ЛитМир - Электронная Библиотека

Айан не оставил попыток спасти ее от похотливых намерений Питера Хэвершема, несмотря на ее строптивое поведение. Потом он прислал ей подарок, одновременно сентиментальный и смешной, так как знал, что ей будет неловко из-за слез, которые она пролила на его груди.

Даже если он обманом вынудил ее вернуться в Англию, она признала, хоть и неохотно, что рада быть дома. Он был ее другом с тех пор, как они достаточно выросли, чтобы воровать яблочные пироги. По меньшей мере она должна поблагодарить его.

Когда они добрались до Эджфилд-Парка, ее лакей помог ей выйти из кареты. Дворецкий Айана, невозмутимый Хармон, уже стоял, ожидая ее.

– Леди Арчер, – поприветствовал он ее, впустив в дом.

– Привет; Хармон. Я бы хотела увидеться с лордом Акстоном.

– В данный момент он разговаривает с лордом Карлтоном, миледи. Не соблаговолите подождать?

Так как Айан и Байрон были друзьями с колыбели, их разговор мог затянуться. Странная досада омрачила ее радужное настроение. Она не скучала по Айану, вот еще, но была разочарована, что не может облегчить душу, высказав благодарность, которую она ему задолжала.

– Нет, но думаю, я останусь здесь на пару минут, чтобы согреться, прежде чем отважусь снова выйти на мороз.

– Очень хорошо. – Хармон жестом пригласил ее подняться по лестнице. – Следуйте за мной.

Дворецкий провел ее в уютную библиотеку, которая была ей хорошо знакома. Она играла здесь много раз, когда была девчонкой. Айан часто пользовался ею, возможно, потому, что его отец никогда здесь не бывал.

Улыбнувшись, она подошла к камину, в котором пылал огонь, и благодарно поднесла замерзшие руки к языкам пламени.

Мгновение спустя она услышала приглушенный звук мужских голосов, исходящий из-за второй двери в дальнем углу комнаты.

– Просто великолепно, что твоя встреча с Фергюссоном прошла успешно, – раздался голос, принадлежавший Байрону, лорду Карлтону.

– Да, неплохо. Брюс будет отличным племенным жеребцом, – сказал Айан. – И когда я наводил справки о Фергюссоне в Лондоне, все подтвердили твои слова, что он пользуется большим уважением. Прими мою благодарность, и если я могу отплатить тебе за совет, дай мне знать.

– Ты можешь! – воскликнул лорд Карлтон. – Объясни, почему ты так вел себя с Джулианой на том вечере в честь первого снега?

Айан замешкался на мгновение, прежде чем заговорить:

– Я снова сделал ей предложение.

– Понимаю. И она не ответила? Он снова замешкался.

– Пока нет. Она обещала дать ответ, когда наступит Рождество.

– Похоже, ты не очень-то оптимистично настроен, – тихо заметил лорд Карлтон. – Думаешь, она снова тебе откажет?

Айан вздохнул:

– К сожалению, да. Она ясно дала мне это понять, но я все же надеюсь.

– Почему ты решил, что она тебе откажет?

– Она зла на меня из-за того, что я сделал все возможное, чтобы помешать ее браку с Арчером, хотя я действовал в ее интересах. И поэтому она считает меня властным интриганом.

А кем еще его можно считать? Она округлила глаза. Почему Айан никогда не хотел замечать очевидного, когда дело касалось ее?

– Возможно, она просто не та женщина, которая тебе нужна?

– Она единственная женщина, на которой я хотел бы жениться, – с жаром заявил Айан. – Но я убедил ее уехать из Индии, сказав, что ее отец болен. Я рад, что он поправился, но, увидев его пышущее здоровьем лицо, она сделала вывод, что я солгал ей.

– Неужели? – с неподдельным интересом воскликнул Байрон. – В течение нескольких месяцев Браунли выглядел ужасно. Даже мой отец заметил это.

Джулиана вздрогнула и медленно приблизилась к приоткрытой двери. Ее отец действительно выглядел больным? И все это замечали?

– Я пытался ей это объяснить, – сказал Айан. – Я как безумный старался убедить ее, что меня самого беспокоило здоровье ее отца, но тщетно. Она не верит ни мне, ни ему.

Услышав это, Джулиана испытала шок. Она потеряла дар речи. Значит, он действительно волновался за ее отца. О Боже. Если это так, то, можно сказать, он не лгал ей. Она чувствовала, что сейчас упадет в обморок.

