ЛитМир - Электронная Библиотека

– Квейд – мой друг, – пробормотала Мэв. – Я знала его всю жизнь, милорд.

– Кайрен! Сколько раз я должен тебе повторять, чтобы ты называла меня по имени, женщина?

– Сейчас это не важно.

– Да! – рявкнул он. – Сейчас мы должны обсудить нечто другое. Вчера ты пришла в мою комнату и не только благосклонно отнеслась ко мне, но даже, казалось, получила удовольствие от моего поцелуя. А почему? Я думал, возможно, ты пришла по собственному желанию, возможно, ты захотела меня. Но нет, ты сделала это, чтобы обмануть меня, ввести в заблуждение. Своим пылом ты лишь отвлекала мое внимание от Флинна, который улизнул из замка. Все это было только уловкой, разве не так?

– В... вы думаете... – задохнулась Мэв, – что я... я позволила целовать себя, чтобы отвлечь вас?

– Да, черт побери, именно так я и думаю! Ты была подослана мятежниками. И ты замечательно справилась со своей задачей. Но знай, моя прелестная Мэв, – прошипел он, ткнув в нее пальцем, – это больше не повторится. Я понимаю, сейчас ты...

– Ничего вы не понимаете и ничего не знаете обо мне. Кайрен до боли сжал ее руку.

– Можешь лгать сколько тебе угодно, но я вижу, что ты готова на все, чтобы помочь мятежникам. Я стоял, наблюдая, как ты потчуешь меня добрыми словами, потом соблазняешь ртом. На что еще ты могла бы пойти, если бы меня не удовлетворили поцелуи?

– Вы действительно свинья! Вчера я гадала, кто вы на самом деле: задира, который ради удовольствия избил моего брата, или храбрый, отзывчивый человек, который помог моим сестрам. Теперь я вижу, что больше задира, чем храбрец! И если бы я стремилась помочь мятежникам, убрав вас с их пути, то мне проще было отравить вас, чем целовать. Вы глупец!

Глава 8

После двух ненастных дней опять выглянуло солнце, и во дворе замка продолжились тренировки. Килдэр проводил долгое занятие с солдатами прежнего графа и новоприбывшими из Дублина, но Фредди и его дружок почему-то отсутствовали.

Стоя на зубчатой стене, Мэв пыталась не смотреть в сторону мужа. Она ждала возвращения Флинна и молилась о том, чтобы оно было безопасным. Тем не менее ее взгляд постоянно устремлялся к единственному, кто не надел тунику. Кто выглядел самым мужественным и сильным. Да, никто не мог сравниться с Килдэром.

– Следи за своим плечом, парень! – крикнул Кайрен. – Будь готов к ударам противника.

– Это трудная задача, – пожаловался молоденький солдат.

– Трудная, но совершенно необходимая. Твое оружие должно быть достаточно сильным, чтобы убить, а не просто ранить. Оно должно быть достаточно тяжелым, чтобы выдержать удар вражеского клинка. Ты и сам должен быть сильным. Чтобы стать лучшим, ты должен свободно управляться с этим мечом. Всегда и по своему желанию.

Ее взгляд скользил по обнаженной груди Килдэра. Даже отсюда Мэв видела, как играют его мускулы. Большинство других мужчин не могло похвастаться такой физической силой. Ни ее собственный брат, ни Квейд не обладали столь отточенным военным мастерством, оба охотнее говорили о восстании, чем тренировались для него.

При мысли о мятеже Мэв начала беспокойно ходить взад-вперед. Где Флинн? Освободил ли он Квейда или сам попал в тюрьму?

Вздохнув, она повернулась и налетела на Бригид.

– Господи и Его воля, ну разве он не совершенство? – почти благоговейно произнесла девочка, глядя во двор замка.

Поскольку Мэв не знала, кого имеет в виду ее младшая сестра, Килдэра или Кольма, то еще раз посмотрела вниз и утвердилась во мнении, что совершенством можно назвать лишь ее мужа. А оруженосец... Он пока мальчик.

Кроме того, ей следовало направить мысли сестры в более благочестивое русло. В конце концов, начался Великий пост.

– Все они мужчины, Господь создал их по одному и тому же образцу, Бригид.

– Не похоже, – хихикнула девочка.

Мэв взяла сестру за руку и заставила повернуться.

– Разница между ними невелика. Все они мужчины, все они стремятся к войне. Те люди внизу уничтожат надежды Ирландии на свободу и посадят твоего брата в тюрьму.

