1
2
3
...
24
25
26
...
68

Тот схватился за отвороты сюртука, пытаясь натянуть его на выпирающий живот. Неужели он полагал, что это придаст ему значительности?

– Похвально, что ты не хочешь повторять прежних ошибок, моя девочка. Но ты можешь доверять мнению отца. Айан позаботится о том, чтобы ты была счастлива. Он в самом деле обожает тебя.

Даже если это так, Джулиана считала безрассудным беспокоиться о его чувствах. А как же ее чувства, боль, причиненная его предательством? Никому нет до этого дела, и меньше всего – отцу.

– Мне хотелось бы выждать какое-то время, чтобы познакомиться с другими мужчинами в Девоншире, прежде чем выбрать мужа. Уж конечно, Айан не единственный стоящий человек в округе.

Лорд Браунли нахмурился, словно прикидывая в уме такую перспективу.

– Полагаю, ты права, но если он такой замечательный и так тебя любит, зачем искать другого? Это пустая трата времени.

Возможно, но это ее время, и она вправе им распоряжаться…

– Папа, куда мне спешить? Лучше убедиться, что я буду счастлива, прежде чем снова идти под венец.

– Айан сделает тебя счастливой, – заверил её отец, словно все ее переживания были такими же ничтожными, как смена погоды. – Кроме того, я интересовался твоими доходами. Без мужа ты долго не протянешь. Ты должна быть практичной, моя девочка.

– Ты интересовался моими доходами? – Ее голос зазвенел от злости. – Я не давала тебе разрешения…

– Я твой отец!

Неужели он думает, что она этого до сих пор не поняла? Джулиана вздохнула.

– Послушай-ка меня! – рявкнул он. – Это был мой долг, как отца, проверить, как обстоят твои дела, раз уж у тебя нет мужа. Теперь, когда я увидел, в каком плачевном положении оставил тебя этот низкородный шут Арчер, я настаиваю, чтобы ты вышла замуж. Лучше Айана тебе не сыскать. К тому же он холост.

– Я подумаю над этим, – солгала она и взяла отца под локоть. – А теперь я очень устала и хочу спать.

Он обернулся и изучающее посмотрел на нее, прищурив глаза.

– Смотри, подумай хорошенько о замужестве – да поскорее. Джулиана кивнула, и отец наконец ушел.

Она с облегчением бросилась поперек кровати и перекатилась на спину, уставившись на замысловатые завитки цвета слоновой кости на голубом лепном потолке.

Со стоном она пробормотала:

– Хорошо, папа, пусть Айан ко всему прочему и холостяк, но он волен изменить свой статус, взяв в жены любую девушку, краше меня.

Секунду спустя легкий плач наполнил комнату. Холодок пробежал по ее руке, по бедру вниз к ее почти ледяным ступням. Тяжелый запах роз витал в воздухе.

Ей были знакомы эти ощущения, она выросла с ними с младенчества. И когда она села в постели, ее подозрения подтвердились: в изножье кровати витал плачущий призрак Харбрука.

Это была неизвестная ей невысокая женщина. Почти прозрачная и очень хрупкая, она плакала, тихо изливая в слезах свое горе. На ней было широкое, развевающееся платье, характерное для эпохи Реставрации. Платье было сшито из плотной ткани, прямые рукава, усыпанные множеством бантиков, имели кружевные манжеты, которые ниспадали до самых кончиков ее пальцев, сжимавших красную книгу. Локоны струились по ее шее и плечам. Благодаря чувственному рту и изящным чертам она явно считалась красавицей при жизни.

С самой юности Джулиана гадала, кто эта женщина и почему она всегда плачет. Сегодняшний вечер не стал исключением.

– Томас…

Джулиана услышала шепот – или нет? Да, но кто говорил? Уж конечно, не видение. Но тон соответствовал муке, светившейся в ее глазах.

Нет. Призраки не разговаривают. По крайней мере, этот никогда так не делал.

Но кто же еще мог это сказать?

Поблизости никого не было.

