ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Удивительные Люди Икс. Одарённые
Сестры из Версаля. Любовницы короля
Ярчайшая мечта
Новая Зона. Привычка выживать
Мне снова 15…
Очаруй меня
Катарсис. Северная Башня
Охота на охотника
Нежданное счастье

Мэв покачала головой, отвергая его слова. Но в них была правда – истинная, горькая и непоколебимая. Она помнила, с каким бесстыдством вела себя в его объятиях.

Ну что ж, тем легче ей ненавидеть Килдэра, если он над ней смеется. Но, судя по его искреннему тону, он верил в то, о чем говорил. Чтоб он провалился!

Как этому человеку удается вызывать у нее такую ярость, страсть и эмоции? Когда он ее целует, она будто лишается рассудка, и все разумные мысли куда-то исчезают. Почему? Ведь у него душа англичанина, сердце воина, манеры плута и ум негодяя.

Мэв с гневом и беспокойством взглянула на мужа. Прав он или не прав, но один вопрос требует ответа: почему она теряет самообладание и холодность, когда Кайрен оказывается рядом? А потому, что она жаждет обменяться с ним хоть парой слов, даже недобрых, только бы услышать его голос.

Полное безрассудство!

– Тебе нечего сказать? – нетерпеливо спросил Килдэр.

– Мне надоел этот разговор. Я не желаю слушать вашу болтовню...

– А нам вообще не обязательно разговаривать остаток этой ночи. – Его глаза хищно блеснули, и он прижал ее к себе.

Сердце у Мэв подскочило. Он смотрел на ее рот, отчего губы у нее дрогнули, напрягся живот, потом и грудь. Ее обдало жаром. Дева Мария, помоги!

– Не прикасайтесь ко мне.

Она хотела, чтобы ее слова прозвучали как приказ, но вместо этого вышел умоляющий вздох. Закрыв глаза, Мэв попыталась избежать неминуемого соблазна, уготованного ей взглядом Кайрена. Она подавила желание заплакать. Нет, она не плачет в присутствии других. И уж тем более не заплачет перед этим человеком, который воспользуется этим обстоятельством, чтобы заставить сдаться.

– Я хочу ласкать тебя всеми возможными способами.

Голос Кайрена поднял в ней бурю чувств. Тело отозвалось на его слова. Его запах вызвал знакомые ощущения. Дыхание обжигало щеку. Ноги у Мэв ослабели, по телу прошла дрожь ожидания. Почему он так на нее действует?

Теплые губы коснулись ее прохладной щеки и продолжили медленный путь к ее рту. Сердце замерло, потом его ритм начал убыстряться, пока оно не забилось со скоростью мчащихся галопом лошадей.

Губы Кайрена были рядом с ее губами, почти касались их, но все же не сделали этого, и Мэв почувствовала разочарование. Какая-то безрассудная часть ее существа требовала поцелуя. Немедленно! Разум сопротивлялся глупому желанию.

Кайрен с такой силой прижимал ее к своему телу, что между ними не осталось ни дюйма, но целовать не спешил. Только его пальцы впились ей в предплечья. Нет, она не станет требовать продолжения, она не придет к нему как шлюха.

В следующий миг это уже не имело значения, потому что Килдэр завладел ее ртом, и она раскрылась перед ним, а ее руки сами собой обняли мужа за шею.

Он стоял близко, настолько близко, что Мэв чувствовала каждый мускул его твердого, словно камень, тела. Но ей казалось, что он стоит все же недостаточно близко. Ей хотелось слиться с этим мужчиной, утолить желание, получить удовольствие и отдать еще больше.

Разве человек, способный на такие поцелуи, может быть злодеем?

Кайрен стянул через голову рубашку. Тусклый дневной свет падал на его грудь с рельефными мускулами. Он был великолепен, и Мэв едва не задохнулась от восторга.

– Ложись, милая Мэв. Сделай это для меня. Ложись? Приказ медленно доходил до нее. В мозгу зрел протест, которому не суждено было родиться, ибо его заглушило удовольствие, когда он положил руку ей на грудь и принялся гладить соски.

У Мэв перехватило дыхание, внутри начал разгораться пожар.

Нет. Это безумие.

Высвободив грудь из платья, Кайрен нагнулся, взял в рот сосок и ласкал его до тех пор, пока Мэв не затрепетала.

– Ложись, – снова прошептал он.

