ЛитМир - Электронная Библиотека

— Дружище, что она тебе сказала? У нее был такой испуганный вид.

— Она сказала, что меня никто не просит жениться, — растерянно ответил Люсьен.

— Не нужно жениться? — удивленно переспросил Найлз.

— Вот именно. Поди и спроси лавочника, не знает ли он, кто эта женщина. Я иду за ней.

Спустя пару минут Генри с удивлением узнал, что эта дама никогда не делала покупок у Ранделла и Бриджа, а Люсьен обежал все близлежащие улицы, но не нашел и следа незнакомки.

Дрожащими руками Серина натянула на голову капюшон своего плаща, надеясь, что эта небольшая маскировка поможет ей незаметно ускользнуть от Люсьена. Кэффи шла за ней следом, не спуская с хозяйки глаз.

— Красив как черт, не правда ли, миледи?

Точнее и не скажешь. Эти зеленые глаза сверкали ярче летнего дня. И в их взгляде было столько страсти, что Серина почувствовала, как знакомый жар возбуждения начинает жечь ее изнутри. Она изо всех сил старалась забыть это красивое лицо, этот возбуждающий мужской запах, эти широкие плечи, но его поцелуи все еще горели на ее теле.

— Я не намерена его обсуждать, — сказала она, стараясь, чтобы голос звучал твердо.

— Моя мама говорила, что если хранить секреты внутри, то они становятся все больше и больше, пока не съедят тебя без остатка.

Именно это и происходило с ней в последние дни, подумала Серина. Она несколько раз пыталась заговорить с Сайресом, моля Бога о том, чтобы тот дал ей сил во всем признаться. Но забота и любовь в глазах мужа не давали ей заговорить. Она уходила, так и не раскрыв ему своей тайны. И эта тайна съедала ее заживо.

— Миледи, а что он хотел?

— Чего-то совершенно невозможного.

Затуманенный виски взгляд Алистера Бойса лениво следил за вращением колеса рулетки. На самом деле он видел сразу три колеса, но это не имело значения, потому что все они остановились на десятке, черное, вместо того чтобы остановиться на двадцати одном, красное.

Ему не везло. Не везло давно и по-крупному. Алистер уже проиграл деньги, вырученные от продажи драгоценностей «тетушки» Серины, которые он снял с нее в Воксхолле. Он бы с удовольствием отнял у нее и жизнь, если бы ему не помешал тот чертов незнакомец.

— Будете ставить еще? — спросил его крупье.

— Нет. Приведи мне женщину.

Крупье сделал знак миловидной блондинке, лениво расхаживавшей вдоль стены.

— Тебе что-то нужно, красавчик?

Она была чертовски похожа на эту праведницу, жену его дядюшки Сайреса. Серина, красивая сучка. Но голос этой шлюхи казался таким равнодушным… Он хотел, чтобы она кричала, как Серина, тогда, в парке. Он хотел снова увидеть ужас в ее глазах. Алистер схватил девушку за руку и начал сжимать ее до тех пор, пока лицо ее не исказилось от боли.

Она попыталась вырваться, но Алистер рассмеялся и еще сильнее сжал ее руку.

— Да, мне что-то нужно. Мне нужно, чтобы твоя юбка оказалась выше твоей головы, — сказал он, таща девушку вверх по лестнице.

— Милорд? — услышал он голос сзади. Алистер медленно повернулся, стараясь не потерять равновесия, и увидел управляющего игорным домом. — Милорд, сегодня вы много проиграли.

— Неужели? Ах да, действительно, — пробормотал Алистер.

— И вы задолжали нам за предыдущие дни. Пора рассчитаться.

— Я этим не занимаюсь. Обратитесь к моему секретарю. Его зовут Милтон.

— Когда вы проигрываете, то рассчитываетесь сами. Вы должны нам три тысячи фунтов, которые обязаны выплатить до следующей пятницы.

Он еще раз осмотрел зал и увидел свою прекрасную незнакомку.

Роскошное платье ярко-голубого цвета, украшенное сапфирами, удивительно шло к ее глазам. Она танцевала с каким-то пожилым джентльменом. Завитые локоны золотистых волос были собраны в прическу, но несколько непослушных прядей игриво спускались ей на шею. Он смотрел, как двигаются ее обнаженные плечи, и желание овладевало им, лишая дыхания и рассудка.

— Вон! Ты видишь ее, Клейборн? — раздался голос Найлза.

Люсьен кивнул, стараясь ни на секунду не выпускать ее из виду.

— А кто этот старик? Похож на герцога Уоррингтона. Может быть, он ее опекун?

