ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– В таком случае спаси меня, – прошептал Гринли, запечатлев на ее устах нежный поцелуй.

Улыбнувшись, она крепко поцеловала его в ответ.

Вода в ванне совсем остыла, а подернувшиеся пеплом угли еле тлели. В какой-то момент Оливия бесцеремонно сбросила ногой пеньюар на пол. Наверное, это случилось тогда, когда руки Дейна, умело управлявшиеся с услаждающим плоть жезлом, довели ее до самозабвения. И комната огласилась ее криками…

Но неожиданно она затихла в его объятиях. Лицо ее раскраснелось, веки смежил глубокий сон. Дейн осторожно убрал непослушную прядку волос, прилипшую к ее щеке. Она снова отдала ему всю себя без остатка, не выставляя никаких счетов, не пускаясь ни на какие уловки ради собственной выгоды.

Никогда Дейн не встречал подобных женщин.

Она была такой великодушной, такой искренней, что он чувствовал себя лжецом. Он купил ее, как покупают племенную кобылу для улучшения породы. Он водворил ее в своем доме, в своей постели, точно любовницу, и целыми днями не замечал ее. А снисходил до нее только тогда, когда того требовала его похоть или самолюбие. К тому же жестоко ее обидел, оскорбил и напугал.

А ведь его чувства к ней были гораздо глубже. Она вызывала в нем и уважение, и восхищение, и нежность, и…

Была ли то любовь или просто наваждение?

Эмоции, которые Дейн так долго сдерживал, взыграли в нем, грозя своим мощным напором разорвать ему грудь. Похоже, к нему возвращалась способность чувствовать.

И.ему это ой как не нравилось!

Как он будет выполнять свои обязанности, зная, что в любой момент может расчувствоваться и свернуть с намеченного пути? Ему невыносимо было осознавать, что сердце стало его уязвимым местом.

Почувствовав, что он напрягся, Оливия проснулась и вопросительно посмотрела на него из-под полуопущенных ресниц.

Дейн замер.

– Пожалуй, пойду-ка я проверю, готовы ли кареты с лошадьми, – натянуто вымолвил он. Разомкнув ее объятия, виконт соскользнул с другого края кровати. – Спи, завтра увидимся.

Оливия осталась одна, оцепеневшая и растерянная. Она даже не поняла, зачем ее муж, этот воплощенный гордиев узел, выбежал из комнаты, словно она высыпала на него ведро раскаленных углей, а не плеснула водой.

– Горячо. Холодно. Горячо. Холодно. – Леди Гринли откинулась на подушки, широко раскинув опустевшие руки. – Боже, пожалуйста, пошли мне меч!

Александр Македонский разрубил мечом замысловатый узел, над которым бились тысячи фригийцев. Оливия собиралась использовать более тонкий ход.

Правда, сначала надо было его придумать.

Глава 19

На следующее утро Оливия скучала в карете. Слуги носились туда-сюда, убирая вещи в кареты и закрепляя поклажу. Все, казалось, четко знали свои обязанности. Должно быть, раньше Дейн часто проделывал этот путь. Из разговора с миссис Хафф Оливия поняла, что прежний виконт предпочитал Керколл Гринли. Дейн тогда навещал отца при каждом удобном случае.

Но вот настал момент, когда Дейн с Маркусом отделились от общей суматохи и зашагали к карете. Оливия тотчас откинулась на спинку сиденья и оправила юбки, приготовившись встретить мужа улыбкой. Она не знала наверняка, чем было вызвано вчерашнее смятение Дейна. Может, ее поведением или чем-то еще, но теперь Оливия решила не делать ничего, что могло бы усугубить это положение. Она будет держаться любезно, с достоинством и грацией, как и полагается виконтессе Гринли.

Уолтер любил говорить, что каждый день – это все равно что чистый лист бумаги. Сегодня она не даст Дейну ни малейшего повода сожалеть о своем выборе. Нынче он увидит исправившуюся Оливию.

Когда Дейн подошел к карете, лакей поспешил открыть ему дверь, но виконт только просунул голову внутрь.

– Пожалуй, я сегодня снова поеду верхом, дорогая. Маркус составит тебе компанию.

Оливия почувствовала, как улыбка начинает сползать с ее лица. И только усилием воли она нацепила ее обратно.

