ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Да какая, к черту, разница? В конце концов, Лев главнее Сокола. Дейн устремил на Сокола невинный взгляд:

– Да, и вот еще что, Стентон. Знаешь поговорку «Голос крови не заглушить»?

– Ну…

– Так вот, это бред сивой кобылы.

С этими словами Дейн припустил коня в сторону Челтнема, а сердце – к своей потрясающей, восхитительной и, как он надеялся, всепрощающей Оливии.

В это время на мельнице Химера живо разделался с Самнером, шарахнув того по голове, и перешел к Оливии.

– Леди Гринли, я так надеялся, что мне представится возможность поболтать с вами, прежде чем вы отправитесь на тот свет. Скажите, что такого есть в лорде Гринли, что меня так и распирает от желания его убить?

Оливия сделала шаг назад.

– Э-э… высокий рост?

Химеру передернуло. Видимо, она попала не в бровь, а в глаз.

– Расскажите мне про него.

– Он невероятно высокий. – Коротышка поджал губы.

– Я скорее мыслил в направлении тайных сообществ, могущественных союзов между лордами, имея в виду власть, стоящую за короной… ну, и все в том же духе.

«Ох, Дейн! Похоже, я попала в ту еще заварушку».

– Кажется, мой муж любит охотиться на куропаток. И еще заниматься капиталовложениями. И спать со мной.

Коротышка ухмыльнулся:

– Да уж, могу себе представить. Чем он еще занимается? – Оливия облизнула губы.

– Я… я замужем чуть больше недели…

– Одиннадцать дней, – тактично поправил ее Химера.

От этого бездушного человека, казалось, исходили особые флюиды жестокости. Неожиданно для себя Оливия поняла, что жутко его боится.

– Одиннадцать дней. Точно. Я не так уж хорошо его знаю. Я ему даже не нравлюсь. Он выставил меня за дверь.

Пятясь, она наступила прямо на Уолтера, который по-прежнему прикидывался мертвым. Хорошо хоть не отдавила ему ничего жизненно важного. Коротышка снова шагнул к ней. Двое мужчин за его спиной вышли на свет.

– Уоллингфорд! – задохнулась Оливия и почувствовала, как Уолтер дернулся в ответ.

Химера расплылся в довольной улыбке:

– Видишь, Уоллингфорд? Худая слава по дорожке бежит. Жена могущественного лорда Гринли и та тебя боится.

Уоллингфорд так нагло оглядел ее с головы до ног, что Оливии тут же нестерпимо захотелось вымыться.

– Я теперь человек женатый, – протянул Уоллингфорд с похотливой ухмылочкой. – Моя женушка осталась в Гретна-Грин. Сейчас небось обливается слезами счастья после брачной ночи своей мечты. Вы вроде бы с ней знакомы, с мисс Абби Хакерман?

«Ох, Абби, жадная ты до титулов дурочка!» Оливию охватило ужасное чувство, будто теперь Абби поняла, какую глупость совершила.

Тут взгляд Уоллингфорда упал на неподвижную фигуру возле ее ног.

– Там, часом, не Уолт? – Химера кивнул:

– Он самый. Похоже, наш Самнер – малый себе на уме. Тем хуже для него. У него, оказывается, своя голова на плечах, хоть и не шибко умная.

Оливия увидела, как Самнер, лежавший ничком позади троицы злодеев, пошевельнулся. Она быстро отвела глаза. В ее душе затеплилась надежда. Благослови Бог мужчин с крепкими головами!

Рука Самнера двинулась к пистолету, лежащему на полу, а Оливия дважды толкнула Уолтера мыском туфельки. «На старт, внимание…» Тот еле слышно закряхтел, давая ей понять, что помнит их старый условный знак.

Самнер вскочил на ноги сзади Уоллингфорда и саданул того пистолетом по голове. Сунув руку в карман, он швырнул ей какой-то маленький блестящий предмет. Ключ. Оливия поймала его, но в ту же самую секунду Химера резко обернулся и наставил на Самнера пистолет.

Бросив ключ рядом с рукой Уолтера, Оливия прыгнула Химере на спину. Не привыкшая к борьбе, она просто навалилась на злодея всем весом, надеясь сбить его с ног, но тут же получила удар локтем в живот и отлетела на пол, хватая ртом воздух. Завертевшись по полу волчком, пистолет Химеры исчез во тьме.

Сняв с себя цепь, Уолтер вскочил на ноги.

