ЛитМир - Электронная Библиотека

– Мэв О'Ши, – кивнул ей Десмонд, – как дела в Лэнгморе и у твоего брата?

Она вежливо наклонила голову.

– Хорошо, сэр. Благодарю вас.

– Мэв теперь не О'Ши, – сказал Кайрен. – Она моя жена.

– О, значит, О'Нил! Рад иметь своей родственницей девушку вроде тебя, – ухмыльнулся Десмонд.

Она вопросительно посмотрела на мужа, затем повернулась к гостю. У Кайрена было странное ощущение, будто все это ему только снится: отец, воскресший из мертвых, жена, ничего не знающая о его прошлом.

Но когда он наконец оправился от шока и вернулся к реальности, его заинтересовало другое. Если Десмонд О'Нил не умер в тот роковой для Бэлкорти день, где он был? Почему за двадцать один год ни разу не связался с ним, особенно после того, как мать оставила его на попечение чужих людей?

– Мэв теперь Бродерик, как и я, – сказал он.

– Эта дрянь лишила тебя даже законного имени? – нахмурился Десмонд.

Очередная клевета вызвала у Кайрена гнев.

– Она умерла, и никакие оскорбления в ее адрес ничего не изменят, – процедил он.

– Умерла? Это лучшая из новостей, какие я слышал за многие годы.

Чтобы не дать выход ярости, Кайрен стиснул зубы и сжал кулаки. Они с матерью не слишком любили друг друга, она никогда не хотела сына с ирландской кровью. Он старался перенять ее английские манеры, но попытки эти были безуспешны. Пусть мать и бросила его, но она по крайней мере заботилась о нем, нет-нет Да писала письма. А что сделал для него Десмонд О'Нил, помимо того, что признавал свое отцовство?

– Зачем вы приехали? – с подозрением спросил Кайрен. На лице Десмонда отразилось удивление.

– В гости. Ты вырос прекрасным сыном, каким может гордиться мужчина. Увидеть тебя графом Килдэром, вернувшимся в Ирландию и женатым на ирландке... это благо для моего старческого сердца.

Кайрен заметил проницательный взгляд, которым Десмонд окинул его и Мэв. Потом старик шагнул к графу и хлопнул его по плечу.

– Да, прекрасный сын. Граф с большой властью!

Кайрен слушал довольную болтовню отца, но инстинкт воина подсказывал ему: нужно быть начеку.

– Так зачем вы приехали? – повторил он.

Десмонд выглядел оскорбленным. Потом вдруг изобразил улыбку, но Кайрен уже не сомневался, что это не более чем хитрость.

– У тебя нет добрых слов для старого отца? Пригласи меня на кружку эля. Давай поговорим об Ирландии.

Чувствуя, что не узнает ничего путного, пока этот человек не окажется в замке, Кайрен жестом показал ему на главную башню. Мэв, идущая рядом, вцепилась ему в руку, и он ощутил, как напряжены ее пальцы.

– Будьте осторожны, – прошептала она. Он чуть заметно кивнул.

Значит, проницательная жена тоже не доверяет О'Нилу, и, судя по выражению ее лица, ей не нравилось, что Десмонд был отцом Кайрена.

Когда они вошли в главный зал, Кайрен слегка подтолкнул жену к лестнице.

– Подожди меня в моей... – он посмотрел на отца, – в нашей спальне.

Мэв перевела взгляд с мужа на Десмонда, потом снова посмотрела на Кайрена. Он увидел в ее глазах беспокойство и готовность защитить.

Неужели милая, слабая Мэв собирается вступиться за опытного воина?

Эта мысль доставила графу удовольствие, хотя и была абсурдной.

Наконец Мэв неохотно кивнула и стала подниматься по лестнице. Он смотрел, как она покачивает бедрами – нет, не как соблазнительница, для этого она слишком практична, а по-женски естественно и грациозно. Долго ли еще предстоит ему бороться, преодолевая сопротивление Мэв, в который уже раз спрашивал себя Кайрен.

– Она будет тебе хорошей женой, сын, – вторгся в его мысли Десмонд.

Тот лишь кивнул, и они сели за стол. По приказанию графа служанка принесла эль, а находившиеся в главном зале торопливо двинулись к выходу.

– Я приезжал в Лэнгмор пару раз, – сказал Десмонд, когда они остались одни. – Прекрасная башня. Крепкая и надежная, отличное убежище во время войны.

Кайрен опять, кивнул.

