ЛитМир - Электронная Библиотека

— Дорогая, что случилось? Это имеет отношение к твоим проблемам с мужем?

— Нет, — икая, ответила леди Уоррингтон. — То есть да.

Леди Харкорт ласково похлопала ее по спине.

— Девочка моя, ты должна более ясно выражать свои мысли, если хочешь, чтобы я тебе помогла.

Всхлипывая, Серина кивнула:

— Я это сделала.

— Что сделала?

— То, о чем меня просил Сайрес, — продолжала она, едва сдерживая новый поток слез.

Бабушка всплеснула руками:

— Ты завела любовника?

Прячась от стыда, Серина закрыла глаза и согласно кивнула.

— Замечательно! Но почему ты расстроена? — спросила леди Харкорт. — Он тебе не нравится?

Серина яростно замотала головой:

— Он прекрасен… Это было потрясающе! Я даже не представляла, что такое возможно…

— Очень хорошо, — перебила ее пожилая дама, — но чем же ты недовольна?

— Я так сильно сама хотела его… убедила себя, что поступаю совершенно правильно… Я отдалась ему по собственной воле! — Слова с трудом слетали с ее губ, застревая в горле. — И вела себя совсем как мама.

— Думаю, это был необыкновенный мужчина, — заметила леди Харкорт.

— Бабушка! Как ты не понимаешь? Я же совершила настоящее грехопадение! Я больше не смогу смотреть Сайресу в глаза. Что мне говорить мужу, когда тот скажет, что любит меня? Мне нет прощения за такое поведение.

— Глупое дитя, — произнесла пожилая женщина, тяжело вздыхая, — ведь Сайрес сам предложил тебе завести любовника. Ты просто выполнила его просьбу.

Глаза Серины засверкали от гнева.

— Я вовсе не собиралась этого делать! Но когда Люсьен дотронулся до меня, я… я уже не хотела, чтобы он останавливался.

— Люсьен? А как его полное имя?

Леди Уоррингтон покраснела.

— Я… я не знаю.

Бабушка задумалась, перебирая в памяти известных ей молодых людей.

— Этот Люсьен, вероятно, высокий молодой джентльмен с темными волосами и красивыми зелеными глазами?

Серина удивленно подняла голову.

— Да, а откуда ты знаешь?

— Мы с ним знакомы, — сказала бабушка улыбаясь. — Его зовут Люсьен Клейборн. Он маркиз Дейнридж. Я называю таких мужчин немного мрачными. — Бабушка замолчала, словно раздумывая, стоит ли продолжать, но потом сказала: — Он разведен.

— О Господи! — воскликнула Серина, испуганно прижимая руку ко рту. — Я не только нарушила клятву мужу, но и связалась с разведенным мужчиной. Бабушка, это же ужасно!

— Успокойся, детка, — сказала та, нежно обнимая внучку за плечи. — Я не стала бы воспринимать твой поступок как конец света. Насколько мне известно, лорд Дейнридж — хороший человек. Просто ему не повезло, и он женился на настоящей потаскушке.

— Все равно брак заключается навсегда, а он сам, по собственной воле, расторгнул его.

— Когда-нибудь ты поймешь, что не все в этой жизни делится на хорошее и плохое, — сказала бабушка. — Иногда случаются вещи, которые нельзя отнести ни к одной из этих категорий. Тебе следует простить свою мать и себя саму. Ведь ты же не сможешь до конца дней жить с чувством вины.

— Но… то, что я совершила, не заслуживает прощения. А что, если я забеременела?

— У тебя родится ребенок, и ты полюбишь его или ее. А мы с Сайресом будем счастливы. Знаешь, старикам иногда нужно потакать.

Последние слова бабушки заставили Серину рассмеяться сквозь слезы.

— Так-то лучше, — заметила пожилая леди. — Девочка моя, постарайся перестать судить обо всем, как эта глупая гусыня, твоя тетя Констанция. Ты еще слишком молода, чтобы подавлять в себе желания, особенно желание быть любимой здоровым мужчиной.

— Но…

— Ты поступила так, как хотел твой муж, и у тебя нет причин себя винить, — заключила леди Харкорт, поднимаясь со своего места. — Случилось то, что должно было случиться.

Вечером того же дня Серина постаралась воспользоваться бабушкиным советом и перестать терзать себя из-за случившегося. Она даже поклялась, что непременно расскажет обо всем Сайресу. Приняв это важное решение, она направилась в столовую.

