ЛитМир - Электронная Библиотека

Серине неожиданно стало холодно в горячей ванне. Кто-то знает о виновнике убийства Сайреса! И это поможет посадить Алистера в тюрьму? Господь наконец услышал ее молитвы, и правосудие скоро свершится, возбужденно думала Серина.

А вдруг это ловушка? Скорее всего, нет. Алистер не рискнет напасть на нее в доме Люсьена. Это слишком опасно. Серина хотела было послать записку Викери, но передумала. Тот, кто написал это письмо, смертельно напуган, и она не решилась подвергать его еще большей опасности.

После того как Кэффи помогла ей одеться, Серина убрала анонимное письмо в сумочку и направилась в библиотеку, чтобы скоротать время. Но книги не могли отвлечь ее от мыслей об авторе записки и том, что он мог знать.

Без десяти четыре она сказала охранникам, что собирается прилечь, а сама тайком проскользнула на кухню и, миновав изумленно посмотревшего на нее Холфорда, покинула дом через черный ход. Серина прошла по небольшому огороду и вскоре оказалась перед летним домом.

Это сооружение не походило ни на один летний дом из всех, что ей когда-либо приходилось видеть. Вблизи он казался еще более величественным, чем издали. Деревянные стены были покрашены красной и золотой краской, а огромные окна простирались от самой земли до высокой крыши. Вход в дом, напоминавший павильон в королевском саду, украшали колонны в восточном стиле. Серина слышала, что он был построен по просьбе Равенны и она сама занималась его отделкой.

Большинство окон закрывали ставни. Серина подумала, что дверь наверняка заперта, но когда она потянула за ручку, та со скрипом отворилась.

Поборов мгновенный испуг, она осторожно заглянула внутрь.

— Кто там?

Ее слова эхом разнесись по пустому помещению. Серина увидела, что внутри никого нет, лишь в углу в беспорядке свалены несколько скамеек и летних столов.

Она сделала еще несколько шагов.

— Есть здесь кто-нибудь?

В ту же секунду Серина услышала приглушенный звук, словно кто-то крался за ней следом. Но когда она сделала попытку обернуться, что-то сильно ударило ее по голове. Цепляясь за остатки сознания, Серина попыталась разглядеть нападавшего, но вдруг упала на колени. Все вокруг нее погрузилось в полную темноту…

Глава 20

Люсьен посмотрел в бухгалтерскую книгу и в третий раз попытался сложить цифры, выписанные в длинную колонку. У него получился третий, отличный от первых двух, итог.

Он вздохнул и направился к сервированному для чаепития столику. Люсьен выпил чашку чая и снова попытался заняться финансами. Но его мысли были далеки от деловых вопросов. Он думал о своей жене.

Почему она владеет всеми его помыслами? Люсьен боялся признаться себе в этом, но его влекло не только ее тело. Каждую минуту, в которую он не видел ее, он скучал по ней, по ее голосу, ее улыбке, исходившему от нее аромату жасмина.

Тот удобный и модный брак, о котором он мечтал, с каждым днем становился все менее приятным. Борьба с самим собой изматывала, в любой момент он готов был сдаться.

— Милорд! — раздался крик Холфорда, который без стука ворвался в кабинет Люсьена. — Милорд, скорее сюда!

Люсьен встал и схватил свою трость. На лице Холфорда он увидел выражение такого ужаса, что ему стало не по себе.

— Что случилось?

— Пожар. В летнем доме, — торопливо объяснил дворецкий. — И боюсь, леди Дейнридж находится там!

Серина!

Он бросился за Холфордом, моля о том, чтобы старый дворецкий ошибся. Что ей делать в летнем доме? Она должна быть жива!

Густые клубы черного дыма и яркие языки пламени окутывали павильон, который Равенна упросила его построить, чтобы принимать там своих гостей. Люсьен никогда не любил это вычурное сооружение, но сейчас ненавидел его вдвойне.

Слуги выстроились в цепочку и передавали друг другу ведра с водой. Один из них, стоявший у самого дома, пытался залить ревущее пламя.

Люсьен бросился к двери и схватился за ручку. Раскаленный металл обжег его ладонь. Люсьен выругался, сорвал с себя сюртук и обмотал им горячую ручку. Он снова попытался открыть дверь, но та не поддавалась. Спустя мгновение он заметил, что она намертво закреплена деревянным клином.

