1
2
3
...
12
13
14
...
59

Наблюдая за ней, Кайрен подумал, что она выглядит ученой... чего он никогда не любил в женщинах. Это пахнет глубиной мысли и отвращением к действию. Конечно, Мэв умеет замечательно целоваться, но он не мог представить ее играющей под дождем или наслаждающейся хорошей охотой. Ее место в доме, с книгой перед глазами и, возможно, с собакой у ног.

Кайрена пробрала дрожь, когда он вообразил себе такую... оседлую жизнь.

– Доброе утро, – сказал он за миг до того, как они должны были столкнуться.

Мэв оторвала взгляд от страницы и, увидев графа, нахмурилась.

– Доброе утро. Я думала, вы проводите этот день с Бригид.

– Да.

Она молчала, ожидая продолжения. Кайрен улыбнулся. Пусть себе ждет. Досада, отразившаяся на ее красивом лице, только придала ему живости.

– И где она сейчас?

– В главном зале наверху.

– Она завтракает? – спросила Мэв, закрывая книгу.

– Целуется с моим оруженосцем, я полагаю. Кайрен не собирался злить ее, однако не мог сдержать усмешку, когда увидел, какой яростью сверкнули золотистые глаза Мэв.

– Целуется? – Она вспыхнула.

Граф не знал отчего, но ему хотелось, чтобы причиной, вызвавшей этот восхитительный румянец, были ее воспоминания об их поцелуях, а не гнев. В конце концов, разве не из-за них он провел бессонную ночь? Может, ему лучше выбрать в жены Мэв, хотя он еще не говорил об этом с ней?

– Бригид не нужно, чтобы ее кто-то целовал, – возразила она. – Тем более какой-то английский дурак вроде оруженосца. Вероятно, он поиграет с ней и... и оставит ее с ребенком...

Кайрен разразился смехом.

– Вряд ли Кольм знает, как играть с собой, не говоря уж о женщине.

Подмигнув ей, граф с довольным видом прошел мимо. Мэв так и не нашлась, что ответить.

Кайрен поработал с людьми прежнего графа всего пятнадцать минут и решил, что это лишь жалкая кучка неучей.

Стоя на покрытой травой равнине перед Лэнгмором, он еще раз оглядел «армию». Из двух дюжин постоянных наемников четверо выглядели так, будто проводили свои дни за пьянством с рассвета до заката, еще троих, казалось, вот-вот собьет с ног порыв холодного ветра. Несколько человек с седыми волосами находились значительно ближе к могиле, чем к колыбели. Целая дюжина не умела владеть палашом, топором или булавой. Кто, во имя ада, их тренировал? Остальные были ирландцами, кернами, то есть легковооруженными ирландскими пехотинцами, но служившими за деньги, о чем свидетельствовало их дерзкое поведение.

Да, потребуется не один месяц, чтобы превратить эту кучку сброда в настоящих воинов. С отвращением вздохнув, Кайрен отвернулся.

У него на это нет времени. Его цель – взять жену, сделать ей ребенка и уехать отсюда. Однако с выбором жены дело обстоит совсем плохо. Джейн слишком поглощена своим горем, Фиона замкнулась в каком-то испуганном молчании, Бригид веселая... зато ужасно юная.

Проклятие! Он не хочет никакой жены, но должен помочь Гилфорду.

Значит, остается только Мэв.

Кайрен почувствовал себя в ловушке, будто стены Лэнгмора сомкнулись вокруг него, лишая воздуха и света, и вздрогнул.

Сдержав ругательство, он повернулся к одному из своих капитанов, прибывших в Ирландию вместе с Кольмом, и приказал продолжить обучение скверных защитников Лэнгмора.

Кайрен должен побыть на воле!

Через несколько минут он направил своего Ланселота на восток: к морю, к Англии, куда угодно, лишь бы это принесло ему свободу.

Подъехав к реке Слейни, граф немного задержался, чтобы попить холодной воды, которая журчала по камням, покрытым мхом, и снова двинулся в путь.

Местность стала гористой, солнце быстро садилось. Узкие горные долины и многочисленные болота пламенели багряными цветами дремлющего вереска. Повсюду была видна зелень, пробудившаяся к жизни с приходом весны и покрывшая холмистую землю.

Эта земля выглядела очень знакомой. Казалось, он проезжал по местам, которые не видел с тех пор, как ему исполнилось восемь лет.

