ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Книга-ботокс. Истории, которые омолаживают лучше косметических процедур
Эгоизм – путь к успеху. Жизнь без комплексов
Девушка, которая читала в метро
Секрет легкой жизни. Как жить без проблем
Ужасная медицина. Как всего один хирург Викторианской эпохи кардинально изменил медицину и спас множество жизней
Острые предметы
Бизнес х 2. Стратегия удвоения прибыли
Ноу-хау. 8 навыков, которыми вам необходимо обладать, чтобы добиваться результатов в бизнесе
Выйди из зоны комфорта. Измени свою жизнь. 21 метод повышения личной эффективности
A
A

– Я позабочусь, чтобы она извинилась, – выпалила девушка. – Знаю, она поступила ужасно, но, по-моему, вы ведете себя словно упрямый ребенок.

– Не имею понятия, о чем вы говорите, мисс, – недоумевал он. – Но я не могу пошевелиться! У меня ботинки застряли в иле.

– О!

С тоской взглянув на каменные ступеньки, Оливия повернула обратно.

– Нет! – запротестовал Гринли, увидев, что она возвращается. – Плывите к берегу! Вам надо срочно выбраться из ледяной воды.

Оливия стремительно гребла в его сторону, не обращая на его протесты никакого внимания.

– Разве вы не можете вытащить ноги из ботинок? – Лорд смущенно отвел взгляд:

– Они совсем новые и сидят на ноге как влитые. Мне их обычно снимает камердинер.

Оливия усмехнулась, не потрудившись скрыть свое мнение о подобного рода пижонстве. Взглянув на выражение ее лица, Гринли пожал плечами:

– В наши дни все их так носят.

Вот вам и норманнский бог. Единственный мужчина в Лондоне, который ей нравился, оказался тщеславным, непрактичным щеголем. Такое могло случиться только с ней. Он вряд ли нуждался в каких-нибудь ухищрениях, чтобы выглядеть потрясающе.

Стиснув зубы, Оливия протянула к нему руки.

– Вам нужно перестать давить своей тяжестью на ил, – заявила она ему. – Откиньтесь назад и плавно перенесите вес тела на воду.

– Я бы предпочел твердо стоять на ногах, – нахмурился Гринли.

– Нисколько в этом не сомневаюсь, – терпеливо заметила она, хотя очень хотелось сорваться. Ну не могла же она осыпать беднягу ругательствами, когда всю эту кашу заварила ее маменька! – Поверьте, я знаю, о чем говорю, – поторопила она его. – У нас дома, в Дареме, домашний скот то и дело вязнет в иле.

– Домашний скот? – Вид у него сделался немного обиженный, однако он послушно наклонился назад. Оливия поймала его, обхватив за широченные плечи своими окоченевшими руками. Изо всех сил она заболтала в воде ногами, когда лорд начал наваливаться на нее всем телом. На мгновение ей показалось, что она сейчас камнем пойдет ко дну, но тут он сам начал держаться на плаву, покачиваясь в медленном потоке.

– Теперь подрыгайте ногами, – велела Оливия. – Нужно разболтать ил, чтобы он перестал вас засасывать.

Гринли посмотрел на нее довольно сердито.

– Дрыгаете? – не отставала Оливия.

– Дрыгаю, дрыгаю, – буркнул он.

Оливии становилось все труднее шевелить руками и ногами. Тело ее казалось таким тяжелым…

– Одну я освободил! – ликующе воскликнул он, раскинув руки, чтобы удержать равновесие.

Оливия слишком медленно двигала ногами. Из-заего резкого движения она сначала ушла под воду, потом собрала все силы, чтобы всплыть обратно на поверхность. Зубы ее больше не стучали, но мозг напоминал вязкую кашу. Откуда-то из глубин своего сознания ей удалось извлечь сведения о том, что это плохой знак.

Гринли взмыл вверх прямо в ее объятиях.

– Я свободен! – Он притянул ее к себе огромной ручищей, осмотрительно перебирая в воде ногами, чтобы снова не коснуться дна. – Мисс?

Оливия закрыла глаза. Веки ее настолько отяжелели, что она не могла их поднять. Оливия слишком замерзла, чтобы спасать себя теперь, когда она спасла его.

– Мисс!

Будучи одним из самых перспективных холостяков в Лондоне, Дейн Колуэлл, виконт Гринли, уже отчасти привык спасать барышень. По правде сказать, они, вероятно, сыпались с неба и приземлялись у его ног вследствие самых разнообразных казусов.

