ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Челтнем основательно увяз в долгах. Это она и сама знала. Вдруг в голове у нее словно что-то щелкнуло. Все эти неувязки в истории о несчастном случае… Уолтера убили! Странное поведение родителей, когда они спешно вытолкнули ее в свет, чтобы спасти Челтнем, хотя Челтнем бедствовал много лет. За год-другой ничего бы не изменилось. А вот если бы этот «сборщик долгов» потребовал уплаты по векселям…

– Чего хочет этот тип?

Самнер посмотрел на нее печальными глазами:

– Чтобы Франция с его помощью выиграла войну, чего же еще?

О Господи! Ее нацелили на Дейна, точно стрелу.

Должно быть, кто-то прознал о нем и его… друзьях. У нее самой зародились подозрения, а она прожила с ним чуть больше недели.

А их планы? «Что нам нужно, так это подходящая женщина».

Время словно замедлило свой бег, пока Оливия пыталась разложить все по полочкам у себя в голове. Дейн расставил для Георга целый ряд капканов. Наживкой в них были женщины. Человек, державший в кулаке Самнера и ее родителей, точно так же поставил капкан для Дейна.

«Ты нужна Челтнему! Это твой долг!»

– Так я приманка?

У нее засосало под ложечкой. Как же ей убедить Дейна, что она ничего не знала о заговоре? Самнер взглянул на нее:

– Можно подумать, вы этого не знали. Зря вы замахнулись на принца-регента. Я не мог этого допустить. Мне пришлось вас остановить.

Ничего не видя перед собой, Оливия повернулась и направилась к двери. Надо разыскать Дейна. Надо попытаться как-то объяснить ему…

Охранник окинул ее пытливым взглядом, когда она прошла мимо него.

– Мне унести поднос, миледи? – Она остановилась, потом кивнула:

– Да, разумеется. Спасибо.

Оливия остановилась на пороге, а охранник вошел в комнату и наклонился, чтобы взять поднос. И тут она с ужасом увидела, как Самнер замахнулся и огрел наклонившегося охранника связанными руками сзади по шее.

– Нет!

Но было слишком поздно. Охранник рухнул на пол.

Самнер с мрачным видом отвесил ей поклон:

– Благодарю, миледи. Без вас мне бы и в голову это не пришло.

– Без меня? Но я…

Промчавшись мимо нее, Самнер вылетел из комнаты и бросился наутек по безлюдному коридору.

Оливия раздумывала всего секунду. Если поднять крик, то прибежит другой охранник, но он может и не успеть вовремя. Если Самнер скроется, то Дейн никогда не поверит, что она тут ни при чем.

Подобрав юбки, она опрометью бросилась вдогонку за сбежавшим камердинером.

Глава 27

Дейн предоставил принцу-регенту ворковать со своей новой дамой сердца, а сам пошел прочь из восточного крыла. Маркус шел за ним следом.

– Созови лакеев. Пусть они охраняют дом снаружи. И распорядись, чтобы королевская охрана не отходила от принца. Выставь по караульному у каждого входа и выхода, чтобы ни одна мышь не проскочила. Никто не должен видеться с его высочеством, кроме нас с тобой. Даже еду ему пусть подают стражи.

– Будет сделано. – Маркус свернул в боковой коридор, отправившись выполнять распоряжения Дейна, и пути их разошлись. – Встретимся в комнате пленника.

Но в комнате пленника не оказалось никого, кроме еле-еле державшегося на ногах охранника.

– Ума не приложу, как это вышло, милорд. Я пошел забрать у пленника чайный поднос, как велела ваша жена…

– Моя жена принесла ему чай?!

– Да, милорд. Потом она забыла поднос и велела мне вернуться за ним… – Охранник моргнул. – Я свалял дурака, да, милорд?

Дейн покачал головой:

– Моя жена сидит у себя в комнате. – В дверях показался Маркус.

– Что за чертовщина! – промямлил он. – Дейн, Кинсуорт только что доложил мне, что леди Гринли обхитрила охранника и улизнула из спальни.

– Еще не все потеряно. – Дейн стремглав промчался мимо него. – Здесь поблизости нет другого жилья. Без лошади он далеко не уйдет.

В конюшне недоставало пары лошадей. Две лошади пропали. Предатель сбежал. Оливия исчезла без следа. Это не сулило ничего хорошего.

