ЛитМир - Электронная Библиотека

Люсьен тяжело вздохнул:

— Я готов на все, лишь бы вы встали рядом со мной у алтаря.

— Неужели вы думаете, что я опорочу память своего мужа и выйду замуж менее чем через месяц после его смерти? — спросила она, задыхаясь от гнева. — Конечно, ведь вам все равно, что обо мне будут говорить в свете.

Люсьен схватил свой бокал и залпом осушил его, даже не почувствовав вкуса.

— Мне казалось, что вчера я ясно изложил вам причины, по которым нам необходимо вступить в брак как можно раньше. Это ваша защита и воспитание нашего ребенка. Вы не пришли, но я предупреждал вас, что последствия будут весьма неприятными. — Он указал на письмо, которое она все еще сжимала в руке. — Это и есть те последствия, о которых я говорил, ваша светлость.

Она скомкала письмо и бросила его в Люсьена. Бумага ударилась о его грудь и упала на пол.

— Вы — эгоистичный негодяй! Лишь один раз, один только раз, — почти кричала она, подняв вверх указательный палец, — я поступилась своими моральными принципами, а вы хотите, чтобы общество навсегда навесило на меня ярлык женщины, которая достойна своей матери!

Ее мать? Смысл этих слов до сих пор оставался для него загадкой.

— Я не понимаю, о чем вы говорите, — сказал он, наклоняясь, чтобы поднять письмо. — Я хочу воспитывать своего ребенка и сохранить вашу жизнь достаточно долго, чтобы вы успели хотя бы выносить его. И я ничего не знаю о вашей матери.

Она горько рассмеялась.

— Леди Аббингтон известна всем, кроме вас. Всю свою жизнь я старалась вести себя так, чтобы ничем не походить на нее, а вы готовы разрушить все это при помощи одной ничтожной сплетни! — В ее глазах он увидел искреннее негодование. — Лучше бы мне никогда не встречаться с вами!

Чувствуя, что теряет над собой контроль, он приблизился к Серине и схватил ее за руку.

— Но вы встретились со мной, — произнес он тихим, но полным угрозы голосом, — и эта встреча была довольно бурной, если мне не изменяет память. Никакие сожаления не изменят того, что произошло. Вопрос состоит в том, станете ли вы моей женой или пройдете через то испытание, которое ждет вас в случае отказа.

— У меня нет выбора, — ответила она. — Если я откажусь, то в глазах людей стану такой же падшей женщиной, какой была моя мать. Ведь вы действительно выполните то, о чем написали, не так ли?

— Вы не ошиблись, — сухо произнес он.

— Ничего другого я от вас не ожидала.

— Прекрасно, — усмехнулся он. — Как насчет брачного договора?

Серина возмущенно отвернулась.

— Сайрес оставил свои деньги мне, и я не отдам их вам, чтобы вы их растратили.

Он еще сильнее сжал ее руку.

— Мне не нужны его деньги. Они принадлежат вам, и вы вольны распоряжаться ими как угодно. Я готов засвидетельствовать это письменно.

— Мой адвокат свяжется с вами.

— Но речь сейчас не об этом. — Люсьен выпустил ее руку, зашел за кресло и оперся о его спинку. — Я хочу договориться с вами о социальных обязательствах, которые мы должны будем выполнять по отношению друг к другу. Я обязуюсь спрашивать вашего совета в вопросах ведения хозяйства и устройства торжеств. Вы можете вносить любые изменения в убранство дома по вашему вкусу. Я понимаю, что наш союз не может вас радовать, и готов пойти на многие уступки.

— И что вы хотите получить от меня взамен? — спросила она ледяным тоном.

Он снова сделал большой глоток бренди, прежде чем ответить.

— Три простые вещи. Во-первых, быть хорошей матерью нашему ребенку и ставить его интересы выше своих собственных.

— Это условие будет нетрудно выполнить, милорд. Я давно мечтаю о ребенке.

Серина опустила голову. Золотистые локоны упали ей на лицо. Ему казалось, что она похожа на ангела, сошедшего с небес. Что-то дрогнуло в нем, когда он подумал, что стал первым мужчиной, познавшим ее как женщину.

— Но у вас его не было. Почему? — спросил он, надеясь, что ее ответ поможет ему лучше понять ее отношения с Уоррингтоном.

