1
2
3
...
36
37
38
...
59

Подняв глаза, она увидела входящую в малый зал Джейн. Старшая сестра держала на руках спящего сына и вся светилась от радости. Ее сердце наконец исцелилось.

Мэв не могла сказать то же самое про себя.

– В последние дни ты похожа на грозовую тучу, – ласково произнесла Джейн. – То ли ждать дождя, то ли раскатов грома. Мы с Фионой и Бригид очень беспокоимся.

Значит, она пришла, чтобы поговорить с сестрой? Вздохнув, Мэв попробовала обуздать свои чувства и хотя бы выглядеть спокойной.

– Мне понятно твое горе, – сказала Джейн. – Я знаю, что ты любила Квейда.

Да, она его любила. Он был нежным другом, как и она, интересовался книгами. Всегда понимал ее взгляды, никогда не пытался их изменить. Они были одного мнения об Ирландии и Лэнгморе. Их брак мог стать гармоничным. А теперь он навеки ушел.

– Восстание обходится дорогой ценой, – продолжала сестра. – Мы должны верить, что жертвы не напрасны.

Мэв чуть заметно кивнула. Джейн права. Но это не умаляло ни ее страданий, ни ее вины. Она дважды охотно делила постель с английским мучителем Квейда. Она поддалась обману Килдэра, позволяла ему увлечь ее своим обаянием, пока не предала человека, который поклялся ей в вечной любви. А хуже всего то, что она совсем не так любила Квейда.

Мэв чувствовала себя виноватой.

– Ты не готова разговаривать об этом? – спросила Джейн.

Посмотрев на сестру, Мэв увидела в ее темных глазах понимание и участие и покачала головой.

– Ладно, – ответила Джейн, поднимаясь со стула. – Маленький Джеральт спит. Я положу его и сама немного отдохну. Если ты передумаешь...

– Спасибо. – Мэв тоже встала и благодарно обняла сестру. – Я знаю.

Джейн с улыбкой вышла, а Мэв снова принялась ходить взад-вперед.

Трясина чувств все глубже затягивала ее, и она не знала, что делать, как совместить несовместимое: горе и вину с постыдной тоской тела по ужасному мужу.

– Мэв?

Она повернулась на голос Килдэра и вздрогнула от ярости. Она опасалась его.

Каждый день он пытался разговаривать с ней, упрашивая забыть его прегрешения и простить. Но Мэв отказывалась.

Скользнув взглядом по его серьезному лицу, девушка взяла вышивание, лежавшее на столе, и молча направилась к двери.

Кайрен остановил ее и потянул обратно.

– Когда-нибудь ты все равно должна со мной поговорить.

Мэв посмотрела на мужа с таким видом, словно он был каким-то отвратительным грызуном.

– Отпустите меня, – процедила она.

– Нет, я хочу, чтобы ты меня выслушала.

– Вы не можете сказать мне ничего такого, что я хотела бы услышать.

– Черт побери, Мэв! – Он еще крепче сжал ее руку. – Я не мог остановить казнь О'Тула, даже если бы захотел. Я понимаю твое горе, но не могу принять твои обвинения.

Пожав плечами, она уставилась на дальнюю стену. Внутри все клокотало от гнева. Неужели он не понимает, как она ненавидит его за участие в смерти Квейда, за то, что он тем утром, зная правду, все же занимался с ней любовью? Или этот распутник считал, что имеет права на ее тело даже после своего предательства?

Да, он был англичанином и, без сомнения, думал именно так.

– Ради всего святого, поговори со мной! – рявкнул он. Мэв ответила лишь бесстрастным взглядом, хотя горела желанием обругать его последними словами. Нет, она не даст ему такого удовлетворения, не примет вызов, на который он рассчитывает.

Килдэр проглотил ругательство и выпустил ее руку.

– Где твой брат?

Флинн исчез шесть дней назад, и Мэв не знала, где он. Когда она в слезах рассказала ему о смерти Квейда, ярость брата не имела границ. Теперь она начинала беспокоиться за его жизнь.

– Женщина, ты пытаешься убить меня, – заявил Килдэр... и вдруг поцеловал ее. Мэв сжала губы, сопротивляясь его посягательству и чувствуя, как Кайрен пытается открыть ей рот. Ни за что!

Неожиданно от знакомого запаха у нее больно кольнуло в груди.

Она вырвалась и пронзила мужа злобным взглядом.