Сайрес был уже там, как всегда безупречно одетый к ужину. Серина чувствовала, что в ее душе борются два противоположных желания. Она хотела кинуться в его объятия и немедленно покаяться в своем грехе и в то же время бежать прочь, запереться в своей комнате и сидеть там до тех пор, пока Люсьен Клейборн не покажется ей призрачным сном.

— Здравствуй, дорогая, — сказал Сайрес, внимательно разглядывая ее лицо. — Как ты себя чувствуешь? Ты выглядишь нездоровой.

В его голосе звучало столько искренней заботы, что у Серины едва не потекли слезы.

— Со мной все в порядке, — солгала она, — а как твои дела?

— Опять эта проклятая спина… Прости, из-за меня тебе приходится пропускать много приемов.

— Сайрес, я вообще не хотела бы выходить из дома, — возразила она. — Ты же знаешь, я не люблю шумные сборища.

— Однако я хочу, чтобы ты получала удовольствие от Лондона и встречалась с молодыми людьми твоего возраста.

С мужчинами, подумала Серина, вот что он действительно хотел бы сказать.

— Не беспокойся за меня, — проговорила она.

— Мы приглашены на раут к лорду и леди Эддингтон, который состоится через несколько недель. Мне нужно заручиться поддержкой лорда на следующем голосовании. Ты поедешь со мной?

Больше всего на свете Серине хотелось остаться дома и исключить любую возможность новой встречи с Люсьеном. Но она всегда сопровождала мужа во время подобных приемов, и ее отказ вызвал бы подозрения.

— Конечно, — ответила она, — скажи Кэффи, когда он состоится.

— Непременно. Кстати, — он помедлил, — сегодня я беседовал с Кэффи…

— Да? — испуганно воскликнула Серина. Она почувствовала, что от страха быть разоблаченной ее начинает тошнить.

— Оказывается, ты навещала бабушку. Как она? Надеюсь, ее самочувствие в порядке?

— О да. Она совершенно здорова, — рассеянно ответила Серина, бесцельно ковыряя вилкой кусок рыбы на тарелке.

— Рад слышать, — отозвался Сайрес, протягивая руку и поглаживая ее пальцы. — О, что это за ужасная царапина? — удивленно спросил он. — Из-за нее ты не надела обручальное кольцо?

Серина заколебалась. Ей представилась превосходная возможность рассказать Сайресу обо всем, что случилось прошлой ночью, но было так стыдно, что она не нашла в себе сил признаться.

— Я пошла в Воксхолл с Мелани, — начала она, — и смотрела выступление танцовщицы на канате. Я так увлеклась, что не заметила, как ко мне подкрался вор и… Он забрал все мои деньги и драгоценности.

Сайрес замер, удивленно глядя на жену.

— Дорогая, он не ранил тебя? Как ты спаслась?

— Один… один незнакомый джентльмен защитил меня. Вор не причинил мне никакого вреда.

— Кто этот джентльмен? Я хочу лично поблагодарить его за проявленную отвагу.

Одно слово, простое признание, думала Серина, и Сайрес узнает, что через девять месяцев у него может родиться наследник. Но она боялась, что, услышав, как она провела ночь, он станет относиться к ней с презрением. Возможно, даже упрекнет ее за то, что она повела себя в точности как мать.

— Я… я не знаю, — снова солгала она. — Все произошло так быстро… А потом начался дождь, и я потеряла своего спасителя из виду. Я даже не успела спросить его имени.

Сайрес заботливо обнял жену.

— Неудивительно, что ты вся дрожишь. Тебе нужно немедленно пойти к себе и отдохнуть.

Серина кивнула и поднялась. Чувство вины душило ее, словно тугая петля.

— Думаю, так будет лучше.

— Да, а почему ты не разбудила меня, когда вернулась домой вчера ночью? — вдруг спросил Сайрес.

— Ты же знаешь, я не люблю тебя беспокоить, — ответила Серина, изображая на лице подобие улыбки. — Кроме того, все прошло, и я уверена, что нападение больше не повторится.

Хмурое лицо Сайреса свидетельствовало о том, что ее ответ не показался ему удовлетворительным. Но он лишь похлопал ее по руке и сказал:

— Добрых сновидений.

13
{"b":"4976","o":1}