсем другое, и я думаю…

Он подтянул ноги, изогнул спину, и ему удалось сесть на корточки. Он еще долго делал попытки, но лишь покраснел и с трудом переводил дыхание. В конце концов, сдавшись, он снова вытянул ноги перед собой.

– Извините, парни.

Стентон посмотрел на Натаниэля. Натаниэль посмотрел на Стентона:

– Не думаю, что у вас в кармане есть волшебные спички Форсайта. Если бы мы подожгли веревки…

Стентон покачал головой.

– Я их не смог бы достать, даже если бы они там и были. Да и вряд ли огонь был бы кстати, тут вокруг все взрывоопасное.

Натаниэль нахмурился.

– И все-таки наш друг рискнул. Вы не думаете, что мы сейчас в опасности, правда?

Стентон склонил гудящую голову набок и оперся о столб, разглядывая потолок.

– Он развел маленький костер у двери, там было больше дыма, чем огня, как мне кажется. Его можно было просто затоптать, если нужно. Что бы он там ни поджег, это быстро заставило нас лишиться сознания. Не думаю, что он хотел поджечь дверь. – Он состроил гримасу. – Но это не значит, что он не планировал наблюдать за тем, как мы будем умирать в огне, когда загорятся все фейерверки.

Марк засмеялся:

– Непохоже, правда? Кто-нибудь до того времени пройдет мимо. Все, что нам нужно сделать, – это громко закричать и привлечь их внимание.

Дейн открыл глаза.

– Может, да, а может, и нет. И мы все охрипли от дыма. Зрелище скоро состоится. Запал уже на месте, в нескольких ярдах отсюда. К тому времени как кто-нибудь подойдет достаточно близко, чтобы услышать нас, запал уже могут поджечь.

Марк заволновался:

– А наши лошади? Кто-нибудь должен же заметить четырех лошадей, пасущихся рядом.

Дейн осторожно покачал головой:

– Химера – человек обстоятельный. Готов спорить, наши лошади уже в своих стойлах, жуют овес и выглядят так, будто с ними все в порядке. Я поступил бы именно так.

Натаниэль долго обдумывал его слова.

– Хорошо, дьявол побери!

Стентон не потрудился согласиться. Не было смысла рассуждать об очевидном. Если только кто-нибудь не заметил их отсутствия и по какой-то странной логике не решил, что они, значит, заперты в середине сооружения для фейерверка, они на самом деле отправятся в ад.

– Вы знаете, – сказал Марк ликующим голосом, – он полностью промахнулся с Джулией, а она самая опасная из всех нас.

Гринли немного оживился.

54
{"b":"4974","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Твердость характера. Как развить в себе главное качество успешных людей
Наследие
Маленькая женщина в большом бизнесе
День Нордейла
Любовница маркиза
Перфекционистки. Хорошие девочки
Куриный бульон для души. Истории для детей
Частная жизнь знаменитости