ЛитМир - Электронная Библиотека

Может, знай Джулиана тогда о любви Айана, она бы сделала другой выбор?

– И что ты хочешь от меня услышать? – спросила она.

Айвон пожал плечами. Морской ветер играл кончиками его слишком длинных волос, разметавшихся по мощной шее. Весь его вид наполнял Джулиану сознанием, что перед ней мужчина и они здесь практически одни.

Нет. Нет. Нет! Она недолжна видеть в нем мужчину, не должна так реагировать на его близость. Даже проявив милосердие и приехав за ней, он оставался все тем же лгуном, которого отец выбрал ей в мужья. Джулиана опасалась, что таким образом он пытается добиться контроля над ее жизнью, как того желал отец. Если она допустит это, Айан сделает ее несчастной, не оставив ей ни малейшего шанса самой решать свою судьбу. Она слишком хорошо его знала, чтобы надеяться на другой исход.

– Не говори ничего. Дай мне закончить, – умоляюще попросил он.

Джулиана внимательно посмотрела на него. Его следующие слова поразили ее еще больше.

– Я по-прежнему люблю тебя.

По-прежнему?

– Я всегда тебя любил. Всегда?

Джулиана резко отвернулась и уставилась невидящим взглядом на море, которое теперь волновалось за кормой.

Ей было невыносимо слышать то, что он говорил. Она не знала, что сказать в ответ.

Он любит ее?

Нет. Не может быть. Ей нет до этого дела.

Проклятие, почему его признание так подействовало на нее, несмотря на то, что ей не нужна его любовь?

Через мгновение он обнял ее за плечи. Прикосновение было успокаивающим и тревожащим одновременно. Ведь это ее друг, сосед, которого она знала всю жизнь, Айан.

Да, но Айан дважды солгал ей, чтобы разлучить ее с человеком, за которого она собиралась замуж, а теперь говорит, что любит ее. Она должна понимать, что это в лучшем случае невероятно.

Даже время, которое он выбрал для своих признаний, казалось подозрительным. Он решил признаться в своей сердечной привязанности, только когда их корабль отплыл достаточно далеко от порта, чтобы она уже не могла потребовать вернуться в Индию. Может, он сказал это, потому что думал, что ей хочется это услышать? Или для того, чтобы расположить ее к себе? Если так, то он попал точно в цель.

Девушка прерывисто вздохнула. Айан привлек ее к себе, и она почувствовала, как ритмично бьется его сердце.

– Я не говорил о своей любви, потому что боялся напугать тебя, Джулиана, – прошептал он ей на ухо. С одной стороны, его слова успокаивали, а с другой – пугали. – Я говорю о ней сейчас, потому что в тот раз не раскрыл своих чувств, не понимая, насколько для тебя важно узнать об этом до свадьбы. И я поклялся, что больше не совершу такой ошибки.

Акстон осторожно повернул ее к себе лицом. Их разделяло всего несколько дюймов.

Его голубые глаза были опаснее и прекраснее, чем море. И, черт возьми, казались такими искренними! Он медленно притянул ее к себе и крепко прижал к своей широкой груди.

Возможно ли, чтобы он действительно любил ее?

– Джулиана, выходи за меня замуж, – прошептал он. – Я буду заботиться о тебе, как никто другой. Я знаю, чего ты хочешь, на что надеешься.

Прежде чем она смогла вымолвить хоть слово, придумать, что сказать в ответ, Айан наклонился и прильнул к ее губам. Она потрясенно вцепилась в его плечи, намереваясь оттолкнуть его.

Его мягкие, но настойчивые губы нежно скользили по ее коже. Эти божественные поцелуи были мягче бархата. Она замерла.

Когда он снова припал к ее рту, Джулиана почувствовала, как их уста сливаются, словно он с мастерством скульптора придавал им форму по своему вкусу. Она перестала сопротивляться.

По тому, как напряглись его плечи, она поняла, что он жаждет большего. Она сама хотела этого. Тепло разлилось по ее телу, и она почувствовала глупое желание, чтобы он не размыкал своих объятий.

Первый поцелуй перешел во второй, ненасытный. Прерывисто дыша от нахлынувшей на нее сладостной истомы, Джулиана терялась в догадках, отчего ее охватил сильный, почти мучительный жар. По ее телу пробежала дрожь, когда Айан наклонил голову и, нежно, но настойчиво разомкнув языком ее губы, завладел ее ртом в потрясающе глубоком поцелуе.