Самнер выехал на большую дорогу, где его уже поджидала неприметная карета без вензелей. Оливия наблюдала из укрытия, как камердинер забирается в карету.

Кто это с ним?

Оливия подобралась поближе и притаилась за почти голыми деревьями у дорожной насыпи. Впрочем, ее рыжее платье как нельзя кстати сливалось с осенней листвой. Можно подкрасться чуть ближе…

Второй человек повернул в ее сторону бледное лицо. Из кареты на нее зыркнула пара глаз. В ту же секунду на нее уставилось дуло пистолета.

Оливия кинулась обратно в заросли, но было поздно. В воздухе прозвенел одинокий выстрел.

Острая боль пронзила ее бедро, она рухнула навзничь на каменистый склон. Мир погрузился в темноту.

Карета с грохотом укатила прочь. Вскоре стук колес и лошадиных копыт затих. Теперь только осенний ветер бушевал в кронах деревьев, и оранжевые и золотистые листья, гонимые его сердитым дыханием, падали на одинокую фигурку.

Поручив Маркусу не спускать с принца-регента глаз, Дейн взял с собой самого рослого лакея и бросился в погоню за Самнером и Оливией.

Следы были свежими. Они без труда проследили путь беглецов по заброшенной тропинке. Дейн скакал во весь опор, но все разно опоздал. В конце тропинки у дороги они обнаружили двух брошенных лошадей и свежую колею в грязи, оставленную каретой. Они мчались во весь дух, надеясь догнать экипаж, но потеряли его след.

Оливия исчезла.

Дейн вышел из комнаты лорда и леди Челтнем, кивнув охраннику, которого он приставил к двери. Родители Оливии понятия не имели, куда могли направиться их дочь и Самнер. Похоже, их больше ужаснуло то обстоятельство, что Оливия сбежала со слугой, чем то, что она бросила их на произвол судьбы.

Он стал жертвой заговора, целью которого было получить над ним власть. Заговора, который он знал до мелочей.

Нечего сказать, ловко его обвели вокруг пальца! А он-то считал ее ласковой и искренней девочкой, с восторгом невинности отдававшейся наслаждению, которое они пережили вместе. Он верил, что она откликалась только на его ласки. Но ведь именно она принесла ему ящик, битком набитый приспособлениями для плотских утех. Этот поступок был, мягко говоря, странным для скромной девы. Оливия обнималась с Маркусом всего через несколько дней после свадьбы, а всего через несколько часов после этого уже любезничала с принцем-регентом.

«А потом подарила мне самую невероятную ночь в моей жизни».

Виконт тряхнул головой. Он должен думать только о своем долге и не отвлекаться на посторонние мысли. Если это ему не по силам, то придется распрощаться с местом Льва.

А место Льва – это все, что у него осталось.

Маркус нагнал его в коридоре.

– Ну, что ты узнал? Они думают, что Оливию похитили? Надо снова послать людей на ее поиски!

Дейн тряхнул головой и отвернулся, медленно бредя по коридору. Грудь его болела так, словно кто-то отсекал от него куски тупым ножом.

– Когда дело касается ее, ты охотно веришь в самое худшее. Но почему?

Дейн не остановился, но и Маркус не отставал, не желая оставлять все, как есть.

– Знаешь, по-моему, я тебя раскусил. Ты трус. Тебе кажется, что любовь превратит тебя в слабака. И ты станешь уязвимым, как твой отец. Да она даже плащ не надела! Скажи мне как на духу, Дейн, неужели ты считаешь Оливию шпионкой? – В его голосе читалась уверенность, что это несусветная чушь.

Дейн обернулся и посмотрел на друга:

– Ее родители сознались, что работают на Химеру. Все это время они действовали по его указке. Оливию подсунули мне, рассчитывая, что она привяжет меня к себе узами любви. Ну или хотя бы похоти. И все для того, чтобы получить надо мной власть и заставить пособничать французам.

Маркус побледнел.

– Не может быть! – Дейн продолжал смотреть на него.

– Мне не дает покоя вопрос, откуда посторонний человек мог знать, какая женщина мне нужна. Должно быть, тут не обошлось без осведомителя, который очень хорошо меня знал.

52
{"b":"4975","o":1}