ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Битва за Скандию
Дмитрий Донской. Империя Русь
Беглец/Бродяга
С мечтой о Риме
Свободная. Там, где нет опасности, нет приключений
Обыграй дилера: Победная стратегия игры в блэкджек
Зови меня Шинигами
Стать смыслом его жизни
Шум пройденного (сборник)
A
A

Приняв предложенную лакеем руку, Оливия вышла из кареты и поискала глазами Дейна. Его трудно было не заметить. Вокруг него бурлила кипучая деятельность, а он стоял и руководил этим хаосом, сумев придать ему какую-то упорядоченность.

Маркус взял Оливию под локоток.

– Я провожу вас в дом. Я бывал здесь пару раз и знаю, как тут все устроено.

Замерев от величия Керколл-Холла, Оливия вдруг спросила:

– И почему его не называют замком?

Это был самый настоящий замок. Темные каменные стены высились, переходя в круглые башенки, смутно различимые в серой туманной дымке, расстилавшейся над самой землей. Узкие и высокие окна смотрелись так, словно в эту самую минуту за ними притаились лучники с арбалетами наготове.

При свете дня дом показался просто огромной громадой, но в это время суток он выглядел скорее таинственно. Оливия улыбнулась Маркусу:

– Как чудесно! Я буду девицей из замка, а вы – рыцарем.

– Если я рыцарь, то кто же тогда Дейн?

Оливия перевела взгляд на Дейна, который за весь день не обменялся с ней и десятком слов.

– Дракон? Тролль? – Она с улыбкой повернулась обратно к Маркусу. – Великан?

Драйден запрокинул голову назад и расхохотался. Оливия заметила, что Дейн впервые повернул голову в их сторону. Выражение его лица нельзя было разобрать отсюда, но он явно не улыбался.

Но Оливия все равно улыбнулась и радостно помахала ему рукой. Пусть у него и плохое настроение, однако это еще не повод, чтобы не радоваться долгожданному прибытию в Керколл-Холл.

Тут она увидела, что в карету залезает лакей, собираясь вытащить оттуда разные мелочи, которые они брали в дорогу. Оливия вздрогнула.

«Там же ящичек с жезлами!»

Стрелой пронесшись сквозь шеренги слуг, вносивших в дом многочисленные свертки и дорожные сундуки, она перехватила юношу, когда тот с полными руками вылезал из кареты.

– Я сама возьму мой… ящичек с косметикой. – Парень оглядел свою ношу:

– Простите, миледи, по-моему, у меня его нет. Да, так оно и было.

Вскарабкавшись в карету, Оливия принялась шарить под сиденьем. Она же точно засунула его в этот угол…

Пусто. Может, он перекатился на другую сторону во время путешествия? Оливия опустилась на колени и тщательно обыскала пространство под сиденьем.

О нет!

У Оливии сердце ушло в пятки. Она развернулась на четвереньках и запустила руку под другое сиденье. Пусто.

Выскочив из кареты, она разыскала Самнера.

– Самнер! Ты уже отнес в дом мою косметику? – Юноша устремил на нее флегматичный взгляд.

– Такой резной ящичек? Нет, миледи. Я не видел его с тех пор, как загрузил вашу карету в Лондоне.

Оливии стало дурно. Что, если кто-нибудь его откроет? Она так настаивала на том, чтобы нести ящичек самой. Вся прислуга наверняка поняла, что он принадлежит виконтессе.

Стоп. Не надо волноваться. Она заставила себя сделать глубокий вдох. Слуги знают, что ящичек принадлежит ей. Следовательно, в конце концов он обязательно окажется в ее комнате. Целый и невредимый. Как-никак она леди Гринли. Никто не станет рыться в ее вещах.

Но все же лучше поскорее найти свою комнату, пока Петти не начала разбирать ее багаж.

Оливия снова отыскала Маркуса, и тот показал ей дорогу в спальню. По традиции именно в ней останавливалась виконтесса. Там уже хозяйничала Петти, вовсю орудуя платяной щеткой и раздавая указания сестрицам, чтобы те подготовили комнату в соответствии с ее высокими требованиями.

Оливия окинула спальню взглядом и даже разобрала, а потом заново сложила стопку шляпных картонок, но ящичка и след простыл. И ничего нельзя было поделать.

– Петти, тебе не попадался на глаза ящичек? – Она развела руки на длину ящичка. – Примерно-вот такого размера?

Петти даже не посмотрела в ее сторону, продолжая встряхивать платья.

