ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Ах, миледи! – воскликнула Петти. – Вы будете как картинка!

Из рук камеристки до самого пола струился искрящийся поток небесно-голубого шелка, ниспадавший от короткого лифа с низким вырезом и прелестными цельнокроеными рукавчиками.

Оливия охнула, прикрыв рот ладошкой. Перед ней был наряд богини. Маменька в жизни бы не заказала для нее ничего подобного.

– Я разыщу эту модистку и зацелую до потери чувств, – пообещала Оливия.

Петти, понимавшая разницу между хорошим вкусом и вкусом леди Челтнем, энергично кивнула:

– Да, эта дама своего не упустит. Лучше сшить наряд, в котором богатая виконтесса будет ослепительна, чем угодить бедной графине.

Пару минут спустя Оливия повернулась к зеркалу.

– Вот это да! Петти, я не просто ослепительна. – Петти кивнула:

– Да, миледи.

Она широко улыбнулась камеристке:

– Я произведу фурор! Дейн остолбенеет.

– Его сиятельство и не узнает, что его так сразило, – ухмыльнулась в ответ Петти.

Вдруг улыбка сбежала с лица девушки; она отвернулась и занялась подолом платья. Оливия вздохнула. Что тут можно было сказать? Дейн никогда ее не полюбит. Это просто глупые фантазии, но сказать ей об этом – только ранить еще глубже.

Лгать Оливия не хотела, поэтому просто промолчала. И все же ей взгрустнулось от того, что дух товарищества так быстро угас. Тем временем Петти сняла с нее платье и уложила его в дорогу.

Оливии стало жалко девушку. Та явно чувствовала себя не в своей тарелке.

– Петти, сходи посмотри, не нужна ли миссис Хафф помощь. И напомни, чтобы она обязательно взяла в дорогу кулечек снадобья. Я распоряжусь, чтобы кухарка в гостинице приготовила ей отвар.

Петти кивнула и поспешно ретировалась, ни разу не подняв глаза.

До чего приятно побыть в тишине после суматошного дня! Оливия плюхнулась в кресло у камина и зевнула во весь рот. Прошлой ночью она почти не сомкнула глаз. Девушка улыбнулась, собираясь вздремнуть в кресле. Петти скоро вернется, так что можно было с пользой провести эти драгоценные минуты одиночества.

В углу огромного кресла она повернулась на бок и свернулась калачиком. Первую ночь она провела именно здесь. Дейн, сидя в этом кресле, держал ее тогда на коленях. Жаль, что люди не берут с собой огромные мягкие кресла, когда едут в Шотландию…

Дверь распахнулась. В комнату влетела Петти. Глаза у нее были круглые, как блюдца.

– Миледи, там вас просит какой-то молодой человек! И такой красавчик – закачаешься!

Оливия зарылась поглубже в подушки.

– Скажи, что я уже замужем.

Петти почтительно, но настойчиво тряхнула ее за плечо:

– Миледи, по-моему, это слуга высшего ранга. И ему нужна работа. О, миледи, пожалуйста, наймите его! Ну пожалуйста!

Оливия приоткрыла глаза.

– Слуга, который просит, чтобы я взяла его на работу? – «Странно, я не давала никаких объявлений. А Петти-то чего так всполошилась?»

Одного любопытства было достаточно, чтобы с Оливии слетела всякая дремота. Кроме того, встретиться с этим образцом мужской красоты определенно интереснее, чем укладывать чемоданы.

Несколько минут спустя Оливия приняла юношу в третьей гостиной. Очевидно, миссис Хафф сочла, что этот посетитель не заслуживает ни первой, ни даже второй. Но незнакомец и впрямь был хорош собой: светловолосый, голубоглазый, к тому же с весьма приятными манерами. Правда, на ее вкус он был слишком молод и худосочен. И ростом был с нее, и все время делал такое страдальческое лицо…

Но Петти глаз не могла оторвать от юноши. Оливия заметила, что она то и дело украдкой бросала на него любвеобильные взгляды.

– Итак, мистер Самнер, с чего вы решили, что мне нужен слуга? Пожав плечами, парень устремил на нее печальный взгляд:

– Я лишь надеялся, миледи. Услышал, что вы вышли замуж. Подумал, что раз домочадцев у лорда Гринли прибавилось, то, вероятно, не помешает и пара лишних рук. – Он вздохнул. – Знаю, с моей стороны было слишком самонадеянно прийти сюда. Но лорд Уолтер всегда выслушивал человека, коли тот нуждался в работе. Вот я и подумал…

Оливия подняла руку:

– Лорд Уолтер? Вы служили у моего брата?