– Но ведь Кайрен – твой муж, – нахмурилась Бригид. Сдержав проклятие, Мэв отпустила ее руку. Девочка явно не понимала, что Килдэр – их враг. Хотя, если честно признаться, Мэв и сама не была в этом уверена.

Прошлой ночью Килдэр обвинил ее в распутстве, утверждая, что она готова продать себя за Ирландию. Конечно, его мнение ничего для нее не значило, но отчего-то показалось ей обидным.

Мэв раздраженно вздохнула.

На что еще ты могла бы пойти, если бы меня не удовлетворили поцелуи? Его обвинение болью отдавалось в сердце. Он наверняка бы ей не поверил, но Мэв не стала бы делить с ним постель даже ради успеха восстания. Он безосновательно нанес ей такое оскорбление!

А если бы Флинн рассказал ей о своем плане и действительно попросил бы отвлечь Килдэра, чтобы тот не заметил его отсутствия? Мэв задумалась. Она многое бы отдала, чтобы помочь Квейду и ее любимой Ирландии. О, обмануть Килдэра она могла, и, не предлагая в качестве приманки свое тело, у нее хватило бы ума придумать другую хитрость. Но как ей разговаривать с Килдэром, если он продолжит свои расспросы? Лгать?

Да. Она не остановится ни перед чем, лишь бы ее жених и брат вернулись домой невредимыми, а Ирландия сделала еще один шаг к свободе без кровопролития.

Ее гнев утих. Закусив губу, Мэв пыталась обдумать свои действия. На что она могла бы пойти, не имеет значения. Килдэр оставался англичанином, который забыл, что в нем течет ирландская кровь. Он был врагом, которого обрадует казнь Квейда, если это случится.

Но он был и тем человеком, кто доделал колыбель для ребенка Джейн, помог Фионе и поддержал ее в несчастье. Ему это было совершенно не нужно, и Мэв до сих пор удивлялась, зачем он это сделал.

Так кто же такой Килдэр? И как ей с ним поступить?

Небо вдруг прорезала молния, за нею последовал оглушительный раскат грома. Подняв глаза, девушка увидела – скоро пойдет дождь... опять.

– Мэв, что с тобой? – неожиданно спросила Бригид. Она тут же согнала с лица озабоченность и улыбнулась младшей сестре:

– Я немного устала, дорогая. И больше ничего.

Со двора замка донеслось изощренное ругательство, которое могло принадлежать лишь Килдэру. Первая капля дождя упала ей на щеку, потом вторая, третья, и Мэв быстро повела сестру к лестнице.

– По-моему, Джейн тоже устала, – сказала девочка. – Она говорит, что трудится уже несколько часов.

– Что? – Открыв рот, Мэв уставилась на Бригид.

Та испуганно отступила.

– Разве она не сказала тебе сегодня утром?

Сегодня утром? Нет. Мэв ушла в часовню, желая побыть в одиночестве и разобраться в путанице мыслей и чувств, вызванных браком. Она думала о том, что долг жены – подчиняться воле, желанию и капризам своего мужа.

А покорность никогда не была ей свойственна.

– Как у нее дела? – спросила Мэв. Бригид пожала плечами.

– Она говорит, ее работа началась прошлой ночью и продолжалась до утра. Она велела мне найти тебя.

– А вместо этого ты проводила время, разглядывая солдат? – рассердилась Мэв.

– Да. Я виновата. – Девочка опустила глаза. – Я немного... отвлеклась.

Несмотря на большое желание отчитать сестру за безответственность, Мэв решила вернуться к этому позже. Кстати, не только девочка не устояла перед искушением, она, взрослая женщина, тоже глазела на Килдэра. А ведь Бригид еще ребенок. Ладно, сейчас надо думать в первую очередь о Джейн.

Когда Мэв вошла в комнату старшей сестры, то увидела, что та лежит на кровати, обхватив руками вздувшийся живот, дыхание у нее было тяжелым, с перебоями. Боже правый, за целый час Джейн не смогла родить? Мэв похолодела от ужаса и еще раз взглянула на старшую сестру.

– Ты готова произвести своего младенца на свет, да? – Она попыталась улыбнуться.

Джейн с трудом кивнула, и Мэв снова охватил страх. Нет, только без паники. Она уже присутствовала при родах и сможет помочь сестре. Природа сама подсказывает роженице, когда нужно тужиться. Ее задача – принять ребенка и удостовериться, что он дышит, вот и все.

24
{"b":"4978","o":1}