Она села на кровать рядом с мужем, потом легла на спину, не отрывая взгляда от его лица. Да, она хотела этого... В ее мыслях не было никакой логики, но она не могла отрицать своих чувств.

Кайрен тоже лег на матрас, поднял ей юбки. Мэв видела только его лицо, плечи и сверкающие глаза.

Потом его пальцы скользнули во влажную глубину, которая была готова его принять.

– Ты хочешь этого прикосновения? – Его палец двинулся взад и вперед по чувствительному центру.

– Да, – простонала она.

– Покажи мне, – прошептал он.

Показать? Зачем? Почему он просто не возьмет ее, не заполнит собой?

Она притянула его голову для поцелуя, ее язык скользнул по его сомкнутым губам, и он сразу приоткрыл рот.

В следующий момент он взял ее за талию, посадил на себя верхом и отбросил накрывшие их юбки. Она чувствовала, как под ней пульсирует его возбужденная плоть.

С чувственной улыбкой Кайрен приподнял ее бедра, расстегнул штаны и, снова опустив, вошел в нее. Захваченная удивительным ощущением, Мэв откинула голову. В такой позиции он вошел намного глубже, чем она могла представить.

– Если ты этого хочешь, покажи мне. – Его шепот был стоном.

Приподнявшись, она снова опустилась на него. Повторила еще раз. Потом опять.

– Да, милая Мэв. Ты убиваешь меня наслаждением.

Она убивала и себя.

Вскоре Мэв обнаружила, что хочет большего, и убыстрила движения. Рассудок уже не напоминал о себе. Она чувствовала, что Кайрен напрягся, его стоны не прерывались. Их обоюдный экстаз нарастал, пока давление и острое желание, слившись, не разбились на миллионы осколков.

Удовлетворение медленно переходило в истому. Мэв упала на мужа, слишком уставшая, чтобы шевельнуться, вздохнуть, думать. Это будет потом.

Она еще успеет поразмыслить над тем, почему снова отдалась своему желанию... и как ей от него избавиться.

Канули в вечность еще две, отнюдь не мирные, недели. Поначалу ее муж самонадеянно решил, что их последняя – глупая – возня в постели залечила все раны их супружества, но она быстро освободила его от такого представления. С тех пор они едва разговаривали.

Мэв не могла разгадать, на кого она злится больше: на Кайрена и его непобедимое обаяние или на себя за слабость.

Потом до Лэнгмора стали доходить слухи, что повстанцы собирают армию, чтобы начать войну. Ее муж уехал, лорд Белфорд, его английский друг, последовал за ним. Флинн написал ей, сообщив, что у него все в порядке, и Мэв почувствовала, что теперь может спокойно дышать.

Вскоре брат прислал к ней своего человека, Улика Макконнела, который рассказал о его ужасных планах и умолял ее о помощи.

А спустя еще какое-то время она стала чувствовать недомогание.

Сидя на скамье в малом зале, Мэв занималась шитьем, когда ее охватила такая усталость, будто она провела несколько дней без сна. Но ведь всю неделю она спала подолгу и глубоко, несмотря на страх, вызванный кровавыми планами Флинна и остальных повстанцев.

Мэв снова воткнула иголку в холст, но рука у нее дрожала. Она отложила шитье в сторону.

– Опять нездоровится? – спросила Джейн, наблюдавшая за сестрой.

Мэв кивнула, провела руками по груди, однако это не принесло ей облегчения.

– В последние недели у тебя болел живот?

– Один раз, но все быстро прошло.

Джейн с любопытством посмотрела на сестру.

– Ты лежала со своим мужем. Когда у тебя в последний раз были месячные? – поинтересовалась она.

Господи, больше двух месяцев назад. Мэв помнила точно, хотя не считала это причиной своего плохого самочувствия.

– Возможно, у меня лихорадка или просто дурное настроение.

– Ты когда-нибудь слышала, чтобы дурное настроение прекращало у женщины месячные и вызывало постоянное желание спать? Такое происходит у женщины, которая носит ребенка. И другой причины нет.

Мэв закрыла глаза, отказываясь верить словам Джейн. Но в глубине души она знала, что сестра права, только не могла этого принять.

Ребенок? Уже? Так скоро? Беременность слишком важное дело. Это обстоятельство меняет всю ее жизнь, еще крепче связывает ее с Кайреном. Их брак становится непоколебимым и обязательным.

Дева Мария, помоги! Готова ли она навсегда соединиться с воином, с англичанином? С Кайреном, приводящим ее в бешенство?

41
{"b":"4978","o":1}