ЛитМир - Электронная Библиотека

Отбросив эти мысли, Кайрен посмотрел вокруг, на землю, где не был с отрочества. Ирландия оставила у него болезненные воспоминания, но он не мог отрицать ее красоту. Казавшиеся бесконечными холмы скоро покроются туманом первой зелени. Но все же главной частью пейзажа были пастбища, которые тянулись до того места, где деревья встречались с невидимыми отсюда болотами.

Кайрен сделал глубокий вдох и признал, что здешний воздух не имеет кислого лондонского запаха. Над головой в идеально голубом небе, взмахивая черными глянцевыми крыльями, летали грачи. Ряды чертополоха уже пестрели розовыми цветками. Их пробудили к жизни удивительно теплые для февраля дни.

Несмотря на окружавшую его красоту, молодой рыцарь отдал бы свою правую руку, лишь бы оказаться в любом другом месте и выполнять любое другое задание. Но, подчиняясь чужой воле, он ехал, чтобы выбрать себе невесту из четырех, несомненно, жалких и сварливых женщин.

Когда его Ланселот миновал изгиб пыльной узкой дороги, Кайрен увидел двух юных девушек в простом одеянии. Одна из них, золотые волосы которой ниспадали волнами на спину, судя по неоформившейся фигуре, была еще ребенком. Зато вторая сразу приковала его взгляд. Какая у нее осиная талия, роскошные бедра и, он мог бы в этом поклясться, восхитительно длинные ноги! Пряди, выскользнувшие на шею из-под платка, горели на полуденном солнце всеми оттенками красного.

К рыжеволосым женщинам Кайрен питал слабость. Хотя они и были довольно застенчивыми созданиями, но если к ним найти должный подход, то рыжеволосые проявляют бурный темперамент и отдаются неподдельному желанию.

Кайрен ощутил интерес... и нечто большее – возбуждение.

Он уже два дня находится в этой забытой Богом стране, а с женщиной не был целую неделю. Это несомненный рекорд! И если он вынужден жениться на какой-нибудь мегере, которая проводит дни за составлением заговоров, отчего бы сначала не позволить себе маленькое удовольствие? Возможно, и в Ирландии его ждут приятные моменты.

Изобразив самую очаровательную улыбку, одну из тех, что приносили ему столько побед в королевском дворце, Кайрен подъехал к рыжеволосой.

Повернувшись на стук копыт, Мэв О'Ши увидела перед собой незнакомого мужчину с телом воина, глазами охотника и улыбкой, явно предназначенной для того, чтобы склонить девушку без промедления расстаться со своей одеждой.

Незнакомец слишком красив, подумала она, пока тот не отрываясь смотрел на нее. Когда его сине-зеленые глаза слегка потемнели, Мэв с досадой почувствовала, что краснеет, и быстро отвернулась. Ее реакция была совершенно необъяснима. Она ведет себя как наивная девчонка, а не как взрослая, уже помолвленная девушка. И всего лишь из-за его красивого лица?

– Добрый вам день, молодые леди. – Голос незнакомца был мягкий, словно хорошо выделанная кожа, и явно принадлежал англичанину.

Юная Бригид, которая стояла рядом с сестрой, шумно дышала, и Мэв цыкнула на нее, заставив умолкнуть.

Должно быть, этот человек и есть новый граф Килдэр. В Лэнгмор из Дублина пришло известие, что король Генрих казнил прежнего графа за измену, поскольку тот поддержал Ламберта Симнела, сторонника Йорков, претендовавшего на английский трон. Опасаясь заговора, король Тюдор прислал нового графа, чтобы в зародыше подавить мятеж.

Неужели англичане так боятся свободы, что всегда должны подчинять и вести войну? Мэв презирала их, всех до одного – за надменные голоса, за шелковую одежду. И за их высокомерие. Да, именно за это.

Снова повернувшись к незваному гостю, девушка выдавила улыбку.

– Добрый день и вам, благородный сэр. – Она сделала реверанс.

Явно обрадованный любезным ответом, незнакомец соскочил с коня и пошел к ней, не сводя глаз с ее лица. Мэв выдержала пылкий взгляд, а Бригид замерла с открытым от изумления ртом.

Когда англичанин поднес ее руку к губам и, намеренно медля, поцеловал, Мэв успела почувствовать силу его пальцев и мозолистые ладони.

