ЛитМир - Электронная Библиотека

Алисия покачала головой:

– Мне это и в голову не приходило. Ваша работа требует от вас осторожности. Вы не имеете права быть доверчивыми. Как и Уиндем. – Она отвела взгляд, потом посмотрела на свои руки, снова подняла глаза и встретилась взглядом с Джулией. – Уиндем собирается меня навестить?

Джулия взглянула на Уиллу, которая отрицательно покачала головой:

– Его здесь нет. Он повез тело Химеры в Лондон. Многие не верят в смерть этого монстра, хотят увидеть его труп собственными глазами. Он был дурным человеком и ранил многих из наших.

Джулия выглядела смущенной, но Оливия ухмыльнулась:

– Ну, в меня стреляли, и я должна была умереть…

Уилла потрогала подбородок.

– За мной охотились…

Джулия бросила язвительный взгляд на своих подруг:

– Меня душили…

Оливия склонила голову набок:

– Но только Алисия переиграла Химеру.

Алисия печально улыбнулась, и вовсе не потому, что у нее болел бок.

Стентон не пришел к ней попрощаться.

Когда Алисия проснулась на следующий день, в комнате было темно, только в камине догорали угли. Она осторожно потянулась, застонав, когда почувствовала, как боль тянет рану, и поудобнее села в подушках.

– Вы проснулись.

Низкий голос раздался из кресла у камина. Уиндем встал и пересел на край ее постели. Он был хорош, как всегда, только выглядел усталым и скованным.

Горло у нее сжалось от его взгляда. Что-то неприятное ждало ее, она это чувствовала.

– Вам плохо? Вы все еще страдаете от последствий отравления опиумом?

Он сжал челюсти.

– Нет, я чувствую себя хорошо.

Что же с ним такое? Алисия все больше тревожилась.

– Что-нибудь с другим джентльменом? Все здоровы? Это мистер Форсайт? Мне казалось, что он поправится, несмотря на перебитые ноги, но он такой старый…

Уиндем покачал головой:

– Все чувствуют себя довольно хорошо. Вы спасли нас.

Так что же такое ужасное произошло, что он не может говорить об этом?

– Что-нибудь произошло в Лондоне?

– Моя поездка в Лондон прошла без приключений. Труп графа доставил удовольствие некоторым из наших кровожадных коллег. – Тонкая улыбка искривила его губы. – Премьер-министр решил, что отправить его в вечность ударом ножа в сердце было уместно.

Алисия опустила взгляд на свои руки.

– Ваш злодей был хорошим учителем.

Она подняла глаза и наконец увидела, что он смотрит на нее.

– Да, – сказал он. – Мы все многому научились у него.

Она вздохнула.

– Уиндем, скажите же мне, почему вы выглядите таким мрачным.

Он слабо улыбнулся:

– Я не мрачный.

– Вы выглядите так, будто пришли ко мне, чтобы сообщить, что у вас неизлечимая болезнь и вам осталось жить всего три месяца.

– На самом деле я пришел просить вас стать моей женой.

Она отпрянула назад, испуганная. Он не мог сказать это с выражением такой мрачной решимости на лице.

Это из-за того, что она спасла ему жизнь и он теперь чувствует себя обязанным ей?

Ну, так она спасет их обоих от его извращенного понятия о благородстве.

– Нет!

Глава 35

Стентон почувствовал, как внутри у него все похолодело. Он собирался произнести хорошую речь, но зачем тратить на это силы, если хватит и холодного размышления?

– Не понимаю, почему вы мне отказываете. Я вам многим обязан. Если вы выйдете за меня, то о вашей дурной репутации вскоре забудут. Вашей семье такие родственные связи пойдут только на пользу и… мы оба уже знаем, что в спальне мы вполне совместимы.

Она уставилась на него так, будто он предложил ей съесть ящерицу. Он наклонился вперед. Он должен убедить ее, что это необходимо.

– Я честно верю в то, что вам пошло бы на пользу немного стабильности и респектабельности, Алисия. Вы слишком необузданны, слишком склонны пренебрегать мнением высшего света. Я мог бы вам помочь.

Она, потрясенная, рассмеялась.

– Уверена, вы могли бы это сделать.

