ЛитМир - Электронная Библиотека

При свете дня, в безжалостных лучах летнего солнца, это оказалось весьма убогое, запущенное местечко, заваленное горами мусора. Листки новых и обрывки старых афиш трепыхались на ветру. Между ними известняковые стены были покрыты творчеством не вполне трезвых или не совсем грамотных доморощенных художников и литераторов. Закопченные металлические жаровни угасли. Два работника подметали проход, скидывая всевозможный раздавленный мусор в сточную канаву. Третий разливал воду из уличной водяной колонки по ряду ведер. Все выглядели унылыми и не выспавшимися.

— Было бы куда лучше, если бы мы пришли вечером, — тихо сказал Аншпах, — когда будет представление. Было бы полно людей, они бы прикрыли наше…

— Нет времени, — отрезал Ганс. — А теперь, если хочешь говорить за всех, говори не со мной.

Они вошли через неожиданно холодную тень входного коридора в круглое помещение с высокими стенами, в котором ряды деревянных скамей высились над глубоким каменным колодцем Дно колодца усеивал грязный песок, в него были врыты несколько столбов с цепями для приковывания животных Решетка в стене ямы на уровне арены выводила в подсобные помещения «Западни». В яме очередной работник засыпал свежим песком темные бурые пятна на полу. В воздухе чувствовался только один запах — смесь пота и дыма.

— Мы закрыты, — произнес грубый голос. Троица обернулась на голос. Дюжий гном, раздетый по пояс, что позволяло оценить его внушительные мускулы, наклонился вперед и встал с табурета, на котором сидел, перекусывая хлебом и колбасой.

— Где Блейден? — спросил Аншпах.

— Мы — закрыты! — повторил гном, откусил невероятной величины кусок колбасы и стал жевать, сверля пришельцев взглядом, в котором было мало приязни.

— Клед, — сказал Аншпах, успокаивающе разводя плечи и откидывая голову. — Клед, ты же знаешь меня.

— Ничего я не знаю.

— То, что вы закрыты, ты знаешь, — поправил его Аншпах.

Гном нахмурился. Он поднес ко рту колбасу, потом передумал, потащил к зубам ломоть хлеба, на полдороге остановился, замер в нерешительности. И все это время Клед не сводил глаз с Аншпаха.

— Чего тебе надо? — спросил он, наконец, и добавил: «Мы закрыты», на случай, если кто-то пропустил его слова мимо ушей, а заодно показывая, что, выясняя цель их визита, гном делает огромное одолжение.

— Ты знаешь, что у меня была черная полоса… невезения Блейден был достаточно добр, чтобы ссудить мне немного денег, но настоял, чтобы часть долга я покрыл как можно скорее. И вот я здесь! — расцвел в улыбке Аншпах.

Гном подумал еще минуту, его щеки и губы неприятно бугрились, поскольку его язык преследовал застрявшие между зубов и налипшие на десны куски еды. Потом он махнул им огрызком колбасы.

Аншпах кивком велел Гансу и Арику быстро следовать за ним. Ганс глядел сердито, его лицо было мрачнее ночи.

— Надеюсь, у вас двоих есть деньги, — тихо проговорил Аншпах.

— Если это какая-то уловка, из-за которой мне придется оплачивать твои проигрыши… — сказал Ганс приглушенным голосом и оборвал фразу, позволив Аншпаху домыслить картину его будущего.

Они шли чередой зловонных, душных помещений, которые находились под зрительскими местами. Вдоль стен стояли ящики с каким-то хламом, ряды пустых бутылок, ведра, непонятно откуда взявшиеся грязные садовые ножницы. Гном ломился вперед, без помех проходя через низкие двери, в которых каждому Храмовнику приходилось сгибаться в три погибели.

— Блейден владеет этим и еще четырьмя такими же заведениями, — рассказывал Аншпах. — Он заправляет всеми девочками на Альтмаркте. В общем, у него много дел… и связей Он знает многое о судьбе, скажем, «пропавших» вещей. Но с нами он бы говорить не стал без веской причины. А мои неподражаемые девяносто крон очень серьезный повод для встречи.

— Девяносто? — Ганс поперхнулся самим этим словом и чуть не налетел на остановившегося гнома.

— Мой дорогой Аншпах, — раздался мягкий голос из Дымного мрака перед Волками. — Что за восхитительный сюрприз.

— Посмотри-ка туда, — прошептал Моргенштерн из-под нелепого поля своей шляпы. — Эй! Не так заметно, парень Драккен сделал вид, что рассматривает какую-то диковинку на земле рядом с ногой Эйнхольта.

— Видишь их? У фонтана, притворяются, что не следят за нами? — продолжал Моргенштерн, нарочито уставившись в другую сторону.

— Не.. — начал Драккен.