– Откуда вы узнали, что я в Ирландии? – поинтересовался он.

– Твой кузен Хью. Около пяти лет он вел переписку с графом Ротгейтом, сын.

Гилфорд. Сдержав проклятие, Кайрен подумал, что при возможности поговорит со стариком, который суется не в свое дело.

– И вы лишь теперь решили встретиться со мной. Зачем?

– Чтобы посмотреть, каким ты стал, – с удивлением ответил Десмонд, словно это было ясно и так.

Кайрен по-прежнему не верил ему.

– Здоровый инстинкт. Йоркшир всего в неделе пути отсюда. Вы могли бы удовлетворить свое любопытство намного раньше.

– Ирландец, скачущий по английской территории? Нет, парень, это все равно что воткнуть меч в собственное сердце. Глупо.

Возможно, ирландец имеет право на такое беспокойство, но только в том случае, когда у него есть основания бояться или когда он совершил нечто предосудительное.

– Но теперь, поскольку ты вернулся в Ирландию, мы должны многое обсудить, как отец с сыном.

Что они должны обсуждать с этим хитрым человеком, Кайрену в голову не приходило.

– Например? – спросил он.

– Прошлое.

– Что сделано, то сделано. Обсуждение ничего не изменит.

– Согласен. Тогда поговорим о будущем?

– О каком будущем?

– Для тебя настало время больших перемен. И для Ирландии тоже.

– Я могу позаботиться о собственных делах сам, – ответил Кайрен.

– А можешь ли ты позаботиться об Ирландии? Кайрен неохотно кивнул. На самом деле он не желал обязанностей, которые возложил на него король Генрих, но должен был их выполнить ради своей чести и ради Гилфорда.

– Следовательно, мы оба хотим для нее лучшего, так? Да. А что может быть хуже для страны, чем иноземцы со змеиными душами, которые правят ею?

Кайрен едва не вздрогнул от слов отца, а тот наклонился вперед и прошептал:

– Сын, я знаю, ты приехал сюда по принуждению этого ублюдка Тюдора, однако ты не можешь забыть свою кровь. Не можешь повернуться спиной к стране, которая произвела тебя на свет.

Итак, О'Нил явился для уговоров, чтобы, расписывая добродетели Ирландии, склонить его к мятежу. Ценой предательства друзей и государственной измены?

– Я всегда думал, что меня родила Джоселин. – сухо ответил Кайрен.

– Я имею в виду землю, парень. Ты же не дурак. Мы – страна с богатыми традициями, которой нечего делать с Англией. Мы достойны свободы!

– И вы хотите, чтобы я помог вам ее получить? Десмонд возбужденно кивнул.

– Этому делу, столь близкому моему сердцу, я всецело отдавал себя еще до того, как женился на твоей матери. Несколько лет мы побеждали в войне. Теперь этот ублюдок Тюдор посылает к нам все больше своих людей, чтобы они жили в наших домах, брюхатили наших женщин, покоряли наш дух. Но ты... – Отец ткнул в него пальцем. – В тебе ирландская кровь. Ты знаешь эту прекрасную страну. Помоги нам, сын.

Ценой государственной измены помочь человеку, который отдавал сердце делу, а не собственной жене и сыну? Предать Гилфорда, чтобы присоединиться к мятежу, который он ненавидел, который дважды разрушил его жизнь? Да скорее река Темза начнет благоухать прелестнейшим запахом летних роз.

– Уходите, – приказал Кайрен.

– Но, сын...

– Не называйте меня так.

– Кайрен, я же твой отец.

– Что вы отлично доказывали больше двадцати лет.

– Я собирался найти тебя раньше, только не знал, где искать, парень. Я был не прав.

Голос Десмонда звучал умоляюще, но Кайрен не поддался на обман. О'Нил приехал ради собственных целей, потому что сын мог присоединиться к мятежу. Негодяй.

– Да, вы были не правы. А теперь я хочу, чтобы вы ушли.

– Ты же граф, доверенное лицо Генриха Тюдора, в твоей власти помочь восстанию. Ирландия нуждается...

– Мне плевать на Ирландию. А на восстание тем более. Убирайтесь из моего замка.

Мэв беспокойно ходила из угла в угол. Хотя в замке ее мужу не грозила никакая опасность, она за него боялась. Да, О'Нил давно предан восстанию, но он хотел кровопролития во имя свободы, даже, казалось, жаждал вида крови, текущей по земле. И с недавних пор он начал слишком влиять на Флинна...

31
{"b":"4978","o":1}