Юноша энергично кивнул, нервно крутя в руках шляпу:

– Да, миледи. Я два года служил у его сиятельства камердинером, до самой его смерти. – Он часто заморгал, словно прогоняя слезы. – Хорошее было время. Мне недостает его сиятельства.

«Камердинер, который видел, как погиб Уолтер? Единственный свидетель его кончины?» Оливия резко встала.

– Никуда не уходите.

Она вышла, нисколько не заботясь о том, что Петти осталась в гостиной. Пусть себе влюбляется. В два счета Оливия очутилась перед дверью кабинета, но заколебалась. Дейн ясно дал понять, что не любит, когда его беспокоят. С другой стороны, она понятия не имела, можно ли ей брать слуг по собственному разумению. Обычно прислугу нанимала миссис Хафф, и Оливия предпочла спросить Дейна, чем спорить с грозной домоправительницей.

Она легонько постучала в дверь.

– Войдите.

Оливия сразу заметила, что Дейн в одиночестве просматривает какие-то документы. Когда она подошла поближе, он небрежно сунул их под стопку промокательной бумаги. Честное слово, неужели они считают ее шпионкой?

Разумеется, их осторожность только разжигала ее любопытство, но леди должна держать себя в руках, а Оливия, конечно, была леди.

К тому же пришла она по делу. Нужно было выяснить, что на самом деле случилось с Уолтером. И почему он водил дружбу со всяким сбродом. И как так вышло, что он утонул, будучи отменным пловцом.

– Дейн, можно мне нанять слугу? – Виконт откинулся в кресле и улыбнулся:

– И вам добрый день, миледи. – Оливия вспыхнула.

– Прости. Как дела?

Склонив голову набок, Гринли игриво выгнул бровь.

– Извини, я немного устал. Вчера никак не мог уснуть, все что-то мешало…

Она еще сильнее залилась краской.

– Тише, Дейн, – смущенно шикнула она. – Как можно! Ведь день на дворе!

Виконт запрокинул голову и расхохотался:

– Прекрасно. Стало быть, у нас строго деловой разговор. Так зачем тебе понадобился слуга? У меня целый штат прислуги.

Оливия кивнула:

– Да, но все они работают на тебя да на Гринли. Мы же отправляемся в путешествие. Вот я и подумала, что личный слуга придется мне как нельзя кстати. Он поможет Петти приглядывать за моими вещами, и тяжести будет кому таскать.

– И тебе его жалко?

– Ну да. Он два года служил у моего брата, а теперь остался не у дел. Я с ним ни разу не встречалась. Он жил в Лондоне, когда Уолтер гостил в Челтнеме. Но я слышала о нем только хорошее.

– Знаешь, жалость – не лучший советчик в найме прислуги, – вздохнул Дейн.

– Знаю. После смерти брата мои родители должны были предоставить ему рекомендательные письма, но почему-то не предоставили.

С ее стороны наивно было полагать, что хороший слуга только поэтому будет месяцами болтаться без дела. Надо побыстрее выяснить всю подноготную парня. Дейн взял это на заметку. С легкой руки Химеры он стал настороженнее относиться к английским слугам.

– Можешь принять его на испытательный срок. Если в пути от него не будет никакого проку, я оставлю его на обочине.

На щеках у Оливии заиграли ямочки.

– Нет, не оставишь. – К его удивлению, она бегом обогнула стол. – Ты душка!

Оливия наклонилась и торопливо чмокнула Дейна в щеку, окутав благоуханным облаком, смешанным из аромата розовой воды и запаха женщины. Виконт успел заглянуть в лиф ее платья и остался весьма доволен.

«Черт, фигурка у нее – высший класс!»

Леди Гринли выпорхнула из комнаты, предоставив Дейну бороться с новой волной похоти. А ведь ему только-только наконец-то удалось выкинуть из головы мысли о прошлой ночи и сосредоточиться на главной задаче. Надо было срочно уговорить принца-регента принять участие в его маленьком заговоре…

Глава 16

– Но я терпеть не могу Шотландию! – капризным голосом объявил на следующий день принц-регент Дейну с Соколом в своих личных апартаментах. – У меня от тамошней холодрыги на заднице высыпает простуда. Лучше я проведу осень в Брайтоне.

33
{"b":"4975","o":1}