ЛитМир - Электронная Библиотека

– Доброе утро, Патрик.

– Утро доброе и тебе, миледи. Сейчас начиналось самое трудное.

– Не могла бы я увидеться с братом? Я недолго, всего на пару минут.

Судя по выражению его лица, Патрик был недоволен такой просьбой, и она молила Бога, чтобы он ей не отказал.

– Мне нужно спросить его про конторские книги Лэнгмора. Поскольку мой муж уехал, я не знаю, как поступить.

Мэв претило изображать из себя беспомощную женщину, зато она добилась, чего хотела. Патрик кивнул.

– Это нелегко. Я так думаю, женщинам не понять арифметику и тому подобное. – Он замолчал, потом все-таки решился: – Да, ты можешь провести несколько минут с твоим братом.

Мэв одарила его самой лучезарной улыбкой, старик улыбнулся в ответ и впустил ее.

Пройдя по темному заплесневевшему коридору, они остановились возле двери Флинна. Всепоглощающий запах человеческих испражнений, пота и страха вызвал у Мэв новый приступ тошноты, но она взяла себя в руки, надеясь, что сохранила дружелюбное выражение. Патрик кивком велел ей зайти в камеру Флинна, а потом ушел и запер за собой дверь.

Мэв повернулась к брату, который сидел на покрытом соломой полу, и едва не отшатнулась, увидев, какой яростью пылают его глаза.

– Флинн? – с беспокойством спросила она.

Тот встал, подошел и окинул ее свирепым взглядом.

– Английский придурок, которого ты называешь своим мужем, давно уехал, а ты лишь изредка заходишь к родному брату? Вытащи меня отсюда! Время не ждет.

Мэв нахмурилась, придя в замешательство от этих слов. Флинн нетерпеливо схватил ее за руку.

– Чего ты ждешь? Приглашения от Христа?

Брат опасно повысил голос, и Мэв быстро шикнула на него.

– У нас есть план, – шепотом сказала она. – Через минуту Джейн закричит, чтобы отвлечь стражников. Я позову Патрика и скажу ему, что хочу бежать на ее поиски. Когда он войдет, схвати его и запри в своей камере. Улик Макконнел оставил свою лошадь у дороги. Переправься через реку и скачи подальше отсюда.

– Да, так я и сделаю, раз ты наконец-то решила меня освободить.

У Флинна всегда был отвратительный характер, и она попыталась не принимать близко к сердцу его грубость.

– Я освобожу тебя. – Мэв с сестринской любовью взяла его руку. – Но ты должен мне обещать, что восстание будет без кровопролития. Флинн, я не могу держать в своих руках жизнь невинных людей, а тем более отнимать ее у них. Мы должны вести переговоры, найти мирный путь разрешения конфликта.

Лицо брата потемнело от гнева, он явно собирался отвергнуть ее требования самыми безжалостными словами. Мэв открыла рот, чтобы урезонить его, и тут закричала Джейн.

Громкий, полный невероятного ужаса крик, преодолев расстояние от внешней защитной стены замка, проник в глубины подземелья. Мэв не представляла, что ее сестра, если не считать родов, способна на такой громкий, душераздирающий вопль.

Их надежды оправдались, солдаты и большая часть замковой охраны побежали узнать, что произошло. В том числе и старый ирландец.

– Патрик! – крикнула Мэв, стараясь, чтобы ее голос звучал испуганно. – Выпусти меня отсюда!

Старик вернулся к ней.

– Миледи, ты не можешь помочь, – нетерпеливо сказал он. – Оставайся тут. Ты здесь в безопасности. Дай нам найти девушку.

Мэв решительно покачала головой.

– Это одна из моих сестер, я знаю. Я должна помочь. И не говори мне, что нет!

После недолгого колебания Патрик тихо выругался, достал ключ, отпер камеру Флинна и распахнул дверь. Мэв выскочила наружу.