В сумерках Кайрен спешился у озера и двинулся по кромке воды к склону холма. Неожиданно перед ним появился водопад, очень похожий на тот, возле которого он любил играть в детстве, и его вдруг охватило непонятное чувство. Он почему-то был уверен, что за следующим холмом лежат руины Бэлкорти.

Нет. Он не увидит дом своего отрочества. И не должен видеть.

Кайрен опять сел на Ланселота, решив вернуться в Лэнгмор. Но неожиданно для самого себя направил жеребца вперед, к подножию следующего холма.

За несколько секунд до того, как солнце окончательно зашло, граф успел оглядеть пастбище внизу. Руины Бэлкорти лежали в величественном запустении.

Камни замка почернели от огня. Крепостные стены почти сровнялись с землей. Кайрен мог бы держать пари, что жители соседних городов тайком растащили блоки когда-то внушительной главной башни, чтобы построить собственные, более надежные дома.

Бэлкорти уже не был столь важным и шумным замком. Ужасного памятника ненависти, которой муж и жена долго мучили друг друга, больше не существовало.

Это стало еще одной причиной, чтобы вернуться в Лэнгмор и исполнить свой долг. Чем скорее он выберет себе проклятую невесту, тем скорее покинет Ирландию и станет более счастливым человеком.

За ужином Кайрен сидел в середине помоста между двумя сестрами О'Ши: по левую руку была подавленная Джейн, справа Мэв, демонстративно игнорирующая его присутствие. Да, это будет долгий вечер.

Пока слуги разносили еду, граф посмотрел на Фиону, которая расположилась за ближним от него столом. Флинн устроился рядом с сестрой, он выглядел сильно помятым и недовольным. Без сомнения, ирландец принимал участие в недавнем мятеже, хотя своей цели не достиг, в частности, не освободил бунтаря Квейда О'Тула, жениха Мэв. Но это не имело значения, ибо Кайрен все равно собирался наказать брата О'Ши. И очень скоро.

Он перевел взгляд с Флинна на юную пару – Бригид и Кольма. Они сидели чуть дальше и робко улыбались друг другу. Возможно, его оруженосец научил-таки Бригид целоваться.

Ужин проходил в молчании. Кайрен чувствовал присутствие Мэв, ощущал едва уловимый запах дождя, исходивший от нее. Она смотрела на доску для нарезания мяса и почти ничего не ела. Лишь когда он отрезал кусок баранины, приправленной чесноком, их руки соприкоснулись. Мэв напряглась.

Граф отправил мясо в рот, а девушка пригубила из кубка хмельной напиток. После глотка сидра ее губы влажно заблестели, и она провела по ним языком. Соблазнительно. Маняще.

Кайрен знал, что неприлично так пялиться на девушку, тем более что Мэв это почувствовала. Она взглянула на него и застыла. Ее сердце бешено застучало. Кайрена охватило возбуждение, тут же отозвавшееся в паху.

Даже после того как Мэв отвела взгляд, он представлял ее себе такой же: язык, облизывающий губы, золотистые глаза, в которых были одновременно настороженность и ожидание.

Кайрен никогда не отказывался от своих желаний, поэтому не мог отрицать, что Мэв возглавляет список его вожделений на данный момент. Он хотел снова целовать ее, держать в своих объятиях, чувствовать ее жар и слышать жалобный стон. Хотел разделить с ней удовольствие в спальне.

Почему, Кайрен не знал. Слишком часто он заставал се с книгой и этими проклятыми очками на носу. Время от времени она гуляла по саду, однако никогда не выходила из дома ради забавы. Вообще никогда, как он мог заметить, она не делала ничего ради удовольствия.

Почему же он хотел такую женщину?

Глядя на ее рыже-золотистые волосы, решительный подбородок, грациозный изгиб шеи и грудь, которую он не сможет забыть, проживи хоть до ста лет, Кайрен осознавал, что любой мужчина не смог бы отказаться от нее...

– Вижу, ты обосновался в Лэнгморе так, будто всю жизнь владел им, жалкий англичанин. Но я не позволю тебе устроиться здесь со всеми удобствами.

– Ты вздумал угрожать мне? – Кайрен перевел взгляд с Мэв на ее брата.

– Было бы неразумно недооценивать храбрость ирландца, – пожал плечами Флинн.

13
{"b":"4978","o":1}