Она глубоко вздохнула и посмотрела на него с каким-то новым выражением, которое и согрело, и ранило его одновременно.

– Стентон, я люблю вас. Я сама удивлена, как сильно я люблю вас. – Она долго смотрела на него.

Он выдержал ее взгляд, но ответа она от него не дождалась. Его чувства с самого начала, когда они впервые встретились, пришли в хаотическое состояние. Он слишком погрузился в себя, он не сумел отделить свои любовные ощущения от своей интеллектуальной поисковой работы. То, что, встретив Алисию, он утратил свой таинственный дар, и вовсе лишило его душевного равновесия.

Леди Алисия вздохнула.

– Все, чего я всегда хотела, – оставаться собой. Так что, если я стану леди Уиндем, от меня будут ждать, чтобы я вела себя как ваша маркиза, за мной будут постоянно доглядывать, мне придется до конца жизни ходить медленно и чопорно, а это не в моем характере, мне придется безропотно выслушивать бесконечные, безжалостные слова осуждения, на которые я не смогу ответить. Нет, этого я вынести не в силах. – Она наклонилась вперед, превозмогая на боль. – Один из нас всегда будет ошибаться – разве вы этого не видите? И боюсь, очень похоже, что всегда это буду я. Или вы разрушите меня, или я сама разрушу себя ради вас.

– В каждом браке компромиссы неизбежны. – Стентон не смягчался, не мог смягчиться. Она должна выйти за него. Это решит все проблемы.

– Компромиссы. Слишком мягкое слово для определения этого процесса разрушения человеческой личности. И в чем вы готовы пойти на компромисс, Уиндем? Вы готовы ради меня разрушить стену вокруг вашего сердца?

Она зашла слишком далеко.

– Мое сердце не имеет никакого отношения к нашему браку.

Она резко откинулась назад, как от удара. Потом поджала губы, и на пепельно-сером лице запылали щеки.

– Тогда я освобождаю вас от всех обязательств в отношении меня. Мы заключили сделку, и я поймала вашего заговорщика. Нам нет необходимости иметь что-нибудь общее друг с другом. Уходите, пожалуйста.

– Алисия, я пытаюсь все сделать правильно. – Он потерял контроль над собой. – Вы жестокая, бескомпромиссная…

Леди Алисия обернулась к нему:

– А почему бы мне и не быть такой? Что до сих пор принесла мне готовность идти на компромиссы, кроме несчастий? Когда мои родители врали насчет моего приданого и заставляли меня впустить Алмонта…

Алисия замолчала, у нее перехватило дыхание, лицо потеряло всякое выражение.

Стентон похолодел, вспоминая свою встречу с лордом и леди Сазерленд.

– Они заставили вас сделать это, а потом вышвырнули из дома?

Она смотрела в сторону, но губы ее едва заметно дрожали.

– Алмонт был слишком умен, чтобы его поймали, понимаете? Когда я призналась ему, что приданого у меня нет, прямо после этого он поцеловал меня, сказал, что это не имеет никакого значения, и велел идти спать. К тому времени как я проснулась, Алмонт уже устроил все таким образом, чтобы никто никогда не поверил ни единому моему слову.

Алмонт использовал ее и отделался от нее. Как и ее родители. Вокруг этого было много шума. Свет не поверил ей. Это оказалось заразительным.

Стентон только сейчас ощутил трагичность этого чувства безысходности.

Алисия отвернулась и натянула одеяло до горла.

Он зарычал:

– Алисия…

– Мне кажется, миледи попросила вас удалиться.

Стентон поднял глаза и увидел в дверях Гаррета с подносом в руках и угрозой в синих глазах. Гаррет был чем-то вроде горничной, но Стентон не сомневался, что эта горничная будет сражаться за леди Алисию до последней капли крови.

Он встал и пошел к двери. Гаррет отодвинулся, но, кажется, был полностью готов защищать свою хозяйку, хотя бы чашкой горячего чаю и бисквитами в качестве метательных орудий.

– Гаррет, поговорите с ней. Пусть она поймет…

На этих словах дверь захлопнулась.

Он не знал, что сказать ей. Чего она ожидала? Что он расскажет ей все свои секреты в прекрасных стихах и откроет свое сердце, чтобы она его внимательно прочитала?

61
{"b":"4974","o":1}