ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Охота на охотника
По следам «Мангуста»
Десерт из каштанов
Муж, труп, май
Сущность зла
Карлики смерти
Семь нот молчания
Дневник принцессы Леи. Автобиография Кэрри Фишер
Видящий. Лестница в небо

Шелли Брэдли

Рождественское обещание

Пролог

Девоншир, Англия Февраль 1852 года

– У меня новость, – сообщил Айан Пирс, виконт Акстон, лорду Браунли, войдя в гостиную, где весело полыхал огонь в камине. – Джеффри Арчер умер.

Дородный граф оторвал взгляд от свежего выпуска лондонской газеты и поднялся с дивана, потрясенно глядя на Айана:

– Что ты такое говоришь, Акстон? Арчер мертв?

– Именно так, – кивнул Айан. – Я только что получил весточку от школьного приятеля. Он послал ее по поручению Ост-Индской компании. Она прибыла с утренней почтой. – Айан умолк на мгновение. – В письме сообщалось, что на Арчера напал дикий зверь в дельте реки где-то в западной части Бенгалии.

– Дикий зверь? – Старик удивленно вскинул брови и отложил в сторону газету. – Что за зверь?

Айан пожал плечами:

– Приятель сообщил лишь, что Арчер скончался в страшных мучениях в прошлом сентябре.

Браунли усмехнулся:

– Подходящий конец для такого проходимца, как он.

– Вы совершенно правы, – согласился Айан. Он никогда никому не желал смерти. Но если бы и пожелал, то только Джеффри Арчеру.

– Плохо, что эта новость дошла до нас только сейчас.

Граф неспешно подошел к стоящему рядом столику и поинтересовался:

– Выпьем по стаканчику бренди, чтобы отпраздновать это событие?

По мнению Айана, старому графу стоило бы поменьше пить. Вид у старика был изможденный, фигура – грузная. Он был совсем не похож на соседа, которого Акстон знал почти всю жизнь.

Нахмурившись, виконт извлек из кармана часы:

– Еще нет и полудня, милорд. На мой взгляд, слишком рано, чтобы пить.

– Неужели? – Браунли взглянул на часы и подошел к Айану. – Пожалуй, действительно рановато. Ну что ж, обсудив эту новость, мы уже отпраздновали.

– Вот именно, – кивнул молодой человек, пряча ироническую улыбку.

– Итак, – продолжил Браунли с довольным видом, – моя дочь овдовела, да?

Айан улыбнулся. Именно это было самым приятным во всей этой истории.

– Совершенно верно.

– И ты по-прежнему намерен жениться? – Старый граф слегка толкнул его локтем под ребра и озорно улыбнулся.

– Да, сейчас более чем когда-либо.

– Этот сущий дьявол, твой отец, снова осложняет тебе жизнь?

Айан понимал, что Браунли знает его как свои пять пальцев, что и следовало ожидать после почти тридцати лет знакомства.

– В этом месяце – особенно. Так что пора мне уже перестать терять время, пытаясь добиться благосклонности замужней дамы, и найти подходящую невесту к первому числу января.

– А не то?..

Айан вздохнул и опустился на диван.

– А не то я лишусь наследства и всякой надежды получить нужную сумму, чтобы достроить конюшни для разведения лошадей.

Граф фыркнул:

– Старый пройдоха! Он видит тебя насквозь. Ты больше не сможешь пренебречь его требованием.

– Я и не собираюсь им пренебрегать. Теперь, когда Джулиана овдовела, мне уже не надо добиваться благосклонности замужней дамы. Она, наконец, свободна, и мы можем обвенчаться.

– Значит, в письме сказано, что она возвращается в Харбрук? – На мясистом лице Браунли отразилось удивление… и надежда.

– Нет, и это как раз плохая новость. До сих пор она слышать ничего не хотела о том, чтобы покинуть Индию и отправиться домой.

Граф со вздохом опустился на диван и потер огромный живот, обтянутый жилетом. Лицо его исказилось от боли.

– Проклятие! Чертов желудок, – проворчал он и повернулся к Айану. – Что ж, признаться, я не удивлен упрямством Джулианы. Да и тебе не советую. – Он выругался. – Два года назад Джулиана в письмах к матери начала жаловаться на свою несчастную долю. Тогда леди Браунли умоляла ее оставить этого охотника за наследством Арчера и вернуться. Джулиана наотрез отказалась и заявила, что никогда больше не приедет в Харбрук. И у меня нет причин надеяться, что с тех пор что-то изменилось.

