ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Думаю, он нас очистил от шкурки и выпотрошил. Мысленно, – сказал Георг, бросив взгляд туда, где стоял Дейн. – Меня-то уж точно.

Леди Гринли решила переменить тему.

– Вы заметили, что на балу нет юных барышень, кроме мисс Хакерман?

Принц посмотрел на нее странным взглядом:

– Да, я обратил на это внимание.

– Чудно, не правда ли? – рассеянно молвила Оливия. Увидев, как. насупился Дейн, она сделала для себя одно удивительное открытие. Его уязвило, что она была с Георгом. Точно так же ему не понравилось то, что она слишком близко стояла к Маркусу.

Сдержанный Дейн был задет за живое.

Оливия радостно улыбнулась Георгу, а тот, удивившись, широко улыбнулся в ответ. Если она права, то сегодня обязательно пойдет к Дейну, чтобы наконец-то слиться с ним воедино.

Итак, пятый жезл пропал: Впрочем, это не имело большого значения. Жезлы не доставили ей особых мучений. Она была уверена, что сможет принять Дейна, если проявит терпение и осторожность.

При мысли о том, чтобы снова очутиться в его объятиях, Оливия вздрогнула. Когда зазвучали последние аккорды вальса, она повернулась к Георгу, чтобы поблагодарить его за внимание и поддержку. Она хотела сказать ему, что ей надо разыскать мужа.

В этот миг двери бального зала распахнулись. В комнату ввалилась толпа полуголых женщин. На плечах они несли паланкин, на котором восседала усыпанная цветами обнаженная девица. По всей видимости, она изображала девственную жертву богам. Ее костюм состоял в основном из белых цветов. Похоже, кроме цветов, на ней вообще ничего не было! А вот и обещанные миссис Блайд увеселения.

Когда Дейн увидел, что его жена задрожала в объятиях принца-регента, он понял, что с негр хватит. Выплеснув содержимое стакана в горшок с пальмой, он вышел из бального зала.

Маркус нагнал его в коридоре.

– Дейн, ты осел. – Гринли не остановился.

– Спасибо за комплимент. Я ужасно тронут. – Маркус схватил Дейна за рукав:

– Я не отбивал ее у тебя. Я даже не заигрывал с ней! Я… я просто представил. Только на миг, что могло быть, если бы она спасла меня, а не тебя. – Дейн круто развернулся.

– Она тебе об этом рассказала? – Маркус закатил глаза:

– Дейн, она только о тебе и говорит! – Он всплеснул руками. – Мне пришлось целый день сидеть с ней в карете и выслушивать бесконечное перечисление твоих достоинств. Поэтому я полюбопытствовал, каково это, когда женщина до такой степени от тебя без ума. Вот и все. Тут и говорить не о чем. Оливия считает меня… – Он потер шею. – Я напоминаю ей брата, – буркнул он.

Дейн пристально посмотрел на друга:

– Да, ты и вправду смахиваешь на… любящего братца. – Маркус взглянул на него исподлобья:

– Ничего подобного. Я весьма опасный тип.

– У тебя слабоватая реакция на удар слева. Не ожидал, что уложу тебя с одного маху.

– Да я тебе поддался, – запротестовал Маркус. – Я получил по заслугам. – Он потер челюсть. – Просто я не рассчитывал, что ты врежешь мне со всей мочи.

Дейн пожал плечами, но на душе у него полегчало. Может, Оливия и обнимается с принцем-регентом, но он хотя бы не разругался с лучшим другом.

– Так ты собираешься преподнести Оливию его высочеству на блюдечке с голубой каемочкой? Вы женаты-то без году неделя!

– Восемь дней, – угрюмо поправил Дейн.

– Все равно. Мне с самого начала не нравился этот план. Если одна женщина способна повлиять на принца в хорошую сторону, то разве не сможет другая так же легко увлечь его на дурной путь?

Дейн отвел глаза. План был хороший. Он видел его в действии.

– Как можно безоговорочно доверять женщине, которой ничего не стоит нарушить брачные клятвы?

Маркус весьма принципиально смотрел на супружескую измену.

В последнее время Дейн с пеной у рта доказывал, что великосветские браки зачастую лишь фикция. Или становятся таковыми после того, как женщина рожает супругу наследника. Он всегда воспринимал брак как деловое соглашение, а не союз любящих сердец.