– Конечно, целый день на свежем воздухе… я вам даже завидую, милорд. Вы наверняка получите огромное удовольствие. – Оливия послала свою вымученно-любезную улыбку лорду Драйдену. – Яохотно поеду вместе с вами, Маркус. Мы всласть повеселимся, не правда ли?

Криво улыбнувшись, Маркус кивнул, забрался на подножку кареты и уселся напротив нее. Ну разумеется. Он уже ехал с ней вчера, когда она была немного не в духе. Оливия заулыбалась еще лучезарнее.

– Нынче мне гораздо лучше, – сообщила она. – День такой солнечный, к тому же вечером мы прибудем на место. Мне не терпится увидеть Керколл.

– К вечеру поднимется ветер. Мы будем гнать изо всех сил, чтобы успеть до того, как погода испортится. – Дейн удостоил Оливию кивком. – Увидимся позже.

С этими словами он захлопнул дверцу и зашагал к своему скакуну. Его прекрасное тело было так напряжено, точно сжатая пружина. И похож он был на огромного кота, которого так и распирает от желания прикончить какую-нибудь зверушку.

Оливия с трудом оторвала взгляд от созерцания спины Дейна и увидела, что Маркус тоже чем-то озабочен. Тут он улыбнулся и откинулся на бархатные подушки.

– И чем же нам занять время, миледи? Вы любите анаграммы?

Игры в слова. Оливия с трудом удержалась, чтобы не состроить гримасу, и степенно кивнула:

– Как вам угодно, милорд. Я начну? – Лорд Драйден любезно кивнул.

На ее лице мелькнула улыбка.

– Давай-ка, сестра, мусс.

Маркус долго сидел с закрытыми глазами.

– Давай, сдавай… – бормотал он, широко раскрыв глаза. И вдруг он громко рассмеялся.

– Сдавайтесь, Маркус! – Но тот никак не унимался.

– Похоже, мне встретился достойный противник. Отлично, теперь вы выбирайте игру.

– Ладно. – Она поджала губы. – Есть одна такая игра под названием «Расскажите мне забавные истории о моем муже».

Маркус заговорщически улыбнулся:

– У меня их предостаточно. Так, посмотрим. Однажды он спрыгнул с моста, чтобы спасти одну юную леди…

Склонив голову набок, Оливия скептически посмотрела на Маркуса:

– Это я его спасла. У него ноги увязли в иле, как у старой клячи. Драйден нахмурился:

– Стало быть, эта история вам известна. К сожалению, я не догадался, что той девушкой были вы.

Она моргнула.

– Той девушкой? А что, были другие?

– Приготовьтесь слушать, миледи! – ухмыльнулся Маркус.

Оливия устроилась поудобнее, положив ноги на подушки и поджав их под себя. Раньше эту позу она принимала всегда, когда слушала рассказы Уолтера.

– Выкладывайте, – нетерпеливо сказала она.

Дейн скакал впереди в нескольких ярдах от кареты. Расстояние слишком близкое, чтобы веселый смех, доносившийся изнутри, не достигал его ушей.

Маркус всего лишь развлекал ее, как он и попросил. Но как тут можно собраться с мыслями, если рядом звенит этот переливчатый смех? И сразу замаячили перед глазами ее улыбка, губы, поцелуи…

А он должен был думать только о своей миссии, о неотложном и важном деле, которому подчинена теперь вся его жизнь. Непозволительно, чтобы женщина, какой бы притягательной она ни была, отвлекала внимание самого Льва и лишала способности здраво мыслить.

Ввысь взмыла еще одна заливистая трель, и сердце Дейна сладко затрепетало. И он вдруг понял, что все его попытки сосредоточиться с треском провалились. Обаяния Маркусу сегодня явно было не занимать, но Дейну это явно не понравилось.

А то, что это ему не понравилось, не понравилось ему еще больше.

К тому времени как кареты подкатили к воротам Керколла, вся их честная компания выбилась из сил, с нетерпением ожидая конца путешествия.

Уже поджидавший их привратник послал впереди карет людей с факелами. Те бежали, освещая им путь в сгущающихся сумерках. Пока они ехали, Оливия то вступала в ничего не значащий разговор с Маркусом, то снова умолкала. Под конец она свернулась калачиком на своем сиденье и уснула. Не слишком-то подобающий поступок для виконтессы, но, в конце концов, рядом был всего лишь Маркус. Он был все равно что Уолтер, до того ей с ним было легко и свободно.

40
{"b":"4975","o":1}