— Весьма вероятно. Он так стар, что годится ей в прадедушки. Я должен убедить герцога, что являюсь достойной парой его протеже.

— А ты скажешь ему правду?

— Только если он будет настаивать, — помолчав, ответил Люсьен.

Заметив, что мимо них проходит Энни, Найлз схватил сестру за руку.

— Сестренка, а кто эта белокурая прелесть? — спросил он леди Эддингтон, указывая на Серину.

— Влюбился? — рассмеялась сестра. — Ну, тогда тебе придется вычеркнуть ее из списка потенциальных возлюбленных.

— Почему? — вмешался в разговор Люсьен.

Энни, явно смущенная его неожиданным интересом, продолжала:

— Это герцогиня Уоррингтон.

Люсьен почувствовал, как все сжимается у него внутри. Голова закружилась, а к горлу подкатила тошнота.

Замужем. Но почему она девственница? Что же он наделал! И почему она ему это позволила?

Он едва отдавал себе отчет в том, где находится и что с ним происходит.

— Но каким образом она… почему она оказалась?.. — раздался голос Найлза.

Его друг был озадачен не меньше его самого.

— Я не знаю.

— О чем это вы оба говорите? — вмешалась Энни. — Лорд Дейнридж, вы уже встречались с герцогиней?

Встречался? О да. Он знаком с ее светлостью более чем близко. Развратная ведьма!

В какие игры она играла? Ее муж ни разу не обладал ею, это очевидно. Возможно, она пыталась возбудить в нем ревность, заводя романы на стороне? Или ей вообще не хотелось быть женой старика, и она мстила ему, отдаваясь молодым и здоровым мужчинам? В какой-то момент Люсьен пожалел, что не интересовался слухами, ходящими в высшем обществе. Тогда он, возможно, знал бы больше.

Но в любом случае она ничем не отличалась от Равенны.

Однако ему нужно было ответить на вопрос Энни, и он на ходу придумал историю:

— Мы случайно столкнулись с ней у Ранделла и Бриджа, леди Эддингтон. Боюсь, я не совсем расслышал ее имя, но она потеряла там вот это, — сказал Люсьен, доставая из кармана носовой платок.

— Я могу вернуть его ей, — предложила Энни, протягивая руку.

— Знаете, я предпочел бы сам отдать ей эту вещь. Я хочу ее удивить, вы меня понимаете?

— Не совсем, милорд.

Люсьен улыбнулся широкой обаятельной улыбкой.

— Не могли бы вы оказать мне любезность и написать герцогине, что в библиотеке ее ждет сюрприз?

— Лорд Дейнридж, вы еще даже не были представлены друг другу. Да что здесь происходит?

— Сестричка, позволь мне сказать тебе, что… как бы получше выразиться… в отношении ее светлости и лорда Дейнриджа никакие правила уже не действуют.

Люсьен с силой толкнул друга в бок.

— Найлз, заткнись!

Энни смотрела на них широко раскрытыми глазами.

— Герцогиня Уоррингтон? Не может быть. Всем известно, что она крайне набожна и верна своему мужу. Вы хотите сказать, что у вас с ней…

— Я ничего не хочу сказать, кроме того, что мне необходимо поговорить с ее светлостью несколько минут наедине, — перебил ее Люсьен.

— А это действительно ее носовой платок? — поинтересовалась Энни.

— А что значат эти инициалы? — в свою очередь спросил ее Люсьен.

Энни не вполне понимала, как можно назначать свидание женщине, даже не зная ее имени, но мудро решила не вмешиваться.

— Серина Бойс, — сказала она. — Вы действительно хотите, чтобы я написала эту записку?

Люсьен кивнул:

— Обещаю, что это будет весьма короткий разговор. Я не сделаю ничего, что испортило бы ваш праздник.

Энни растерянно взглянула на брата, но тот кивком подтвердил просьбу своего друга.

— Это против моих правил, но я помогу вам. В библиотеке через двадцать минут, хорошо?

Люсьен немедленно посмотрел на часы.

Леди Уоррингтон в недоумении перечитывала записку, только что переданную ей слугой. Сюрприз? Какой сюрприз? «Иди и узнай сама, — сказала она себе. — Может быть, это что-нибудь забавное. В конце концов, записка подписана леди Эддингтон, а та вряд ли задумает нечто плохое». Однако Серина чувствовала какую-то необъяснимую тяжесть. Она почти не знала леди Эддингтон и не представляла, зачем той понадобилось это непонятное рандеву в библиотеке.

15
{"b":"4976","o":1}