ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Держа путь в западное крыло дома, где разместились прочие гости, Дейн усмехнулся. От Оливии всего можно ожидать, но чтобы она была шпионкой? Исключено.

Она, сама того не подозревая, могла оказаться в эпицентре чьих-то интриг. Если в истории Самнера есть хоть доля правды, то Оливии грозит опасность.

Оливия изумленно уставилась на Петти:

– Охранник у дверей моей спальни? Ты шутишь? – Петти кивнула, встревожено наморщив лоб.

– Вот вам крест, миледи! Ему велено никого не впускать и не выпускать, кроме меня и миссис Хафф! – Ее лицо опять помрачнело. – Слуги шепчутся, что мистер Самнер сказал его сиятельству, что вы предательница!

Оливия прижала руку к груди:

– Только не это.

Должно быть, Самнер сошел с ума или того хуже. Зачем ему навлекать на нее гнев Дейна? С какой стати плести эти глупые небылицы? Опять же Дейну нет резона верить камердинеру. Ведь тот стрелял в принца-регента!

И Дейн не на шутку встревожился из-за этой выходки…

– Мне надо выбраться отсюда! – взволнованно воскликнула Оливия. – Я должна поговорить с его сиятельством!

– Его сиятельство допрашивает ваших родителей, миледи, – ответила Петти.

Оливия замерла. Что это на него нашло? Неужели он принял россказни Самнера за чистую монету? В таком случае он не поверит в ее оправдания.

«Я уважал бы тебя куда больше, если бы ты не перекладывала ответственность за свой проступок на чужие плечи».

Она наняла Самнера по собственному желанию. Следовательно, ей за это и отвечать.

– Значит, я пойду и поговорю с Самнером. Надо прекратить этот фарс. Пусть расскажет Дейну правду! – Она повернулась к встревоженной камеристке: – Петти, ты не окажешь мне услугу? Отвлеки охранника.

Дейн, не веря своим ушам, посмотрел на лорда и леди Челтнем. Заговорщики, бледнея на глазах, с вызовом встретили его взгляд. В руках они держали набросанный карандашом портрет Химеры. Они и не думали отрицать, что знают его.

– Мы пошли на это ради Челтнема, – настойчиво твердила леди Челтнем. – У него на руках большая часть векселей на имение. Он обещал порвать их, если мы ему поможем.

Дейн моргнул.

– Вы расставили мне сети по просьбе французского шпиона выставив приманкой собственную дочь?

– Мы ничего не знали ни о какой государственной измене! – ответил лорд Челтнем. – Нам сказали, что вы ищете себе жену, что вам может прийтись по нраву девушка вроде Оливии. Нам сообщили, где вы будете в тот день. Остальное – дело ваших рук.

Что верно, то верно. Он принял решение жениться в считанные часы и нисколько об этом не пожалел.

– Вы использовали свою собственную дочь, – удивленно произнес он.

Леди Челтнем фыркнула:

– Разумеется. Как и вы. Вы женились на ней, чтобы она плодила вам наследников, точно племенная кобыла. И не вздумайте отпираться.

Как ни горька правда, но так оно и было.

– Ну и какую же роль он отвел Оливии в заговоре против меня?

Лорд Челтнем посмотрел на жену. Леди Челтнем посмотрела на свои руки:

– Она должна была вскружить вам голову своими чарами, – призналась она. – Чтобы вы выдали ей некие сведения.

Дейн расхохотался:

– Каким же образом женщина, которая ничего не знала о его планах, могла сыграть ему на руку?

Теперь уже леди Челтнем посмотрела на мужа, а тот устремил взгляд в окно.

Ага. Но на сей раз они не застали его врасплох.

– Вы хотите сказать, что Оливия сознательно пособничает этому типу?

– Она хорошая дочь, – раздраженно ответил лорд Челтнем. – Она помнит о своем долге перед семьей.

Дейн покачал головой. Оливия такая же пособница Химеры, как он.

– Вы ведь совсем ее не знаете, так? – Он направился было к двери, но повернул обратно. – Извольте вернуть рисунок.

Леди Челтнем молча протянула ему портрет. Дейн бросил взгляд на набросанное карандашом невзрачное лицо.

– Видите ли, он не стал бы объявлять о вашем банкротстве, – заметил он. – Этим он привлек бы к себе внимание, а оно ему совсем не выгодно. – Виконт помахал рисунком у них перед носом. – Он просто прикончил бы вас.