– Один раз вы заставили меня забыть свой долг и верность Ирландии. Теперь мне известно, что вы негодяй. Такого больше не случится...

Глава 12

Минула еще неделя. Кайрен не оставлял попыток вызвать жену на разговор. Мэв с тем же упорством их пресекала.

Слушая латынь отца Шона, она старалась не обращать внимания на присутствие сестер и обитателей замка, пришедших на воскресную мессу. Сейчас она могла забыть о них. Могла даже временно игнорировать тревогу за брата.

Но Кайрена, посетившего службу, она не заметить не могла.

Он стоял рядом. Слишком близко. Их руки соприкоснулись. По коже Мэв побежали мурашки. Он переступил с ноги на ногу, легонько задев ее бедром.

Мэв хотелось закричать.

Наверняка его неожиданный интерес к церкви вызван желанием просто досадить ей. Они с сестрами не пропускали ежедневную мессу. Всегда, когда у нее случались неприятности или ее что-то беспокоило, Мэв находила утешение в молитвах. Витражи, знакомая обстановка церкви – все это успокаивало.

Близость Килдэра действовала ей на нервы, отвлекала, вынуждая думать не о вере, а о том, как спастись бегством. Но если она покинет церковь, то окажется наедине с Килдэром. Это слишком рискованно.

Грубиян толкнул ее локтем в бок. Мэв посмотрела на него, потом огляделась и увидела, что прихожане гуськом двинулись к выходу. Не удостоив мужа взглядом и молясь, чтобы он не прочел ее мысли, она покраснела и пошла за ними.

Мэв заметила у дверей церкви незнакомца. Очень высокий, светловолосый человек смотрел на ее мужа и улыбался.

Переведя любопытный взгляд с великана на Килдэра, она увидела, что тот радостно улыбается в ответ.

– Эрик! Я не ждал тебя. Когда ты... – Он вдруг нахмурился. – Как ты прошел через ворота Лэнгмора?

Гигант помахал в воздухе пергаментом с королевским гербом.

– Имя короля Генриха и его печать открывают многие двери, – засмеялся он.

Килдэр шагнул к другу, и они сердечно обнялись. Мэв продолжала с любопытством смотреть на них, ибо никогда еще не видела у Кайрена такой искренней улыбки и такого явного проявления любви. Видимо, он считал этого человека побратимом. Сестры и обитатели замка разглядывали их с не меньшим любопытством.

– Как поживает Гвинет? – спросил Кайрен.

– Очень хорошо. – Улыбка Эрика стала шире. – Через несколько дней после твоего отъезда из королевской резиденции она родила прекрасную девочку. Мы назвали ее Блит. И моя Гвинет уже планирует выдать ее за Лохлана, старшего сына Дрейка и Эверил.

Муж с веселым смехом хлопнул Эрика по спине.

– Рад за тебя, мой друг. А как поживают Дрейк и Эверил?

– Тоже хорошо. Дрейк отправился в Дунели, снова в клан Макдугалов. С каждым днем он становится все счастливее, хвала Богу. Ты знаешь, что Эверил – прекрасная жена и мать, скоро она родит третьего ребенка.

– Отлично! А что с Гилфордом? Он уже полностью оправился?

– Старый дурень переживет всех нас.

– Король Генрих больше не одалживал у него денег?

– Нет, – скривился Эрик. – Благодаря твоей помощи наш добрый король уже не сомневается в верности Гилфорда.

Килдэр с явным облегчением кивнул.

– Но ты, мой друг, не потрудился сообщить нам о своих делах, – грозно произнес Эрик. – Ты выбрал себе невесту? Гвинет и Эверил спустят с меня шкуру, если я не удовлетворю их любопытство.

Килдэр с беспокойной улыбкой посмотрел на Мэв, потом обнял за талию. Девушка окаменела.

От проницательного взгляда гостя не укрылись ни его жест, ни ее реакция.

– Это Мэв, вторая сестра О'Ши. Мы поженились чуть больше месяца назад.

Она поняла, что Кайрен хочет, чтобы Эрик счел их брак счастливым. По мнению Килдэра, его друзьям удалось найти в их союзах необыкновенную любовь.

Но Эрик кажется не настолько глупым. Он довольно скоро увидит, что его другу нечем похвастаться.

– Мэв, – напряженно улыбнулся тот, – разреши представить тебе Эрика Невилла, графа Белфорда.

37
{"b":"4978","o":1}