ЛитМир - Электронная Библиотека

Арик проворно спрыгнул с коня и двинулся к дверям. По пути к нему присоединились Брукнер, Ольрик из Серых Волков и Красный Волк Бертольф. У входа в казарму стояли рыцари-Пантеры с факелами, в полном боевом облачении, хотя Арику всегда было трудно отличить боевые доспехи графских телохранителей от парадных. Арик отсалютовал Пантерам.

— Арик, Белый Волк, Знаменосец. Великий Волк следит за тобой, брат. Ар-Ульрик, да благословенно будь его имя, поручил мне командовать подкреплением Храма.

Стоявший впереди остальных Пантера поднял золотое изукрашенное забрало. На Арика глянуло темное, суровое лицо, рядом с золотыми и красными инкрустациями на шлеме смотревшееся болезненным и бледным.

— Я Фогель, капитан, Вторая Графская Вотчина. Сигмар благословляет тебя, рыцарь Храма. Господин капитан фон Фольк сказал мне о вашем прибытии.

Арик почувствовал напряжение в его голосе. Человек выглядел больным, да к тому же, как показалось Волку, он все еще сохранял чувство соперничества, которое долгие годы разделяло Храмовников и Телохранителей на два непримиримых лагеря. Да, в глазах фон Фолька отношения между Волками и Пантерами могли и смягчиться, размышлял Арик, но старые предрассудки глубоко пустили свои корни и сближение двух сил не произойдет в одночасье.

— Мы высоко ценим поддержку Храма в этот переломный момент, — продолжал Фогель, и голос его выражал какие угодно чувства, только не признательность. — С границы докладывают, что, несмотря на снегопад, посольство прибудет через пару часов. А братство Пантер… обезлюдело. Многие из нас слегли в лихорадке.

— Мы будем молиться за их исцеление. Они сильные, крепкие люди и переживут эту напасть. — Арик говорил уверенно, но Фогель, разворачиваясь к дверям, чтобы отвести Волков в казарму, пошатнулся. Волк видел темные дорожки пота, избороздившие бледное лицо Пантеры. И этот запах… отвратительный запах болезни, наполовину скрытый за изысканными благоухающими маслами. Фогель был не единственным больным рыцарем в этом отряде.

«Ульрик, храни нас», — подумал Арик. Запах ничем не отличался от городского воздуха, когда в город приходит чума. И Аншпах, помнится, пересказывал какие-то слухи о чуме в трущобах.

Почетный караул Пантер двинулся за Ариком и Фогелем, за ними пошли Волки. Они прошли через мраморную колоннаду в продуваемый сквозняками главный зал, освещенный свечами и — какая роскошь! — масляными лампами. Огоньки тянулись в каждом направлении на милю, как показалось Арику, вдоль покрытых гобеленами и зеркалами стен.

— Просто скажите нам, что делать, и мы этим займемся, — сказал Арик. — Какие обязанности вы на нас возложите?

— Я не ожидаю от вас того, что вы сможете разобраться в лабиринте переходов этого дворца. Даже план этого здания может смутить чужаков своей сложностью. — Казалось, Фогель наслаждался, произнося слово «чужаки». Он всячески обращал внимание Волков на то, что они на земле Пантер. — Не отставайте от местных, или потеряетесь. Для обхода здания нам нужны патрули, но их я составлю из Пантер. Вас же я хотел бы видеть на страже покоев наших бретонских гостей.

— Это честь для нас, — сказал Арик. — Покажите нам, где мы должны будем стоять.

Фогель кивнул. Он махнул рукой, и два рыцаря подошли к нему. Их забрала были опущены, и воины казались Арику какими-то механизмами. Он никогда раньше не осознавал, как ему нравится обычай Волков идти в бой без шлемов. Лица и их выражения могут многое сказать без слов, и особенно — в пылу битвы.

— Красс! Гуингол! Покажите Волкам их посты.

— Слушаюсь! — ответил Гуингол. Или Красс. «Как, Ульрик великий, их различают за этими золочеными решетками?»

Фогель обернулся к Арику.

— Стойте непоколебимо, Волк. Это касается всех вас. Пароль — «Северный Ветер».

— «Северный Ветер».

— Ты не должен его говорить никому, кроме своих бойцов. Если кто-то, кого ты встретишь, не сможет назвать пароль, задержи его. Или убей. Никаких исключений.

— Я понял. Фогель отсалютовал.

— Надеюсь, день пройдет хорошо. Может статься, от нас больше ничего не потребуется.

