ЛитМир - Электронная Библиотека

Но через три минуты Айан вернулся с куклой в руках. В его больших руках она казалась совсем крошечной.

Одетая в голубое бархатное платье тонкой работы и такого же цвета высокую шляпку, фарфоровая кареглазая кукла являла собой восемнадцать дюймов утонченной красоты. На ней даже были блестящие лайковые туфельки и светлые чулки. О таком подарке мечтала каждая маленькая девочка.

– Что ты думаешь?

Он протянул ей игрушку.

Она сдвинула брови, изучая прелестную куклу.

– Она невероятно красива. Но не староват ли ты для таких вещей?

Джулиана постаралась скрыть улыбку в голосе и на лице. Айан ухмыльнулся:

– Это единственная женщина, которая меня слушается. – Только потому, что она не может говорить.

– Я не подумал об этом.

Он притворился смущенным. Они расхохотались. Глубокое удовлетворение завладело ее душой. Расслабившись, она откинулась на спинку дивана.

Он снова взял куклу своей ручищей и усадил ее на диван рядом с собой.

– Я купил ее в Лондоне для дочери моей тети Джорджианы, Лорел. В прошлом месяце ей как раз исполнилось четыре года. Не думаю, что ты ее видела.

– Не видела. Она живет в Кембридже?

– Да. Я собираюсь подарить ей эту куклу от имени Санта-Клауса. Ты полагаешь, она ей понравится? Владелец магазина сказал…

– Успокойся, – заверила его Джулиана. – Малышка Лорел будет в восторге. Нет такой девочки, которой она бы не понравилась.

Айан улыбнулся с неподдельным облегчением. Его так сильно волновало счастье и хорошее мнение ребенка? Достаточно и того, что он позаботился о таком роскошном подарке девочке, которую едва ли видел чаще чем раз в год.

Бессердечный человек не сделал бы и малой толики того, что сделал он для этой малышки. Ее собственный отец даже не подумал бы о рождественском подарке для ребенка.

– Спасибо, – прервал Айан ее мысли. – Теперь, когда я знаю, что угадал с подарком, мне гораздо лучше.

– Именно так. На самом деле, ты сделал просто… чудесный выбор.

Джулиана добровольно потянулась через небольшое пространство, разделявшее их, и взяла Айана за руку. Она почувствовала тепло его пальцев, скользнув по ним своей рукой. Его ладонь была горячей и сухой. И довольно жесткой. Это были идеальные руки для мужчины. Она слышала о том, какое удовольствие мужчина может доставить женщине такими прекрасными руками. Джеффри никогда не дарил ей ничего подобного.

Она почувствовала жар, представив Айана за этим занятием.

Он сжал ее руку.

– Чудесный выбор? Я? – Он погладил ее по щеке. – Нет, я уверен, это твоя заслуга.

Прошло четыре дня, и наступило двадцать третье декабря. Рождественское настроение вернулось к Джулиане в тот день, который она провела с Айаном. Однако осознание того, что через два дня наступит праздник и ей придется дать ответ Айану на его предложение, наполняло ее волнением. Она хотела сказать «да». Но что-то удерживало ее. Возможно, всему виной было ворчание отца по поводу того, что ей лучше выйти замуж за этого парня. Она не была уверена.

Тем не менее, когда Айан пригласил ее отужинать вместе с ним и его родителями этим вечером, она подумала, что лучше пойти. Возможно, это рассеет ее сомнения и она сегодня примет решение.

Не обращая внимания на тихо падающий снег, она запрыгнула в карету и устроилась поудобнее, приготовившись к спокойной поездке в Эджфилд-Парк. Луга, обычно покрытые пышной растительностью из вереска и утесника, теперь покоились под снежным покрывалом. Зима на этом побережье выдалась необычайно холодная, но Джулиана не имела ничего против. Слишком хорошо она помнила адскую жару Индии.

Когда она приехала, Айан почти сразу вышел ей навстречу. Он окинул ее изучающим и нежным взглядом.

– Ты приехала. Спасибо. Я боялся, что погода будет ужасной.

– Она не хуже, чем вчера, – заверила его девушка. Его вид говорил, что она не убедила его. Он пожал плечами.

– Ужин почти готов. Ты проголодалась? – с двусмысленной улыбкой спросил он, понизив голос, и хитро посмотрел на нее.

Она засмеялась:

– Прекрати. Я не признаюсь, что голодна, пока ты ведешь себя подобным образом.