Джулиана растворилась в этом вихре блаженства.

Она вкусила запретный плод. Осознание этого будоражило кровь. Хотя тот факт, что они знакомы с детства, успокаивал ее. Она узнала бы его где угодно, несмотря на то, что он никогда не целовал ее… до сих пор.

Глухие удары сердца отдавались в ушах. Она чувствовала, что ей не хватает воздуха. Словно понимая, что она готова сдаться, Айан только усилил натиск, полностью завладев ее ртом, обхватив ее лицо руками так, что она не могла пошевелиться.

Это был Айан, лгун и негодяй. Она целовала Айана!

Несмотря на его скверный характер, страстное желание раствориться в его объятиях, испытать наслаждение, которого ей всегда не хватало, ошеломило ее. Внезапно она поймала себя на том, что не может вспомнить ни одной причины, по которой не доверяла ему.

Его поцелуй был нетерпеливым, но в то же время нежным, словно он боялся повредить что-то хрупкое и безумно дорогое. Джеффри никогда так не целовал ее. Джулиана подумала, что если бы им пришлось разделить любовное ложе, в его объятиях она почувствовала бы себя королевой, хотя бы на мгновение. Эта мысль была невероятно соблазнительной.

Но он станет контролировать каждый ее шаг, если они поженятся.

«Я буду заботиться о тебе, как никто другой. Я знаю, чего ты хочешь, на что надеешься».

Это ложь. Он ничего о ней не знает.

Джулиана резко отстранилась. Она готова была презирать себя за слабость, за то, что ее тело ныло, требуя продолжения.

– Постой. Возможно, ты думаешь, что любишь меня, но мне не нужен надсмотрщик. Я взрослая, разумная женщина, к тому же вдова. А что касается моих желаний…

– Джулиана… – Он в недоумении нахмурился. Когда до него наконец дошло, о чем она говорит, его лицо окаменело, а плечи стали жестче, чем ствол векового дуба. – Ты хочешь сказать, что снова отказываешь мне?

На его лице появилось что-то среднее между недовольством взрослого мужчины и мальчишеским удивлением. У нее сжалось сердце. Джулиана отвела взгляд. Она не уступит мимолетному порыву, иначе снова окажется замужем.

– Я все еще в трауре, – напомнила она ему, хотя это была далеко не единственная причина для отказа.

– Собственно, я не собираюсь устраивать свадьбу прямо на корабле. Мы обвенчаемся, как и подобает, в церкви.

– Мы вообще не будем устраивать никакой свадьбы! Ты говорил, что знаешь, чего я хочу и на что надеюсь, но, похоже, ты ошибся. Ты мыслишь в точности как мой отец, так откуда тебе знать? – Она сжала кулаки в бессильной ярости. – Я выйду замуж только тогда, когда захочу! Если вообще захочу.

– Почему ты хочешь остаться одна? – Он непонимающе взглянул на нее, сдвинув брови. – Ты будешь в безопасности рядом со мной, я буду заботиться о тебе, не то что Арчер.

Неужели он никак не поймет? Девушка разочарованно вздохнула.

– Айан, ты хороший человек, но ты всегда был на стороне отца, а не на моей. Может, ты и испытываешь ко мне нежные чувства, не знаю. Но я уверена, что, женившись на мне, ты начнешь контролировать каждый мой шаг: что я ношу, с кем встречаюсь, во сколько я ем. А папа тебе станет в этом помогать.

Он снова нахмурился:

– Ты говоришь так, будто я собираюсь сделать тебя своей пленницей, вместо того чтобы защищать тебя.

– Мне не нужна защита. Я хочу жить! А я не смогу жить по-настоящему с человеком, которого мой отец выбрал мне в мужья. Тогда я навеки потеряю свободу.

Увидев, как вспышка гнева и разочарования исказила его лицо, Джулиана быстро отвернулась.

Она едва успела сделать два шага, как Айан схватил ее за руку, снова развернул к себе лицом и прижал к груди. Джулиана чувствовала его горячее дыхание на своей щеке.

– Я не твой отец. То, что я испытываю к тебе, гораздо больше, чем «нежные чувства». Я люблю тебя. И уж будь уверена, Джулиана, я не сдамся, пока не уговорю тебя выйти за меня замуж.

6
{"b":"4977","o":1}