«Черт бы тебя побрал, Марсден! Я убью тебя!» — в панике думал Люсьен.

Он схватил клин голыми руками, не обращая внимания на впившиеся в ладони занозы. Но деревяшка сломалась у самого основания, а времени на то, чтобы выбить оставшуюся часть из косяка, у Люсьена уже не было. Он бросился к окнам. Одно из них, слава Богу, не закрывали ставни. Люсьен выбил стекло и влез внутрь.

Ему тут же пришлось опуститься на колени, потому что все помещение заполняли густые клубы дыма, в котором вспыхивали оранжевые языки пламени.

— Серина! — крикнул он. — Дорогая, где ты?

Ответом ему был лишь треск горящего дерева. Люсьен попытался глубоко вздохнуть, но тут же понял, что совершает ошибку. Легкие мгновенно наполнились едким дымом. Кашель буквально разрывал его на части. А Серина? Может ли она дышать? И дышит ли еще?

— Серина! — снова закричал он. — Дай знак, где тебя искать!

Никакого ответа. Ужас пронзил все его существо. Он пополз вперед, к двери, борясь с кашлем и начинающимся головокружением. Около самой двери он увидел ее руку. Это, без сомнения, была рука Серины. На пальце поблескивало обручальное кольцо, украшенное бриллиантами, которое он надел ей в день свадьбы.

Он бросился к ней с радостным криком, обхватил ее за талию и поднял с пола. Ее тело казалось безжизненным. Отбросив в сторону мрачные мысли, он поднял жену на руки и сквозь удушливый дым направился к разбитому окну. Боль от раненого колена распространялась по всей ноге, и Люсьен сильно хромал. Наконец он добрался до окна и почти вывалился из него наружу, порезав лицо о торчащие из рамы осколки.

Он упал на землю, держа Серину на руках, и пополз прочь от горящего дома. Оказавшись на безопасном расстоянии, он осторожно положил жену на траву и приподнял ее голову. Его пальцы коснулись чего-то липкого. Он поднял руку к лицу и увидел, что она в крови. В ее крови!

Стараясь унять страх, он наклонился ниже, чтобы уловить хоть какой-то признак того, что она еще дышит, что она жива. К ним бросились слуга, но он жестом велел им остановиться, боясь, что из-за шума не услышит дыхания Серины. Наконец он почувствовал слабое движение воздуха возле своей щеки. Она жива! Страх в его душе сменился надеждой.

— Холфорд! — крикнул он, пересиливая раздирающий его кашель. — Срочно пошли экипаж за доктором Томпсоном!

Он взял Серину на руки и, припадая на раненую ногу, понес жену в дом. Преодолев казавшиеся нескончаемыми ступеньки, он внес ее в свою спальню и положил на кровать. На этой кровати они впервые занимались любовью. Он отказывался верить, что на этой же кровати она должна умереть.

— Дыши, милая, — прошептал он, гладя ее испачканное сажей лицо. — Ты не можешь умереть!

Кэффи подошла, чтобы снять с Серины грязную одежду, а Милдред принесла таз с водой и губку. Люсьен с трудом оторвался от жены и отошел в сторону. При мысли, что он потеряет Серину так же, как потерял Челси, он невольно заскрипел зубами.

Нет, он не позволит смерти взять верх и на этот раз. Он не отойдет от Серины ни на шаг, выставит сотню охранников и сделает все, лишь бы обеспечить ее безопасность.

Но если она умрет, поклялся себе Люсьен, Марсден заплатит за это страшную цену.

Доктор Томпсон прибыл после часа мучительного ожидания, которое почти доконало Люсьена. Он отказался выходить из комнаты, пока врач осматривал его жену.

— Она будет жить? — спросил Клейборн.

Доктор взглянул на него поверх очков.

— Пока я не могу ничего сказать. Возможно, у нее сильно повреждены легкие.

Люсьен схватил доктора за рукав сюртука.

— Что это значит?

— Это значит, — ответил тот, пожимая плечами, — что пока рано делать прогнозы относительно ее состояния.

45
{"b":"4976","o":1}