ЛитМир - Электронная Библиотека

На этот раз его улыбка была настоящей. Он пытался сдержать рвущийся наружу смех, но ему не удалось.

– Как неуважительно ты отзываешься о представительницах прекрасного пола. Не забывай, ты одна из них.

– Может, будь в них поменьше жеманства и побольше ума, я была бы о них другого мнения. К тому же их непроходимая глупость доставляет удовольствие повесам вроде тебя.

Он наклонился вперед и прошептал:

– К сожалению, нет. Боюсь, мои требования к девушке намного выше.

И подмигнул ей.

Она закатила глаза. Но, наконец, уголки ее рта неохотно приподнялись. Виконт усмехнулся в ответ.

– Вы снова улыбаетесь мне, милорд!

В ее голосе слышалось негодование, смешанное с весельем. Он решил привести ее в еще большее замешательство.

– Ты любишь петь?

– Я? – Обрамленные густыми ресницами глаза расширились от удивления. – Ты же знаешь, что у меня совсем нет слуха.

Он кивнул. Лорд Акстон слишком хорошо помнил, как невыносимо было слушать ежевечерние «выступления» в Харбруке, когда Джулиана обучалась необходимым для настоящей леди умениям, которые впоследствии нещадно критиковала.

– Значит, нам придется довольствоваться тем, как поют другие.

Джулиана нахмурилась, совершенно сбитая с толку. Прежде чем она успела спросить, что все это значит, Айан пронзительно свистнул.

Почти сразу же в тесном пространстве каюты возникли трое мужчин из экипажа корабля. Первый, здоровенный темноволосый детина, войдя, благовоспитанно поклонился. На нем был довольно странный костюм, больше похожий на пиратское одеяние.

– Здрасте!

Второй, совсем еще мальчишка, проскользнул в каюту и кивнул ей, старательно отводя взгляд.

Последний оказался высоким мужчиной, которого все женщины мира сочли бы невероятно привлекательным. Подмигнув леди Арчер, он с самоуверенным видом вразвалочку вошел в маленькое помещение, взял ее руку и поднес к губам. Айан чувствовал бы себя гораздо спокойнее, если бы тот оставил свою галантность при себе.

– Моя прекрасная леди, – начал обаятельный повеса. – Располагайтесь поудобнее, чтобы в полной мере насладиться нашим пением.

Айан взглянул на Джулиану. Та переводила взгляд с одного матроса на другого, изумленно распахнув глаза.

Темноволосый, похожий на пирата парень приставил скрипку к своей бычьей шее и начал играть. Полилась приятная мелодия, один из тех жалостных мотивов, от которых сжимается сердце.

Айан снова взглянул на Джулиану, желая узнать, о чем она думает. На нежном личике застыло удивленное выражение, но вскоре ее губы тронула легкая мечтательная улыбка. Она слегка покачивалась в такт музыке.

Вступили двое остальных мужчин, и три низких голоса слаженно запели под сладостно-горький мотив. Айан внимательно наблюдал за Джулианой, в то время как моряки начали выводить первый куплет:

Дамы Франции свободны, нежны,
Италия – родина кротких дев,
Губы фламандок, как персик, сочны,
Глаза испанок я вижу во сне.
Улыбки их греют, как солнечный свет,
Но чары их разум не в силах затмить:
В туманной Англии оставил я сердце,
У девушки, которую не смог разлюбить.
Прекрасна она, как Эйвона берег,
Чиста и светла, как воды его,
Не стала она нареченной моею.
Хотя много лет я жаждал того.
В прекрасной Франции дом мой теперь,
Но письма ее напомнят о том,
Как я обещал когда-то ей,
Никогда не перечить ни в чем.

Когда зазвучала песня, лицо Джулианы озарило удивление, которое сменилось задумчивостью. Стоило музыке стихнуть, как в комнате воцарилась глубокая тишина. Айан поймал взгляд Джулианы. Ее глаза сузились, как будто она снова приготовилась отстаивать свой отказ выходить за него замуж. Черт, эта баллада произвела совсем не то впечатление, на которое он рассчитывал. Как бы этот план не обернулся против него самого. Виконт жестом приказал дюжему матросу начинать следующую песню. Улыбкой и взмахом руки он намекнул, чтобы на этот раз тот сыграл что-нибудь повеселее.

Детина издал ликующий возглас и провел смычком по сверкающим струнам. Пронзительные звуки наполнили помещение. Остальные матросы подхватили задорную песенку:

Жила-была на свете
Прелестная девица,
И красотою с нею
Никто не мог сравниться.
Манили путешествия
Ее своей опасностью.
Искала приключений
Ее натура страстная.
И чтоб увидеть страны,
Заморские и дальние,
В одежде моряка она
Приходит к капитану.
И взял девицу ту
К себе он на корабль.
«Служить ты будешь юнгой», —
Сказал ей капитан.
Попутный ветер вскоре
Наполнил паруса.
Из порта в сине море
Путь их начался.
С собою капитан взял
Любимую свою.
Но положила глаз она
На юнги красоту.
Проворный юнга исполнял
Обязанности споро,
Но флиртовать стал капитан
С красивым «парнем» скоро.
Он разгадал ее секрет,
Что юнга – дева в цвете лет.

Джулиана прикрыла ладошкой рот от изумления. Айан затаил дыхание. Да, он хотел, чтобы моряки развеселили ее, но не шокировали. Ему следовало выяснить заранее, какие песни они собираются исполнять…

Проклятие! Теперь Джулиана точно обвинит его в дерзости и выставит вон. Что же ему теперь делать?

И тут он увидел, как ее губы против воли растянулись в улыбке. Да, она смотрела на него с упреком, но в глазах ее плясали искорки веселья.

– Это действительно ужасная песня, – сказала она и тут поняла, что моряки все еще стоят около стола. – Хотя исполнение было великолепно. Благодарю вас, джентльмены.

– Спасибо за похвалу, прекрасная леди, – ответил обаятельный матрос, придвигаясь к ней поближе.

Леди Арчер сдержанно кивнула и с любопытством взглянула на него.

Айан тут же пресек этот обмен любезностями:

– Спасибо, джентльмены. Вы и так уже произвели на леди большое впечатление. Можете идти.

Мужчины, не торопясь, покинули помещение. Моряк-ловелас вышел последним, на прощание подмигнув ей через плечо. Айан подумал, что придется получше приглядывать за Джулианой, когда та будет прогуливаться по палубе.

Как только за ними закрылась дверь, Айан обернулся и посмотрел на девушку, которая сидела, прижав платок к своим прелестным губам. Однако взор ее был полон лукавства, а щеки разрумянились, словно розы в полном цвету. Когда она смеялась, ее лицо светилось от счастья. Как же ему хотелось видеть ее такой счастливой каждый день до конца жизни.

– Это было ужасно. Мой отец упал бы в обморок, если бы узнал, что ты нанял их исполнять для меня такие пошлые песенки.

Это замечание обрадовало Айана. Может, она наконец перестанет отождествлять его с лордом Браунли? Он пожал плечами.

– Я всегда говорил: честна душа того человека, который иногда грешит.

Ее золотистые брови взметнулись вверх. Леди Арчер явно была заинтригована.

– Полагаю, ты убедился в этом на собственном опыте. Вряд ли твою жизнь можно назвать безгрешной.

– Никто не может этим похвастаться, – мягко возразил он.

12
{"b":"4977","o":1}