Сама того не желая, она с интересом оглядела нового графа. Приятное лицо чисто выбрито, нос прямой, над глазами удивительного синеватого цвета дуги каштановых бровей, волосы подстрижены, как у норманнов, его предков. Даже их оттенок приятен. Черные были бы для него слишком мрачными. Нет, Господь подарил ему не очень светлые и не очень темные волосы, она назвала бы их золотисто-каштановыми. Одежда тоже красивая, изумрудный с коричневым шелк. Видимо, он богат, ловок и к тому же досадно очарователен.

Девушка вдруг испугалась того, что он будет каждый день проводить в Лэнгморе.

– Вы настоящая жемчужина даже среди красот этой восхитительной страны, – промурлыкал англичанин. – Прошу вас, доставьте мне удовольствие своим именем, дорогая леди.

Невзирая на несомненное обаяние, незнакомец просит слишком многого. Вероятно, женщины легко отдают этому человеку все, чего бы он ни попросил, лишь бы побывать несколько минут в его крепких объятиях и почувствовать прикосновения его губ. Мэв не понаслышке знала, какими глупыми могут быть женщины, когда за ними увивается очаровательный мужчина.

Она осторожно высвободила руку и с притворной робостью отвела глаза.

– Вы так много знаете об этой восхитительной стране, сэр?

Англичанин криво улыбнулся. Да, он был хладнокровным, сильным и воином по своей сути, но он мог улыбаться. Блеск зубов, обаятельный взгляд, интерес в глазах делали его непохожим на других англичан, которых она знала. Небось, сбил с пути истинного не одну девушку.

То, что он надолго останется в Лэнгморе как их лорд, одновременно раздражало и волновало Мэв. Продолжит ли он испытывать на ней свое обаяние, несмотря на се помолвку с Квейдом?

– О стране я знаю немного, это правда, – ответил англичанин, избавив Мэв от глупых мыслей. – Но она действительно красива, что ясно любому, кто имеет глаза.

Его взгляд снова обласкал ее, скользнул по лицу, по губам, потом встретился с ее глазами. Сердце у Мэв подпрыгнуло, и она не могла объяснить почему. Этот негодяй, по-видимому, намерен подшутить над ней. Ирландский народ совершенно не интересует его. Он использует страну для своей выгоды, набьет сундуки, обрюхатит служанок, посадит в тюрьму мужчин.

Мэв хотелось закричать от ярости, когда она осознала, что не может его остановить. Значит, ей нужно любым способом обмануть его, чтобы подготовиться к защите Лэнгмора. Они пока не готовы к обороне, так как рассчитывали, что новый граф Килдэр приедет лишь на следующей неделе.

– Да, у нас прекрасная земля, – согласилась Мэв и с наивной улыбкой спросила: – Что привело сюда такого утонченного господина?

– Я новый лорд Килдэр, леди. – Он перестал улыбаться, веселый блеск в глазах исчез.

– О, милорд, – проворковала она... и сжала зубы. Граф сдвинул брови, но, к удивлению Мэв, смотрел на нее все с тем же выражением. Потом улыбка появилась снова, как будто никогда и не пропадала.

– Для вас, прекрасная девушка, я – Кайрен. А вы?.. Она нахмурилась. Странное у него имя. Оно скорее ирландское, чем английское, и по-гэльски означает «темный». Хотя это больше относится к его душе, а не к внешности.

Поскольку он приехал в Лэнгмор покорять ее семью, она будет вынуждена признаться, что тоже из рода О'Ши. Он все равно скоро узнает.

– Я – Мэв, а это... – она положила руку на плечо младшей сестры, – Бригид.

Новый граф (она даже мысленно отказывалась называть его по имени) кивнул девочке, и Мэв заметила, что сестра с одобрением глазеет на англичанина.

– Вы тайком добиваетесь поцелуев у девушек? – невнятным шепотом спросила Бригид.

Ну и ну! По-видимому, какой-то дерзкий мальчишка-слуга только возбудил девочку, и она почти жаждет осуществления.

– Так часто, насколько это возможно, – усмехнулся Кайрен. – И дважды, если она мне позволяет.

Граф подмигнул Бригид, и она зарделась румянцем. Мэв вздохнула.

– Вы называете этот край домом? – спросил граф Килдэр, снова переключив внимание на нее.

В данном случае она не видела смысла лгать... так же, как и говорить ему всю правду.

4
{"b":"4978","o":1}