– Какая жалость. Полагаю, мне придется удовольствоваться рождественским пудингом.

– Вот именно.

Через несколько мгновений она присоединилась к лорду и леди Калкотт, его родителям, которые в полной тишине ожидали их, сидя за пышно накрытым столом. Слуги сновали по комнате со всевозможными блюдами, от которых текли слюнки. На гарнир к жареной утке и запеченной треске подали сельдерей и зимние овощи. Джулиана ела до тех пор, пока не почувствовала, что скоро лопнет.

– Оставь место для пудинга, – прошептал Айан, наклонившись к ней.

– В меня больше ничего не влезет, – пробормотала она в ответ. – Но если ты действительно хочешь получить удовольствие, то не должен от него отказываться.

– Пудинг – это то, что мне надо.

«Пока», – сказали его глаза. Но его явно интересовало большее, гораздо большее.

Когда через несколько минут принесли сладкое, интерес Джулианы возрос. А когда вышел шеф-повар, чтобы поджечь блюдо и украсить его веточкой остролиста, ее рот наполнился слюной, несмотря на полный желудок. Насыщенный запах изюма, мускатного ореха и сидра витал вокруг угощения. Она с удовольствием приняла свою порцию.

После того как они доели десерт, мужчины удалились. Джулиана повернулась лицом к матери Айана.

– Ваш шеф-повар творит чудеса. Все блюда были очень вкусными, особенно пудинг.

Эмили улыбнулась:

– Я так рада, что тебе понравилось. Айан спросил, можно ли подать традиционный ужин, чтобы он мог разделить его с тобой.

Легкое удивление согрело ее сердце. Рождество – благословенная пора, и Айан хотел разделить с ней его традиции? Должно быть, она дорога ему, если он хочет этого. Джулиана всегда считала, что она для него всего лишь вещь, которую он стремится заполучить. Наверное, она заблуждалась. Возможно, ее желания и чувства имели значение. По ее телу разлилось приятное тепло. Окрыленная надеждой, Джулиана внезапно осознала, что хотела бы провести этот день именно с ним.

Совершенно ясно, что, с тех пор как несколько месяцев назад Айан приехал в Бомбей, он стал ей дорог.

– Я польщена, – наконец сказала Джулиана.

– Он счастлив. Когда Айан допьет свое виски, мы нарядим елку, поиграем в святочные игры, развесим чулки и, может, немного попоем хоралы.

– Ваш муж не присоединится к нам? – спросила она. Но, увидев, что лицо Эмили исказилось от боли, она тут же пожалела о своих словах.

– Боюсь, это нам не грозит. По крайней мере сейчас.

Несколько минут спустя мужчины снова присоединились к дамам и проводили их в гостиную. Когда Айан погладил ее пальцы, которые она положила на его руку, Джулиана заметила, что его родители даже не прикоснулись друг к другу.

Внутри гостиной около камина лежало приготовленное заранее рождественское полено. Кто-то разложил чулки, которые нужно было повесить над камином, вдоль спинки дивана. Большая не наряженная ель стояла в углу возле заиндевевшего окна. Беглый взгляд на ночной пейзаж подтверждал, что снег падал на протяжении всего вечера. В общем, складывалась идеальная рождественская картина.

Джулиана тепло посмотрела на Айана. Его взгляд – блуждающий, беспокойный, горящий – был прикован к ней. В его глазах светилась любовь… и надежда. Еще она увидела в них голод, вызванный отнюдь не пудингом, и почувствовала внутри ответную пульсацию.

– С чего начнем? – спросила Эмили у собравшихся.

Отец Айана, лорд Калкотт, опустился в массивное кресло со стаканом бренди в руке. На его лице было выражение скуки и только. Он явно не собирался вносить предложения.

Айан выжидающе посмотрел на нее:

– Джулиана?

– Может, с чулок?

– Блестящая идея, – заметил Айан.

Они принялись за работу, заботливо повесив каждый чулок, как говорилось в песне «У нас был Святой Николай». Рядом с ней Эмили напевала «Вперед, кто верует в Христа». Айан подхватил песню. Джулиана хотела сделать то же самое, но знала, что ее голос только все испортит. Вместо этого она с удовольствием слушала, как они выводят мелодию.

52
{"b":"4977","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Наследник для императора
Благородный Дом. Роман о Гонконге. Книга 1. На краю пропасти
По ту сторону
Князь Пустоты. Книга первая. Тьма прежних времен
Непобежденный
Волки у дверей
Эффект чужого лица