1
2
3
...
65
66
67
68

Джулиана потянулась, чтобы обнять родителей. Мама крепко прижалась к ней, и она почувствовала, как та благодарна, что ее семья соединилась. Взор Джулианы затуманился от слез счастья.

В молчании прошло несколько минут. Наконец мать выпустила ее, и Джулиана повернулась к отцу. Снова присев на краешек кровати, она разглядывала его одновременно радостно и удивленно.

Она никогда не видела, чтобы его лицо светилось такой нежностью и даже гордостью. Джулиана смотрела на него в ответ, уверенная, что на ее лице написаны те же чувства.

– Твоя мать говорит, что мы слишком похожи – оба стоим на своем до конца.

Прежде чем она успела ответить, Джулиана почувствовала, как слезы снова задрожали в уголках ее глаз.

– Мне мама говорит то же самое. Полагаю, мы должны ей поверить, потому что она прекрасно нас с тобой знает.

– Это верно. – Отец взял ее за руку. – А что насчет твоего будущего, девочка?

Джулиана глубоко вздохнула. Вот она – возможность сохранить добрые отношения с папой и отстоять право самой управлять своей жизнью. Здесь нужно осторожно выбирать слова.

– Не могу сказать ничего определенного. Я пока ни на чем не остановилась, но всякое возможно. Знаю, ты хочешь, чтобы я вышла замуж и была уверена в завтрашнем дне. Я очень ценю твою заботу обо мне и моем благополучии. Тем не менее, я отдаю себе отчет, что сама должна сделать этот выбор, потому что мне придется жить с его последствиями. Пожалуйста, пойми, это очень важно для меня, и я не собираюсь пренебрегать…

– Джулиана, девочка моя. – Его легкая улыбка была отчасти задумчивой, отчасти полной сожаления. Он снова сжал ее руку. – Я действительно желаю тебе счастья, но этот сердечный приступ научил меня, что жизнь и в самом деле слишком коротка, чтобы тратить ее на то, что делает тебя несчастным. Если Айан тебе не нравится, не выходи за него. Живи с нами, пока не выберешь будущее себе по душе. Я больше не буду надоедать тебе требованиями выйти замуж.

Джулиана молчала добрых полминуты. Она просто уставилась на отца в немом изумлении.

Папа больше не будет всеми силами добиваться, чтобы она вышла замуж за Айана? Он наконец понял, что ей нужно для счастья? Неужели он настолько доверяет ей, что позволит самой принимать решения?

– Мы с отцом как раз говорили об этом до того, как ты присоединилась к нам, милая. – Мать улыбнулась, увидев потрясение на ее лице. – Мы оба согласны, что твое замужество обрадует нас, только если мы будем знать, что ты рада ему так же, как мы.

Девушка переводила взгляд с отца на мать, которые теперь улыбались, как довольные заговорщики. Слезы, комком стоявшие в горле, брызнули из ее глаз и покатились по щекам. Ей казалось, что у ее сердца выросли крылья и оно вот-вот вылетит из груди. Покой окутал ее, словно любимое одеяло, согревая изнутри и защищая от неприятностей снаружи.

– Спасибо, – наконец сказала она дрогнувшим голосом. – Для меня это самое главное.

– А для нас самое главное, чтобы ты была счастлива, – заявила мама.

– Да, – согласился отец. – Мы оба любим тебя. Слезы радости снова брызнули у нее из глаз, когда она заключила их в свои объятия и крепко прижала к себе. Она даже представить не могла, что все разногласия между ней и отцом так замечательно уладятся. Ее счастье от такого поворота событий не могло быть более полным. И что бы Айан ни сделал, это мгновение стало возможным благодаря ему, ведь это он приехал в Индию и убедил ее вернуться домой. Иначе как бы она смогла увидеть папу в этом новом свете?

И все же она чувствовала, что чего-то не хватает.

Высвободившись из их объятий, она обернулась и поймала себя на том, что смотрит на елку, высокую, украшенную имбирными пряниками и свечками, окутанную запахом хвои. Вместо того чтобы унять ее беспокойство, она напомнила ей другую ель – ель Айана, которую они украшали в ту ночь, которую провели вместе.

Он и был тем, чего недоставало ей в жизни.