Все выбранные им дамы, которых он собирался представить принцу, уже обзавелись сыновьями и славились тем, что были не прочь поразвлечься на стороне, но соблюдая осторожность. Большинство великосветских мужей сразу бы смекнули, сколько пользы от такой связи, особенно если жена принесет в подоле королевскогр отпрыска.

Но теперь слова Дейна обернулись против него самого. Дейну было ох как несладко!

Внезапно в бальном зале поднялся гам. Крики и визги докатились до Дейна с Маркусом. Они побежали обратно по коридору.

Знатные гости на Охотничьем балу лорда и леди Гринли в ужасе отшатнулись от вопиющей картины, представшей их глазам.

Откуда ни возьмись выпрыгнули широкоплечие охранники, которых Оливия давно перестала замечать. Они загородили собой принца. Тот изо всех сил вытянул шею:

– Да подвиньтесь вы, дуботрясы! Дайте посмотреть! – Охранники оттеснили Оливию от принца. Она обвела взглядом шокированных, возмущенных и взбудораженных гостей. Оливия поняла, что ее радужные мечты о том, как она поднимется в глазах высшего общества, рухнули с треском.

Над толпой опять пронесся вздох изумления, и взгляд Оливии снова упал на развернувшееся перед ней зрелище. К полуголым женщинам присоединился разрисованный под дикаря полуголый мужчина в… Боже, только посмотрите, какой огромный гульфик!

Хотя, если приглядеться… Ну, достаточно сказать, что это был вовсе и не гульфик. Оливии стало дурно. «Верховный жрец» приплясывал вокруг паланкина, на котором связанная «девственница», точнее, предполагаемая девственница, извивалась в такт музыке, которая теперь звучала с балкона, где расположился оркестр.

Так вот какой хозяйкой была миссис Блайд.

Оливия застыла на месте, оцепенев от стыда. Она молилась, чтобы земля Шотландии разверзлась у нее под ногами и поглотила ее.

Когда Маркус с Дейном ворвались в двери бального зала, толпа тут же оттеснила их. Они никак не могли протиснуться вперед, хотя им удалось понять, что здесь творится что-то неладное.

– Эти танцовщицы голые? – спросил Маркус. Они начали протискиваться сквозь толпу возбужденных джентльменов и падающих в обморок дам.

– Нет, – угрюмо ответил Дейн. – На них цветы. И перья.

Маркус с Дейном выбрались на середину зала как раз в тот момент, когда мускулистый малый взметнул вверх причудливой формы скипетр, собираясь вонзить его в свою стонавшую жертву.

Дейн узнал скипетр.

– Дай сюда! Это мое! – крикнула Оливия что было мочи. Боже! Не может быть, чтобы она сделала то, о чем Дейн подумал.

Оливия выскочила из толпы, выхватила у «верховного жреца» пятый костяной пенис и нежно прижала к груди.

Оливия думала только о том, как бы провалиться сквозь землю, пока не заметила пятый жезл. После этого в ее голове осталась только одна мысль: им с Дейном нужен этот жезл! Нужен, чтобы воплотить в жизнь их мечты о семье. После пропажи ящичка с жезлами все как-то пошло кувырком. Внезапно ей показалось, что вся будущая жизнь зависит от этого жезла.

Она поняла, что наделала, только когда в тишине послышался первый смешок.

Глава 23

Как только лакеи выпроводили танцоров из бального зала, Дейн повернулся к Оливии:

– Миледи, извольте объясниться! – Голос его звенел, точно натянутая струна, взгляд пылал гневом.

Оливия знала точно, что миссис Блайд ничего не говорила о подобном представлении, но ей не верилось, что она стала бы намеренно губить ее репутацию.

Она подумала о слухах, настроивших против нее прислугу, пропаже ящичка и копченой селедке.

Оливия открыла рот, собираясь объяснить все это Дейну, но стушевалась под его ледяным взором.

– Кажется… по-моему… это чьи-то козни. – Его лицо окаменело.

– Я уважал бы тебя куда больше, если бы ты не перекладывала ответственность за свой проступок на чужие плечи. Ты выставила нас на посмешище. И сорвала мои планы.

Оливия вздрогнула.

– Какие планы? Заставить принца-регента плясать под свою дудку?

46
{"b":"4975","o":1}