— Я вижу, — сказал Эйнхольт. Ягбальд Эйнхольт был олицетворением спокойствия в Белом Отряде. Был он высок, широк в кости, лыс как колено. Кустистая борода лишь отчасти скрывала вертикальный шрам, что шел через глаз, щеку и горло. Часто людям было очень трудно понять, куда он смотрит, из-за бельма на одном глазу, но оно давно ему не мешало. Вот и теперь, не хуже Моргенштерна знакомый с приемами слежки, Эйнхольт оценивал четверых преследователей у фонтана, хотя сторонний человек поклялся бы, что он разглядывает затейливый флюгер на здании Свечных Купцов.

— Неплохие бойцы. Все четверо. Увязались за нами после «Дерзкой Барышни». — Моргенштерн потянулся, словно ничто в мире для него сейчас не имело значения, кроме полноценного сна Драккен опустился на одно колено, чтобы поправить завязки на сапоге, и посмотрел на фонтан из-под прикрытия просторного плаща Моргенштерна.

— Ты сильно наследил, — сказал Криг, выпрямляясь. — Мы побывали в пяти тавернах, и везде ты подзывал трактирщика, задавая туманные вопросы о чем-то потерянном. Рано или поздно..

— Мы привлекли чей-то интерес, значит, не ошиблись, — прервал Драккена Эйнхольт.

— Пусть они теперь сделают ход, — сказал Моргенштерн, обнимая спутников за плечи и разворачивая их в направлении другой цели. — Мы сейчас попытаем счастья в «Ленивом Осле» Кстати, уже за полдень перевалило. Там мы сможем и по кружечке пива выпить.

— Вообще-то, — встрял Драккен, — мы сегодня по тавернам шатаемся не для того..

— Мальчик мой, — горько сказал Моргенштерн, — я-то прекрасно помню, зачем мы ходим по Мидденхейму. Подумай, было ли еще такое утро, когда бы я до полудня обошел пять таверн и не выпил ни капли?

И они пошли на запад по округлым булыжникам Писарского проезда, проскакивая между телегами, идущими с рынка. В сотне ярдов сзади них четверо мужчин отошли от фонтана и двинулись следом.

Дом Гильдии аптекарей на Оствальдском Холме отличался нездоровым желтым оттенком своих стен. Это было прогнившее здание, наполовину обшитое деревом Оно отличалось своим почтенным возрастом и пользовалось большим уважением. Это не мешало ему выглядеть так, словно в дерево и камень впитались какие-то таинственные яды, так что дом свело ужасной судорогой Грубер и Левенхерц вошли в спертый воздух приемной залы через никем не охраняемый вход и теперь рассматривали витражные двери многочисленных мастерских и аптек.

— Тебе знакомо это место? — спросил Грубер напарника, морща нос. В сухом воздухе застоялся сильный запах каких-то кислотных испарений.

— Я захожу сюда время от времени, — ответил Левенхерц так, будто подобные визиты были столь же естественны для воина, сколь и походы в оружейную мастерскую. Ответ позабавил Грубера, тонкая ухмылка расколола его старое, морщинистое лицо. Высокий темноволосый Левенхерц носил на себе печать таинственности с тех самых пор, как весной получил предписание о переводе в Белый Отряд. Белым Волкам потребовалось время, чтобы привыкнуть к новичку, его обширные знания и мощный интеллект казались лишними для Храмовника, и Левенхерцу многие не доверяли. Но он показал себя, показал с лучшей стороны, показал на поле боя. Его ум сослужил хорошую службу всем Белым Волкам, и теперь они воспринимали все его заумные словеса с легким юмором, но относились к ним серьезно, и никто в Отряде не мог не признать, что Левенхерц — превосходное пополнение. Человек, который может с легкостью рассказать тебе о тысяче самых разных вещей в этом мире и при этом дерется, как матерый волк, когда наступает пора битвы, пришелся ко двору.

— Постой здесь минуту, — сказал Левенхерц, уходя в дальние, теряющиеся во мраке пределы залы. Грубер посмотрел ему вослед и увидел знамя Гильдии, опаленное при неизвестных Груберу обстоятельствах. Тревожное местечко… Грубер скинул плащ, поправил кинжал за поясом и прислонился к стене. Он подумал о других Волках, рыщущих по городу парами и тройками. Арик и их Комтур Ганс последовали за Аншпахом по его счастливым тропам в игорные дома; Шелл, Каспен и Шиффер работают на рынках; Брукнер и Дорф проверяют, что известно их дружкам в Страже и в ополчении; Моргенштерн, Драккен и Эйнхольт шарят по кабакам. Грубер не знал, что тревожит его больше — то, что поведение Аншпаха может вызвать неприятности с подонками преступного мира; то, что Брукнер и Дорф могут выболтать больше, чем узнать; то, что группу Шелла могут заманить в свои цепкие объятья рыночные дельцы, или то, что Моргенштерн отправился по тавернам. Да, именно это. Моргенштерн и таверны. Грубер вздохнул. Он взмолился Ульрику, чтобы у старого Эйнхольта и молодого Драккена достало сил удержать Моргенштерна от чрезмерного утоления жажды.

50
{"b":"49779","o":1}