ЛитМир - Электронная Библиотека

– Нет! Я поговорю с ним, попрошу все прекратить. Только не отсылайте его.

Золотистые глаза жены умоляли, она крепко сжала его руки.

– Это не в моей власти, Мэв. Все пленные мятежники должны быть отправлены в замок Мелахайд... где парламент решит их судьбу.

– Вы имеете в виду, пошлет их на смерть?

– По всей вероятности, да. – Кайрен не видел смысла лгать ей.

– А вы, я уверена, станете героем битвы за дело короля Генриха и покорителем восстания.

– Ты думаешь, я хочу славы за подавление этого жалкого мятежа? Меня охватила ненависть, когда я увидел Флинна с горящим факелом в руке, который забрался на деревянные подмостки у стены Лэнгмора и поджег их. Я хотел убить его за предательство, за то, что он подвергал тебя опасности. Но, щадя твои чувства, я этого не сделал. Теперь я вижу, что был глупцом. – Мэв хранила молчание, упрямо выпятив подбородок. Кайрен выругался. – Неужели ты не понимаешь, что Флинн сделал выбор, приняв участие в этом мятеже? Он хочет убивать людей и разрушать дома. Ты считаешь, что это не заслуживает наказания?

– Но ведь ничего такого не произошло, – возразила она. – Разве он должен за это умереть?

– Флинн не успокоится, пока не увидит, как течет кровь англичан. Я не могу позволить ему убивать других.

Повернувшись, Кайрен направился к двери и с яростью захлопнул ее за собой. Он молил Бога, чтобы гнев подольше не ослабевал, ибо тогда его место займут лишь страдания. Брак между англичанином и ирландкой не может быть счастливым, что со всей очевидностью доказали его собственные родители.

Кайрен с болью признавал, что он и Мэв это подтвердили.

– Что?! – оторопел Эрик, а потом сердито поинтересовался: – Ты в здравом уме? Ты понимаешь, о чем говоришь?

Друзья объезжали стены Лэнгмора, проверяя их состояние после набега мятежников, поэтому могли не опасаться чужих ушей.

– Проклятие! – Кайрен сжал в руках поводья. – Разве у меня есть выбор? Если я отправлю Флинна вместе с другими в Пейл, не пройдет и недели, как парламент его казнит. Я уже получил сообщения от большинства лордов. Они требуют, чтобы несколько мятежников, оставшихся после битвы в живых, были доставлены в Мелахайд. Срок – неделя. Если я выполню свой долг, то навсегда потеряю жену.

Эрик хотел напомнить другу, что его отказ может показаться изменой, но воздержался. В первые месяцы брака он из-за своих обязанностей едва не потерял Гвинет и понимал двойственное положение Кайрена.

Тем не менее он считал выбор друга ошибочным. Флинн опасен и зол, он не прекратит бунтовать до последнего вздоха.

– И что ты собираешься с ним делать, если оставишь его в Лэнгморе?

Кайрен пожал плечами. Он выглядел изможденным, его привычная улыбка почти исчезла, теперь он больше хмурился. Эрик искренне желал, чтобы это не затянулось надолго. Ведь Мэв наверняка понимает всю невыносимость положения, в которое она поставила собственного мужа. Приняв ее сторону, он навлечет на себя гнев короля.

Впрочем, Гвинет, несмотря на любовь к ней Эрика, пару раз уже доказывала, что где женщина и чувства, там одно беспокойство и логика частенько отсутствует.

– Я не знаю, что делать, – признался Кайрен. – По собранным мной сведениям, я предполагаю, что мятеж близится к концу. Три четверти их людей или умерли, или сидят в тюрьме. Их оружие чуть лучше первобытного. Возможно, я сумею продержать Флинна в темнице Лэнгмора до тех пор, пока Англия не добьется большей стабильности в Пейле.

– На это могут уйти годы, – сказал Эрик.

– Да, но зато Флинн не умрет. Кивнув, Эрик поинтересовался:

– А как ты объяснишь свой поступок, если о нем станет известно лордам в Пейле... или королю Генриху?

Сжав зубы, Кайрен уставился в пространство.

– Я... – Кайрен вздохнул. – Я полагаю, что мне нужно будет готовить шею для веревки палача.

– Ты возьмешь на себя такой риск, чтобы не причинять боли Мэв?

Кайрен горько засмеялся.

– Не спорю, мое поведение в высшей степени безрассудно. Этот план... Он противоречит всякой логике. Я это сознаю. Но я не могу стать одной из причин ее боли.