Джулиана ни разу не остановилась и не задумалась, хочет ли она в глубине души выйти замуж за Айана, любит ли его по настоящему. Вместо этого она сосредоточила свое внимание на его намерениях и поступках. Ей казалось, что нет смысла копаться в своей душе. Тогда она неистовствовала по поводу его интриг и заговоров. Она была настолько глупа, что не понимала, что его настойчивость не ограничивала свободы ее выбора. Она круглая дура, потому что осознала, что любит его, только после того как потеряла его.

Джулиана покачала головой. Все это уже не имело значения. Вопрос был в том, что ей теперь делать?

Глава 18

После полудня Джулиана с родителями мирно пообедали за столом, который временно принесли в папину комнату. Отец без единой жалобы поглощал нежирный бульон. Остальные блюда, приготовленные поваром, были верхом кулинарного мастерства. Но Джулиана почти не притронулась к сочной утке. Ей больше не надо было ломать голову над тем, стоит ли выходить замуж за Айана, но, тем не менее, он не выходил у нее из головы.

Если бы Айан не забрал назад свое предложение, то по условиям их договора сегодня она должна была дать ему ответ.

Что бы она сказала?

«Да!» – громко ответило ее сердце. Подумав еще немного, она поняла, что ее разум согласен с ним. «Да!»

Может, Айану, как и ее отцу, было свойственно плести интриги и хитрить, чтобы получить желаемое, но он никогда ни к чему ее не принуждал. Он уважал ее мнение, когда она говорила «нет». До сих пор она сама выбирала, как поступать со своей жизнью. И брак с Айаном этого не изменит.

Но если она не объявит это во всеуслышание как можно скорее – сегодня же, завтра он пойдет к кузине Байрона Мэри, начнет ухаживать за ней и, возможно, даже сделает ей предложение.

– Милая, – сказала мать, сидевшая напротив нее, – тебе не нравится пудинг?

Очнувшись от глубоких раздумий, Джулиана поняла, что вот уже несколько секунд держит у рта ложку со сливовым пудингом. Она быстро опустила ложку.

– Боюсь, в данный момент мои мысли заняты другим. – Она повернулась к отцу, не зная, как признаться, что хочет выйти замуж за человека, которого он выбрал ей в мужья. – Папа, я понимаю, сегодня Рождество, но я должна… то есть я думаю, что выбрала свой жизненный путь, и мне хотелось бы сегодня уладить все вопросы, связанные с этим.

– И ты не пожалеешь? – мягко спросил он.

– Никогда.

Она кивнула, лучась счастьем.

– Тогда ты должна идти. Джулиана заколебалась:

– Ты же понимаешь, я все равно бы пошла, даже если бы ты был против.

– Да, – сказал он, всем своим видом выражая согласие. – Ты сама должна сделать выбор. Я просто хотел благословить тебя.

– Даже не зная, каковы мои намерения?

– Ты сделаешь то, что считаешь правильным, в этом я тебе доверяю.

– Спасибо.

Ее голос дрогнул, в то время как радость расцвела внутри ее пышным цветом. Широкая улыбка снова озарила ее лицо, и она нагнулась, чтобы поцеловать отца. Папа нерешительно дотронулся до ее плеча и прошептал ей на ухо:

– Будь счастлива.

– Непременно. Я знаю, так и будет.

Она с любовью дотронулась до его бледной щеки и повернулась к матери:

– До свидания, мама. Возможно, я вернусь только к вечеру.

Мать, несмотря на паутинку мелких морщинок вокруг глаз и тридцать лет брака, которые они прожили вместе с папой, рассмеялась, как маленькая девочка.

– Передай от нас Айану сердечный привет. Она никогда не могла обмануть маму. Чувство радости и легкости наполнило Джулиану чем-то настолько возвышенным, что это не поддавалось определению. Она засмеялась в ответ:

– Сразу после того, как передам ему свой.

Мама потянулась, чтобы обнять ее – проявление родственных уз, связывающих мать и дочь, нечто настолько простое и несомненное, что Джулиана почувствовала, как ее сердце екнуло и ему стало тесно в груди от переполнившей его радости.

– Иди, милая, – прошептала мать. – Мы благословляем тебя.

Повернувшись, чтобы уйти, Джулиана чуть не столкнулась с дворецким.

66
{"b":"4977","o":1}