– Тот подарок от миссис Б.?

– П-подарок? Ты… э-э-э… ты заглянула внутрь? – Петти подняла голову, хмуро уставившись на Оливию.

– Разумеется, нет, миледи. Он был заперт. – Оливия сделала вдох.

– Точно. Заперт. То есть исключено, что кто-нибудь туда заглянет?

Петти, Летги и Хетти разом повернулись к ней и странно на нее посмотрели.

«М-да, ошибочка вышла!»

Оливия развела руками, признавая свою вину:

– Просто… там подарок для его сиятельства. Мне надо его найти во что бы то ни стало.

В комнату вошел Самнер, в руках он нес груду всякой всячины, которая угрожала свалиться на пол. Сладко улыбаясь, Петти бросилась ему на помощь, растолкав локтями сестер.

– Вы нашли свою косметику, миледи?

К счастью, Петти так увлеченно строила глазки, что не заметила зияющую брешь в рассказе Оливии.

– Э-э… нет. Пожалуйста, проверь остальные комнаты. – Самнер удивленно заморгал:

– Что, все?

Оливия прикусила губу, чтобы не потерять самообладания.

– Ну, можешь прекратить поиски, как только найдешь пропажу. Это тебя устраивает?

Самнер стремглав выбежал из комнаты. Оливия паниковала, уговаривая себя: «Ящичек, конечно, заперт. Никто не заглянет внутрь. Самнер ищет».

Она очень надеялась, что все обойдется. Ей очень не хотелось рассказывать Дейну, что по Керколл-Холлу путешествует ларец, битком набитый старинными костяными пенисами.

Дейн наконец оставил поле деятельности, которое на самом деле находилось в ведении миссис Хафф с Кинсуортом, и предоставил прислуге заниматься своими обязанностями. Хозяйственные заботы на несколько часов освободили его от необходимости разговаривать с Оливией и Маркусом. Теперь уже было поздно. Скорее всего ему не придется ни с кем разговаривать до завтрашнего утра. А там прибудут гости, разойдутся по своим комнатам, будут готовиться к Охотничьему балу, который состоится завтра вечером.

В его голове вдруг мелькнула мысль, что он так и не узнал, какие увеселения приготовила Оливия. Впрочем, какая разница? Какой бы званый вечер принц-регент ни удостаивал своим присутствием, он тотчас становился главным героем. Он всех умел заразить своим энтузиазмом, касалось ли то еды, питья или флирта.

Дейн переступил порог спальни и застыл на месте. В его комнате было холодно и темно, мебель по-прежнему покрывали пыльные чехлы. Он стоял сейчас в своей, старой комнате, куда его когда-то переселили из детской.

Теперь Дейн – хозяин Керколл-Холла. Он развернулся и вышел из пустой комнаты.

Хозяйская спальня располагалась в другом коридоре. Отыскав комнату, которая раньше служила спальней его отцу, он бросил взгляд на соседнюю дверь. Должно быть, Оливия уютно устроилась за этой дверью. Бедняжка явно намаялась за день. Шутка ли – столько веселиться с Маркусом!

Конечно, он догадывался, что ведет себя как ребенок. Ведь это он сам попросил Маркуса составить ей компанию. Правда, Маркус вовсе и не думал отказываться…

Дейн тряхнул головой, отгоняя назойливые мысли. Он слишком долго был Львом, и теперь ему повсюду мерещатся заговоры.

Дейн вошел в хозяйскую спальню. Комната была залита светом, в камине весело плясал огонь, и все следы отцовского пребывания здесь давно были уничтожены. Теперь это была просто еще одна комната.

С кабинетом, однако, все обстояло куда сложнее. Дейн был уверен, что стоит ему туда зайти, как он увидит отца, увидит его лежащим, сломленным и опустошенным, сжимающим в руке дымящийся пистолет.

Пожалуй, он вообще не будет туда заходить. Запрет и будет пользоваться другой комнатой. В конце концов, кабинет – это просто комната с письменным столом.

Размашистым шагом Гринли подошел к туалетному столику, быстро ослабил узел галстука и снял его с себя. Куда, черт возьми, подевался Проффит?

Дейн самостоятельно переоделся, натянув халат. Ему очень хотелось хлеба с сыром и чаю, но в коридоре не было ни души. Все слуги словно испарились. И Дейна охватило жуткое чувство, будто он попал в чужой дом.

– Проффит! – рявкнул он в пустой коридор. Позади него отворилась дверь.

– Слуги заняты.

41
{"b":"4975","o":1}