— Что еще вы хотите от меня? — спросила она, не отвечая на его вопрос.

Люсьен решил пока не выяснять подробностей ее предыдущего брака и продолжил:

— В какой-то момент мне тоже понадобится наследник. Естественно, сейчас с этим вопросом придется повременить, учитывая ваше состояние. Однако потом я захочу иметь законного наследника.

Серина поджала свои красиво очерченные губы, которые он вдруг захотел поцеловать.

— Как вы понимаете, если у меня родится мальчик, наши последующие интимные контакты будут полностью исключены.

Он насмешливо поднял одну бровь.

— Если вам так будет угодно.

— Да, угодно. Что же третье?

Он сел на диван, удобно закинув ногу на ногу.

—  — Я требую от вас абсолютной верности. Вы не будете никогда изменять мне, как изменяли Уоррингтону.

От его слов ее щеки снова покрылись ярким румянцем.

— Скажите, а я могу ожидать того же от вас?

— Мне будет разрешено посещать вашу спальню по моему желанию?

— Естественно, нет, — фыркнула она.

— Тогда вы не можете требовать от меня супружеской верности.

Она быстро приблизилась к нему.

— Я не считаю, что это честное соглашение.

— Да, действительно, — сказал он, пожимая плечами. — Глупо искать вне дома то, что можете дать мне вы.

Серина дрожала от гнева, и Люсьен почувствовал, что она вот-вот даст ему пощечину.

— Вы бессовестный грубиян! Не понимаю, как я только могла…

Громкий стук в дверь прервал их разговор. На пороге появился Холфорд, который возвестил о прибытии Найлза и его сестры, леди Эддингтон.

— Мы приехали слишком рано? — поинтересовался Генри, бросая быстрые взгляды то на герцогиню, то на Клейборна.

Люсьен вышел вперед, чтобы поприветствовать гостей.

— Не совсем, — ответил он, наклоняясь к руке леди Эддингтон. — Добрый вечер, миледи.

Энни тоже немного нагнулась и прошептала Люсьену на ухо:

— Вы уверены, что поступаете правильно?

Ее вопрос вернул Люсьена к жестокой реальности. Если бы Серина никогда не была замужем за Уоррингтоном, он скорее всего по-настоящему влюбился бы в нее, ухаживал за ней, завоевал бы ее сердце. И при других обстоятельствах она относилась бы к нему совершенно по-иному.

Но все эти «если бы» не имели в настоящий момент никакого значения. Единственное, что было важно, — это женитьба на любовнице, которая ждала его ребенка.

Он взглянул на герцогиню. В ее глазах он заметил испуг, какой можно увидеть у загнанного в ловушку зверя. Ему вдруг захотелось заключить ее в объятия, успокоить, пообещать никогда не вести себя так, чтобы она его боялась. Но ему ничего не оставалось, как только беспомощно вздохнуть.

Спустя мгновение Холфорд ввел в комнату священника.

Пожилой священник улыбнулся Люсьену и радостно закивал, посмотрев на Серину.

— Надеюсь, сегодня вы чувствуете себя лучше, моя дорогая, — сказал он. — Как жаль, что такое радостное событие пришлось отложить из-за вашей болезни.

Леди Уоррингтон быстро взглянула на Клейборна. В ее взгляде читался упрек, но она ничего ему не сказала.

— Да, — пробормотала она, обращаясь к священнику, — действительно, очень жаль.

— Можно начинать? — спросил тот, весело подмигивая. — Я-то знаю, как вам двоим не терпится!

От сознания того, что ей придется совершить такой важный шаг в жизни против своей воли, Серину затошнило. Этот поспешный брак будет лишь немного менее шокирующей новостью, чем сообщение об измене Сайресу. В любом случае ее поступок станет главной темой для сплетен, в которых все не преминут помянуть и скандальную славу ее матери.

— Молодым всегда не терпится, — продолжал священник. — Я помню, как было у нас с Тесси, а ведь мы женаты уже тридцать лет.

Но Тесси наверняка шла к алтарю по доброй воле, думала Серина, не спуская глаз с Люсьена.

Тем временем священник расстелил на полу коврик для коленопреклонения и попросил Серину и Люсьена занять свои места.

Затем он раскрыл молитвенник и, взглянув на невесту, сказал:

28
{"b":"4976","o":1}