На лицах супругов отразился испуг, но леди Челтнем высоко вздернула подбородок:

– Лучше смерть, чем позор.

Дейн ушел, предоставив уверенную в своей правоте и нисколько не раскаявшуюся парочку самим себе. И как только два этих сухаря ухитрились произвести на свет ласковую, душевную Оливию?

Олизия!

Настало время побеседовать с Оливией.

* * *

– Я пришла поговорить с пленником. Королевский охранник, карауливший у двери, посмотрел на нее с сомнением. Он явно понял, кто она такая. Охранник смекнул, что перед ним близкая «подруга» принца-регента и жена того лорда, в коридоре чьего дома он сейчас стоит. В руках Оливия держала чайный поднос.

– Милорд Гринли опасается посылать сюда слуг. Неизвестно, кто мог вступить в сговор с предателем. Вы войдете со мной и останетесь в комнате.

За последнюю неделю она усвоила, что людей лучше ставить в известность, а не просить.

Сначала она подумывала о том, чтобы переодеться в форменное платье Петти, но после вчерашнего вечера все обитатели дома знали ее в лицо, даже слуги гостей. Оливия ловила на себе их тайные взгляды, когда вошла в дом с Маркусом. Тогда на ней по-прежнему было голубое бальное платье.

Теперь она была в подобающем случаю оранжевом платье. Охранник пялился на ее грудь, но Оливия рассудила, что одно другому не мешает.

Наконец охранник кивнул и отпер дверь. Самнер стоял у окна, у него был скорбный взгляд. Охрана забрала его сюртук и ботинки. На всякий случай. Зимние холода уже добрались до севера страны. Только дурак выбежал бы на улицу полураздетым.

Оливия поставила поднос и отступила назад.

– Ешь, да поживее. Мне надо забрать поднос, а то, с тебя станется, пустишь его в ход как оружие.

Последние слова предназначались охраннику. Он стоял на пороге, загородив собой дверной проем. Если говорить тихо, то охранник ничего не расслышит.

– Зачем ты покушался на принца-регента? – изо всех сил сдерживалась, чтобы не закричать на юношу. – Зачем ты мне пакостил?

– Я не мог допустить, чтобы вы довели начатое до конца, – шепотом ответил Самнер, отхлебнув чай из кружки, которую сжимал в связанных руках. – Я обязан был оторвать вас от него.

Оливия недоуменно посмотрела на юношу.

– Что довела до конца? Постельные игры с мужем? – прошипела она.

На лице Самнера читалось упрямство.

– Вы думаете, я ничего не знаю? Как бы не так! Я знаю и про мост, и про предложение, и про те штуковины.

Оливия была потрясена.

– Я упала в реку, – неуверенно возразила она. Самнер покачал головой:

– Вы прыгнули в реку, когда милорд проезжал мимо, как мы и планировали.

«Маменька!»

– М-мы?

Неужели маменька принимала участие в каком-то хитроумном заговоре? Но зачем? Чтобы выдать ее замуж и сбыть с рук?

– Давай, налегай, – громко сказала она. – Кто знает, когда еще тебе придется поесть? – Она пристально смотрела на Самнера. – О чем ты? Какое отношение имеет сватовство моей маменьки к покушению на жизнь принца-регента?

Юноша схватил крохотный сандвич и жадно запихнул его в рот.

– Я не покушался на его жизнь. Я всего лишь хотел, чтобы лорд Гринли вернулся сюда, пока вы не охмурили его. Я должен был убедить его, что вас нельзя подпускать к его высочеству.

– Значит, это ты все время пытался нас рассорить! – Камердинер пожал плечами, отправив в рот еще один сандвич:

– Лучше уж остаться брошенной женой, чем кончить, как ваш братец.

У нее перехватило дыхание.

– Мой брат?

Самнер печально кивнул.

– Он не согласился на условия сборщика долгов и нашел другой выход из положения. Он женился бы на девице Хакерман. Ваш брат и так погасил бы все долги. Он отказался участвовать в заговоре и нашел свой конец в Темзе.

– Сборщик долгов?

51
{"b":"4975","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Пожарный
Пустошь
Третье пришествие. Ангелы ада
Видящий. Лестница в небо
Обыграй дилера: Победная стратегия игры в блэкджек
День Нордейла
Создатели