– Да, она не меняет своих решений, – согласился молодой человек. – Но она не может там оставаться. Насколько я понял, у нее мало денег и пенсии Арчера ей едва хватит на пропитание.

– Полагаю, глупая девчонка не понимает, какой опасности она себя подвергает. Вот почему ей необходима твердая рука отца… и не менее твердая рука мужа. Верно?

– Я буду хорошим мужем для Джулианы, – пообещал Айан.

– Конечно, будешь, – бушевал Браунли. – Конечно. Но сначала мы должны найти способ привезти ее сюда. Пожалуй, я могу поехать в Индию, – вздохнул он. – Но Бог мой, как я устал!

– Вам снова нездоровится, милорд? Лорд Браунли раздраженно отмахнулся:

– Этот болван, доктор Хэни, которого леди Браунли попросила меня осмотреть, говорил что-то насчет сердца. Но я думаю, он ни черта в этом не смыслит. Он младше тебя, и его саквояж набит новомодными инструментами. – Граф закатил глаза. – Большую часть времени я чувствую себя прекрасно. Даже когда мне становится хуже, я уверен, что причина этому всего лишь надвигающаяся старость.

Айан был не согласен с ним. Это «всего лишь» беспокоило Браунли уже несколько месяцев. Так или иначе, лицо старика с каждым днем становилось все краснее. И он жаловался на здоровье чаще, чем когда бы то ни было.

– У вас недавно снова был приступ? – спросил Акстон. Граф слегка нахмурился, но ответил на его вопрос:

– Скажу тебе, он был намного сильнее, чем в прошлый раз, но это еще ничего не значит. Я в этом уверен.

Значит, у Браунли снова был приступ, и он опять отказывается это признать. Айан нахмурился.

– Возможно, доктор Хэни не так уж заблуждается? – осторожно произнес он. – Что он вам посоветовал?

– Он говорит, чтобы я больше не притрагивался к бренди. И гулял по саду не меньше пятнадцати минут в день.

Старик выглядел оскорбленным. Айан не мог сказать, уместен ли совет доктора, но отдавал себе отчет, что Браунли волен жить, как ему вздумается.

– Возможно, прогулки придутся вам по душе, – предположил виконт.

Граф поежился:

– В такой мороз, мальчик мой? Увольте. Боюсь, я скорее простужусь, чем выздоровею.

Акстон вежливо кивнул.

– Все же я не думаю, что поездка в Индию – такая уж хорошая идея.

– Я еще не совсем дряхлый старик, – настаивал на своем граф.

Подавив улыбку, Айан успокоил его:

– Конечно, нет. Но леди Браунли будет переживать, если вы отправитесь в это ужасное путешествие.

– Да, ты прав, – согласился Браунли, потирая подбородок.

– В одиночку я быстрее доберусь до Джулианы.

– Ты привезешь ее ко мне?

Как будто Айан не стремился к тому же самому. Страсть к Джулиане была как лихорадка в крови – лихорадка, с которой он жил вот уже четыре с половиной года. Да, он поедет. И на этот раз сделает все возможное, чтобы завоевать ее расположение.

– Обязательно привезу.

– Великолепно. Великолепно, – пробормотал граф себе под нос. – Но как мы убедим ее вернуться домой? Она вбила себе в голову, что должна стать независимой. Разве женщине это нужно, я тебя спрашиваю?

Айан пожал плечами. Джулиана всегда хотела быть независимой. И не столь важно, нужно ей это было или нет.

– Мы должны найти какую-то причину, чтобы заставить ее вернуться, – задумчиво произнес виконт.

– Ну, если она собирается выйти за тебя замуж, то у нее нет причин оставаться в Индии.

– Она может отказаться от моего предложения, – сказал Акстон, сдерживая себя, чтобы не заскрежетать зубами. – И не в первый раз.

Пять лет назад он совершил много ошибок, ухаживая за Джулианой, что и привело к ее отъезду. Он поклялся, что на этот раз не будет вести себя так опрометчиво.

– Глупая девчонка, – проворчал отец, снова потирая живот. Через мгновение он наклонился вперед, вытянув обе руки, как будто пытаясь за что-то ухватиться.

– Вы уверены, что все в порядке? – спросил Акстон.

– Это просто усталость, мой мальчик. – Граф вздохнул и искоса взглянул на Айана. – А ты действительно беспокоишься о моем здоровье?

1
{"b":"4977","o":1}