– Томас, – снова услышала она полный муки шепот. – Любовь моя, прости меня…

Нечеловеческое страдание отражалось на полупрозрачном лице привидения. Страдала ли она сама так сильно когда-нибудь? Джулиана задумалась. Да, страдала, когда поняла, что Джеффри никогда по-настоящему не интересовался ею, что он хотел жениться на ней только из-за денег ее отца. И сегодня она страдала, когда поняла, что Айан играл с ней, как с марионеткой. Слишком хорошо Джулиана понимала глубину отчаяния женщины, которая внезапно обнаружила, что за красивой внешностью скрывается каменное сердце.

Но за что призрак просил прошения? Джулиана не находила этому объяснения.

Не осознавая, что делает, Джулиана вытянула руку, чтобы утешить маленькую женщину.

Как только рука коснулась хрупкой фигурки и прошла сквозь нее, призрак исчез.

Джулиана моргнула – раз, другой. Но привидение вместе с удушливым запахом роз исчезло так же внезапно, как и появилось.

Она уставилась в пустоту перед собой, пытаясь понять, что только что произошло. Призрак разговаривал – или шептал, не важно. Но чье приведение являлось ей?

Джулиане всегда было интересно, чей это призрак, но никто не знал этого наверняка. В их роду встречались трагические судьбы, как и в любой семье, чья родословная насчитывала множество поколений.

– Прости меня… – снова услышала она тихий голос за спиной, так что у нес мороз пошел по коже.

Джулиана обернулась на звук голоса, но увидела только спинку кровати на фоне голубой стены.

Джулиану мучило любопытство, за какие грехи эта женщина приговорена вечно плакать после смерти. Возможно, это небольшое расследование отвлечет ее от мыслей о том, что ей необходим муж, чтобы поправить пошатнувшееся материальное положение, и поможет позабыть тот факт, что мужчина, предлагавший ей руку и сердце, был настолько лжив, что смог бы обмануть самого черта.

Глава 7

Как нарочно той ночью выпал снег. Это означало, что их соседи с южной стороны, лорд и леди Бустон устроят импровизированный званый вечер в своем поместье, как они делали каждый год, когда выпадал первый снег.

Возможно, размышляла Джулиана, это даст ей шанс поближе познакомиться с джентльменами в округе. Не то чтобы она испытывала жгучее желание выйти замуж, просто это был один из немногих способов вырваться из-под суровой опеки отца. Общество предоставляло мало возможностей одинокой женщине обеспечить себя. Как довольно грубо заметил отец, ее финансовое положение с каждым днем становилось все более плачевным. А она ни при каких обстоятельствах не примет от него помощи.

Без рекомендаций она не сможет получить даже место гувернантки, особенно после ее скандального побега с Джеффри, человеком из низов общества. А законы Англии не позволяли ей единолично владеть собственностью или открыть свое дело. Так что у нее было мало выбора и еще меньше свободы. Мэри Уолстоункрафт, известный адвокат по правам женщин, ужаснулась бы ее логике. Но Джулиана была очень здравомыслящей, если не брать во внимание ее брак с Джеффри и странное влечение к Айану.

– Ты уже готова ехать, дорогая? – раздался голос матери по ту сторону запертой двери спальни.

Взглянув на свое отражение в зеркале, она отметила, как красиво свет газовых рожков играет на блестящей ткани ее зеленого платья цвета мха. Она не помнила, когда в последний раз чувствовала себя такой женственной.

– Я готова, – отозвалась она.

«Готова больше, чем может вообразить мать и чем одобрил бы отец».

Сегодня вечером она будет искать себе мужа – на котором отец не останавливал свой выбор, который не станет обманывать ее и приводить в смятение, который потребует от нее только, чтобы она стала хозяйкой его дома и матерью его детей.

Три ряда воланов на платье Джулианы из нежно-зеленой тафты заколебались, мерцая в мягком свете. Широкие рукава и глубокий лиф были отделаны кружевом. Белые перчатки довершали вид. Этот наряд принадлежал ее матери, которая ни разу его не надевала. У самой Джулианы уже много лет не было средств на такой прелестный костюм.

Путь до дома лорда и леди Бустон они проделали в почти полном молчании, хотя отец не преминул напомнить ей о замечательных качествах Айана, когда они подъезжали к поместью. Джулиана полагала, что Айан обладал только одним замечательным талантом – умением лгать, но она оставила свое мнение при себе. Отец никогда бы ее не понял.

25
{"b":"4977","o":1}