– Наверх, по мельничному валу!

Они принялись карабкаться по шесту, который отвесно спускался от зубчатых колес к жернову. Вокруг царила кромешная тьма, к тому же оба были ранены, но за годы детских игр этот путь прочно отложился в их памяти. Добравшись до цели, Уолтер вконец обессилел и рухнул на пол как подкошенный.

Взобравшись наверх, Оливия двинулась по узкому подвесному мостику к гигантскому рычагу, сцепляющему зубчатые колеса, соединявшиеся валом с мельничным колесом.

Оливия закрыла глаза и вознесла к небу молитву, надеясь, что у колес достанет зубьев, чтобы сдвинуть с места жернов. Затем она рванула рычаг, запустив водяное колесо, и мельница с оглушительным скрипом заработана.

Проделав этот отвлекающий маневр, Оливия помогла Уолтеру подняться на ноги и спрятаться в расположенном наверху каменном отсеке для зерна. Закрывая люк, она оставила маленькую щелку и теперь высматривала преследователей.

Наверху все еще медленно вращавшегося жернового механизма показался коротышка. Вид у него был чрезвычайно злой.

Глава 34

Грохоча копытами по дороге, Галаад стремительно покрывал милю за милей, больше не сдерживаемый необходимостью подлаживаться под менее крупных скакунов. Всего через пару часов Дейн очутился на дороге, ведущей в Челтнем. Еще час-другой – и он нагонит вереницу экипажей. Те как раз будут подъезжать к поместью…

Виконт свернул на повороте и круто осадил Галаада, подняв тучу пыли. Прямо на него ехал караван Оливии. Экипажи тоже резко остановились.

– Что это значит?! – проревел Дейн.

Вся честная компания таращилась на него, На их лицах был неописуемый ужас. По спине Дейна пробежал зловещий холодок. Пустив Галаада рысью, он подъехал к самой роскошной карете и заглянул внутрь.

Пусто.

Развернув коня, Дейн вскинул глаза на Эррола.

– Где ее сиятельство? – спросил он безжизненным голосом. Если с ее головы упал хоть волосок…

– Мы не знаем, милорд. Во время привала она дремала в карете. По меньшей мере мы так думали. Ну, и мы не стали ее будить, когда снова тронулись. – Эррол покачал головой. – И только через час я догадался открыть люк и проверить. И как я сразу не понял, что внутри никого нет? Ее сиятельство мало весит, но я должен был почуять, что карета стала легче.

Со всей-то поклажей на крыше? Это вряд ли. К тому же Эррол правил так, что карета почти не подскакивала на дороге, а при таком раскладе легкость хода заметить крайне трудно.

– Где был привал?

– Ну… – Эррол оглядел остальных слуг. – Как будто сде-то здесь, милорд, сразу за этим поворотом, на обочине…

Дейн без лишних слов соскочил с Галаада. Вглядевшись в дорогу, он ясно увидел, где останавливались. экипажи. Вот повозка, самая тяжелая, с широкими ободьями. Вот карета слуг, с колесами подешевле. Роскошная карета Оливии, запряженная четверкой, явно стояла у лесистой стороны дороги.

Виконт нашел место, где Оливия вышла из кареты, ступая мелкими шажками. Должно быть, ее мучила рана в ноге. Углубилась в лес. Зачем?

А, не смогла воспользоваться ночным горшком в карете. В нынешнем состоянии ей это было бы слишком неудобно.

И поэтому она отправилась прогуляться по лесу. Он бы улыбнулся, если бы его не душил страх.

А потом Дейн обнаружил настоящую причину для паники. Отпечатки мужских ботинок и следы борьбы. И огромные прогалины в траве там, где Оливию волокли по земле.

Потом неизвестный, должно быть, потерял терпение и потащил ее на руках, потому как дальше виднелись только следы ботинок, ведших к тропинке неподалеку от дороги, да отпечатки копыт, на одном из которых треснула подкова.

В грязи валялся какой-то блестящий предмет. Гринли нагнулся и поднял до боли знакомый сломанный китайский гребень. В волосах Оливии ничто не задерживалось надолго.

Тропинкой, надежно укрытой от дороги, явно пользовались в недобрых целях. Как пить дать, тут орудовали воры и разбойники. Дейн крикнул, чтобы ему подали коня.

Вскочив в седло, он поехал по хорошо различимым следам, думая только о том, как не сбиться с пути.

63
{"b":"4975","o":1}