Возможно, он не лгал, но, по его собственному признанию, преувеличил правду.

Но он поступил так из добрых побуждений, спорила она сама с собой. Разве это не имеет значения?

Хуже всего было то, что все ее обвинения и упреки в его адрес оказались несправедливы.

Лорд Карлтон снова рассмеялся:

– Я начинаю думать, что ты никогда ничему не научишься. Если леди Арчер снова откажет тебе, моя кузина Мэри с радостью примет то самое предложение, которое ты сделал Джулиане. Мэри очень нуждается в муже и, со слов самой леди, считает тебя достаточно красивым, полагая, что в тебе есть… Как же она выразилась? – Байрон умолк. – Ах да, в тебе есть все качества, которые привлекают женщин в мужчине и муже.

Джулиана разинула рот. Эта восторженная девица сделала такой вывод за каких-то две минуты? Она ничего не знает об Айане, не знает, что он хочет, в чем нуждается. Кем себя возомнила эта бесстыжая девчонка?

– Не хочу обидеть твою кузину, – начал Айан, – но я не могу думать ни о ком, кроме Джулианы. Если она откажет мне, я предпочту, чтобы ты напоил меня виски, как в прошлый раз.

– А если меня не будет поблизости, чтобы выполнить эту трудную задачу? Как ты переживешь это? Думаю, что стоит иметь в виду леди Мэри.

– Я скорее сломя голову помчись разыскивать тебя вместе с виски, – усмехнулся Айан, но его голос был невеселым.

– Ну, полагаю, я смогу держаться поблизости. На всякий случай.

– Будь добр, – сказал Айан. – Скорее всего крепкие напитки понадобятся мне ко Дню подарков.[1]

После того как Байрон ушел, Айан опустился на диван. Голова его была тяжела от дум о Джулиане.

До Рождества оставалось чуть больше двух недель, и он не мог избавиться от тревоги за свое будущее. Она предательски вползла в его душу, как паук. Айан чувствовал себя мухой, запутавшейся в паутине судьбы.

До сих пор он надеялся, что Джулиана, ослепленная гневом, наконец одумается и поймет, что они могут создать идеальную семью. Но он не видел ее с тех пор, как разоблачил похотливые намерения Питера Хэвершема. Даже нижние юбки, похоже, не тронули ее сердца, потому что она так и не поблагодарила его за подарок, прежде чем уехать из Лондона. Айан не имел понятия, как убедить ее, что он всегда будет рядом, что ей нечего стыдиться слез, которые она выплакала у него на груди. Что он любит ее.

Мысль о том, что он может потерять Джулиану не только как невесту, но и как друга, приводила его в отчаяние. Кроме того, он с болью осознавал, что надежда на приобретение прекрасного скакуна Брюса с каждым днем становилась все более призрачной.

Проклятие! Все, о чем он мечтал в жизни, ускользало от него. Что же ему, черт возьми, сделать, чтобы помешать этому?

– Милорд!.. – нараспев произнес старик Хармон, войдя в комнату.

– Что такое? – ворчливо спросил Айан, опасаясь, как бы отец не собрался поджарить его на вертеле за то, что он не сумел уговорить Джулиану или любую другую девушку стать его женой, пока был в Лондоне.

– Леди Арчер вот уже полчаса дожидается вас. Изумление пришло на смену подавленному настроению Айана. Утраченная было надежда воскресла в его душе.

– Здесь? Меня?

– Именно так, милорд. В библиотеке.

– Спасибо, – пробормотал он, метнувшись к двери, соединявшей обе комнаты. Подойдя к библиотеке, он остановился на секунду, затем распахнул приоткрытую дверь, в то время как его сердце заходилось от волнения и страха. Боже милостивый, как он надеялся, что она пришла выслушать его, что он сможет достучаться до ее разума и убедить ее выйти за него замуж.

Джулиана неподвижно стояла в центре комнаты, на лице ее было потрясенное выражение. Она выглядела невероятно привлекательно в своем светло-зеленом платье, украшенном маленькими розовыми розочками, которыми были усеяны глубокий вырез и рукава. Густые волосы были собраны на затылке, в то время как несколько блестящих локонов обрамляли лицо. Ее щеки и кончик носа покраснели от холода.

вернуться

1

День подарков – второй день Рождества, когда слуги, посыльные и т. д. получают подарки. – Здесь и далее примеч. Пер.

37
{"b":"4977","o":1}