Эрик понимал его чувства.

– Тогда делай, что должен. Мы не забыли про те кровные узы, когда еще мальчиками стали друг другу как братья. – Эрик показал ладонь, на которой виднелся тонкий шрам. – А я приложу все силы, чтобы помочь тебе, когда вернусь в Лондон. То есть на будущей неделе.

– И что ты скажешь? – нахмурился Кайрен.

– Я скажу королю Генриху, что мятеж подавлен, а все его главари понесли заслуженное наказание.

– Ты не можешь! – возразил Килдэр, останавливая жеребца. – Подобная ложь очень опасна, возможно, смертельна.

– Но этот риск оправдан, если я смогу помочь тебе, мой брат по крови, – улыбнулся Эрик.

Кайрен долго молчал, и Эрик уже начал сомневаться, ответит ли он вообще. Наконец он кивнул.

– Я счастлив, что Бог наградил меня такими друзьями, как ты и Дрейк.

– И никогда этого не забывай, – наставительно произнес Эрик.

Глава 15

Всю последнюю неделю Мэв каждое утро беспокоил желудок, она чувствовала себя больной. Каждый вечер ее одолевала страшная усталость.

А днем... Она старательно уклонялась от встречи с Кайреном, боясь, что проявит слабость и ее гнев утихнет просто оттого, что она видит мужа.

Зато днем у нее было полно времени, чтобы подумать о Флинне и его заключении.

Подойдя к окну, Мэв стала смотреть, как идет дождь, и думать. Почему ее брат стремится к непременному кровопролитию? Они должны медленно, но упорно добиваться свободы не кражей документов, а снабжая английские крепости всем необходимым.

Флинн и другие слишком нетерпеливы, их планы безрассудны. Мэв хотелось отругать брата за глупость и самодовольство, которые привели его в тюрьму.

Кайрен не выказывает по этому поводу никакого раскаяния, он даже не колебался, отправляя Флинна в подземелье.

А мог ли он поступить иначе? Ответа на подобный вопрос у Мэв не было.

Весна украсила мокрую землю розовым нарядом, но, глядя в окно, Мэв едва замечала эту свежую красоту.

Что бы она сделала на месте Кайрена? Вероятно, оставила бы Флинна в живых, хотя бы ради того, чтобы не пачкать руки кровью. Но Килдэр уже сказал, что идет война. Единичным актом милосердия он, возможно, освободил бы человека, который позже мог воткнуть нож ему в спину.

Мэв решительно покачала головой. Флинн не нападет без повода.

Не нападет? Она уверена?

Разве он не устроил Кайрену ловушку с грязной ямой, не целился в него из лука с намерением убить... И возможно, убил бы... Теперь он сделает это не колеблясь.

Но он – ее брат. Неужели для Кайрена это не имеет значения? Или, по его мнению, тот факт, что Флинн собирался поджечь Лэнгмор, ничто по сравнению с родственными узами?

Она в смущении покачала головой. Мэв не могла распутать клубок своих чувств и своей логики. Чувства говорили ей одно, логика – совершенно другое.

Сделав глубокий вдох, она посмотрела на мокрый двор... и как раз вовремя, ибо увидела, что десять замковых стражей выводят за ворота двадцать скованных цепями повстанцев. Они были слишком далеко, она не могла их различить, но боялась, что среди них идет Флинн.

Неужели этот негодяй, которого она называет мужем, не позволил ей даже сказать брату на прощание несколько слов?

Гнев придал Мэв силы. Она выскочила из комнаты, бросилась к лестнице, пробежала через главный зал, миновала сад, красильню и помчалась к тюрьме. Возможно, кто-нибудь расскажет ей о судьбе Флинна.

У двери ее остановил стражник.

– Вам не надо туда ходить, миледи, – сказал Патрик, который служил когда-то ее отцу.

Слезы защипали ей глаза и покатились по щекам. Мэв оплакивала всех обреченных солдат Ирландии, и особенно своего брата. В последнее время они были с Флинном не слишком близки, но он – ее семья. Когда-то родители возлагали на него большие надежды... а теперь с ним произошло худшее.

45
{"b":"4978","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Мозг Брока. О науке, космосе и человеке
Штурм и буря
Дистанция спасения
Три нарушенные клятвы
Тайная жизнь мозга. Как наш мозг думает, чувствует и принимает решения
Янтарный Дьявол
ЖЖизнь без трусов. Мастерство соблазнения. Жесть как она есть