Как-то раз он спас мисс Уэйверли, на которую чуть не наехала телега с торфом. Хотя непонятно, почему она стояла посреди мостовой как раз в тот момент, когда он выходил из дома. Однажды он спас мисс Мортон. Вплетенные в ее волосы ленточки вдруг каким-то таинственным образом опутались вокруг ветки, когда он гостил в имении Тигарденсов. Такие вот необычайно длинные были ленточки! Совершая на прошлой неделе ежедневную верховую прогулку по Гайд-парку, он выхватил мисс Хакерман из седла внезапно взбунтовавшейся лошади, хотя лошадь вела себя вполне смирно до того, как Дейн приблизился к ней. Очевидно, он как-то странно влиял на скакунов юных леди, ведь ему постоянно приходилось спасать барышень от подобной напасти.

Сезон уже почти закончился, и светские мамаши начинали впадать в самое настоящее отчаяние. Знай почтенные дамы, что Дейн твердо решил жениться в этом году, они, вероятно, воспрянули бы духом. В конце концов, ему уже перевалило за тридцать. Деньки бурной молодости остались далеко позади, и человеку с его обязательствами требовалась скромная, сдержанная, благовоспитанная хозяйка дома и мать его детей. Поэтому Дейн взирал на все эти тщетные попытки заарканить его с благодушным терпением.

В конце концов, перспектива встретить подходящую девушку, выхватив ее из-под колес фургона с торфом, вовсе не была лишена вероятности. К сожалению, все эти мисс Уэйверли, Мортон и Хакерман не производили на него впечатления уравновешенных особ, потому что после спасения они начинали биться в излишне бурном истерическом припадке. И все же Дейн надеялся до конца сезона найти барышню, наделенную чуть большим здравомыслием.

И вот теперь, когда юная леди свалилась в Темзу прямо у него на глазах, Дейн не долго думая спрыгнул с лошади и нырнул в реку рядом с барахтающейся в воде мисс.

Вот только эта самая мисс почему-то не нуждалась в спасении. По крайней мере до тех пор, пока чуть не окоченела, спасая его.

Дейн нес ее на руках по поросшему травой берегу Темзы, но не был уверен, что не нарушает приличий, прижимая ее к себе так близко. Мамаша безжизненной девушки только теперь догадалась сбежать с моста на берег. Она театрально заламывала руки в несколько чрезмерном приступе паники. Похоже, с ней не было ни одного слуги.

Дейн плотнее завернул в насквозь промокший сюртук свою продрогшую спасительницу. Он всегда старался проследить, чтобы его… э-э-э… барышень окружили надлежащей заботой после пережитых ими испытаний, но похоже, поблизости не было никого, кто бы позаботился вот об этой барышне.

Сознание не совсем покинуло девушку, но Дейна очень беспокоило, что она так сильно замерзла. Гринли сам продрог до костей, а он был куда крупнее юной дамы, которую держал на руках.

Подняв глаза, лорд обвел взглядом собравшуюся толпу. Где были все эти люди, когда они оба бултыхались в Темзе? Он наугад выбрал неприметного с виду молодого человека.

– Эй ты! – крикнул Дейн. – Сбегай-ка за наемным экипажем! Да поживее!

Парень поспешно кивнул и бросился бегом к мостовой. Гринли посмотрел на даму, которую мысленно окрестил «мамашей из ада», и попытался ободряюще улыбнуться ей. Но та зашлась в новом приступе рыданий и бессвязных причитаний, вцепившись в него сбоку мертвой хваткой. Похоже, она чувствовала за собой какую-то вину. Дейн прислушался на мгновение в надежде, что дама хоть как-то намекнет на то, кто они с дочерью такие. Или хотя бы прольет свет на происшедшее, или вообще сообщит что-нибудь полезное.

Но поскольку со стороны мамаши не донеслось ничего вразумительного, Дейн махнул на нее рукой.

На газоне остановился обшарпанный экипаж. То был довольно жалкий образчик, и вдобавок тесный, но Дейн был не в том настроении, чтобы обращать внимание на всякие мелочи. Он велел неприметному молодому человеку погрузить мамашу в карету, а сам занялся девушкой. Разместившись в тесной карете, Гринли устроил леди у себя на коленях, по-прежнему сжимая ее в надежном кольце своих рук.

Вероятно, ему надо было устыдиться, что от его внимания не ускользнули ни пышная, кровь с молоком фигура девицы, ни то, как уютно она пристроилась у него на груди. Юные леди в большинстве своем стремились к изящной легкости. Было приятно находиться в такой близости от столь крепкотелой особы. На ощупь она казалась довольно… прочной. Гринли всегда делалось как-то не по себе, когда он слишком близко подходил к наиболее изящным представительницам высшего света. Здравый смысл подсказывал ему, что он вряд ли раздавит их в лепешку во время танца, но воображение рисовало множество ужасных картинок.

2
{"b":"4975","o":1}