— Так тому и быть, — учтиво улыбнулся Арик. Фогель и его люди развернулись и ушли по коридору, звеня доспехами. Арик обратился к Гуинголу и Крассу.

— Пойдем и мы?

Пантеры кивнули и пошли вперед. Волки двинулись за ними.

— Это местечко дурно пахнет, — прошептал Бертольф.

— Пахнет болезнью, — согласился Брукнер.

— Чумой, — сурово поправил Брукнера Ольрик. За их спинами Драккен вскинул беспокойный взгляд на Моргенштерна.

— Серый Волк прав? Это чума?

Моргенштерн громко, сочно расхохотался, кираса, прикрывавшая его объемистый живот, заходила ходуном.

— Ну, малыш, ты чересчур много слышишь и мало знаешь. Какая чума в такую холодину? Да не может такого быть!

— Обычная простуда, — угрюмо сказал Дорф, оборвав свое насвистывание.

— Во-во! Точно! Простуда Обыкновенная! — подхватил Моргенштерн. — Драккен, малыш, ты когда-нибудь слышал, чтобы люди умирали от соплей?

— Кроме тех нескольких сотен, что замерзли в прошлом Ярдрунге, — сказал Дорф.

— Слышишь, Дорф, ты бы заткнулся и насвистел что-нибудь веселое! — огрызнулся Моргенштерн. Да, порой поднять боевой дух было весьма нелегко.

— Ну, кто хочет поспорить, — проговорил Аншпах, который молчал до этого момента, — кто поставит денежку на то, что это худшая из всех передряг, в которых мы когда-либо бывали?

Белые Волки разом остановились, перегородив дорогу и Серым, и Красным. Арик со своим эскортом прошел еще несколько шагов, прежде чем осознал, что его люди стоят в коридоре и переругиваются между собой.

— Я просто предложил подумать! — говорил Аншпах.

— Мог бы подумать и сам! — прорычал один из Красных Волков.

— Но он прав, — поддержал Аншпаха Серый храмовник. — На Фаушлаг надвигается сам рок. Многие одобрительно загудели.

— Чума… в самом деле… — тихо сказал Драккен.

— Я слышал об этом, — заявил другой Красный Волк. — В Альтквартире все так и мрут!

— А теперь и мы на самом передовом рубеже этого мора, — сказал Ольрик.

Бертольф начал было рассказывать что-то о призраках, скитающихся по улицам, когда Арик подошел к Волкам, оставив в одиночестве ошеломленных Пантер.

— Хватит! Хватит! Эти разговоры убьют нас раньше, чем мы встретим врага!

Арик надеялся, что его голос звучал достаточно сурово и зажигательно. Это было его первое задание в статусе Комтура, да еще сводного отряда, и он намеревался выполнить его со всей твердостью и энергией Ганса. Или даже Юргена. Он собирался проявить себя хорошим вожаком. Но пока он только кричал на спорящих Волков, не успевая даже сосчитать все «за» и «против» в этом безумном споре. Кипящая перебранка заполонила своим шумом весь коридор. Арик, конечно, предполагал, что у него возникнут проблемы с парнями из других отрядов, переданными в его распоряжение, но он ожидал, что Белые Волки будут поддерживать его и следовать за ним. А сейчас от порядка, который он хотел поддерживать, не осталось ничего. Горячий спор, столпотворение, бардак. Никакой дисциплины.

— Ша! — раздался громкий, спокойный голос рядом с Ариком. В коридоре мгновенно повисло гробовое молчание. Все взгляды устремились на Моргенштерна.

— Нет никакой чумы. Вспышка простуды, которая скоро пройдет. И с каких это пор мы стали бояться слухов? А? Этот город стоял на своей скале две тысячи лет, так неужто он падет за одну ночь? Не думаю! Рок надвигается на нас? Пусть его надвигается! Пока на нас наши доспехи, в руках — молоты, а в душе — вера в Ульрика, никакой Рок над нами не властен!

Тишина взорвалась, когда Волки начали шумно выражать свое согласие со словами самого могучего Белого Волка.

— Так давайте сделаем то, что должны сделать, и сделаем завтрашний день безопасным для всех добрых душ! И утро следующего дня! Для Графа, для Ар-Ульрика, для каждого мужчины и каждой женщины в этом городе.

Мощный бас Моргенштерна разливался над голосами других Волков, как голос героя древних преданий.

73
{"b":"49779","o":1}