Прежде чем старик успел снова закрыть створку, Флинн схватил его за горло, ударил коленом в пах и швырнул на землю. Пока старый ирландец корчился от боли, Флинн, пробормотав что-то угрожающее, выхватил у него из-за пояса кинжал, метнулся к двери и запер стражника в камере.

Мэв с открытым от ужаса ртом ждала брата в коридоре.

– Я просила тебя не быть жестоким.

– Кровь у него совсем не течет, – ухмыльнулся Флинн и потащил ее за руку по темному коридору. – Он – ирландец, который теперь предан Англии. Зачем нам такой человек? Чтобы склонять к верности Англии других? Настоящий ирландец получает удовольствие от вида текущей английской крови. У него единственное желание – увидеть, что она вытекла до конца.

– Вся английская кровь? – спросила потрясенная Мэв, когда он вывел ее из тюрьмы к защитной внешней стене.

– Вся до капли, – рявкнул Флинн. – В особенности у твоего паршивого мужа.

Он хотел поднять ее на стену, но Мэв воспротивилась. Неужели он собирается взять ее с собой?

– Лезь, – нетерпеливо сказал он. – У нас мало времени.

Она покачала головой, надеясь, что Флинн не заметил, как у нее дрожат руки.

– Нет, я должна остаться здесь. Через пару часов сюда приедет лорд Батлер, и он рассчитывает, что я его встречу.

– Он приезжает ради меня, чтобы увезти в Дублин? – улыбнулся Флинн. После некоторого колебания Мэв кивнула. – Отлично! Ты должна ехать со мной.

Он снова начал подсаживать ее на стену, а она, уцепившись за камни, пыталась спуститься на землю.

– Батлер узнает, что замышляется что-то нехорошее. А ты наверняка хочешь застать его врасплох?

– Нет – засмеялся Флинн. – К тому времени будет слишком поздно.

Он упрямо толкал ее вверх, поэтому, чтобы не упасть вниз головой и защитить ребенка, Мэв перелезла через стену и, ободрав колени, вскрикнула. В следующий момент Флинн спрыгнул на землю, схватил ее за руку, и они побежали по лесу. Вскоре достигли моста через реку Барроу. Флинн с проклятием вытолкнул ее на дорогу.

– Поторапливайся. Если они нас увидят, то бросятся в погоню.

На середине моста она все же остановилась.

– Флинн, я тебе не нужна. Оставь меня здесь и уезжай. Брат раздраженно вздохнул.

– Ты нужна мне. Ты нужна Ирландии, – зло сказал он и снова толкнул ее вперед.

– Я? Флинн, для восстания я уже сделала все, что могла.

Крепко держа сестру за руку, он оглядывался в поисках спрятанной лошади Улика, а когда обнаружил привязанное к дереву животное, с силой потащил сестру туда.

– Куда ты собираешься меня везти? – снова начала Мэв. – У тебя есть какой-то план?

– Настает великий для Ирландии час, девушка, а ты стоишь тут и занимаешься болтовней. – Покачав головой, он посадил ее на лошадь. – Да, у меня есть план.

– Расскажи мне, – попросила Мэв, опасаясь худшего. Почему брат намерен взять ее с собой? Чем она может способствовать делу, которое Флинн считает таким необходимым?

– Ты поедешь со мной, а уж я постараюсь, чтобы твой муж узнал, что ты в руках повстанцев. Он вернет нам Лэнгмор, чтобы мы смогли двигаться вперед и наконец прогнали это ничтожество Тюдора с нашей земли.

– А откуда Кайрен узнает, что ты захватил меня, чтобы принудить его отказаться от Лэнгмора?

– Это просто, сестра, – нетерпеливо ответил Флинн, прыгая в седло позади нее. – Мы отправим ему послание, где скажем, что или он со своими людьми уходит и отказывается от Лэнгмора, или увидит тебя мертвой.

Она похолодела.

– Мертвой? – выдавила Мэв, когда обрела дар речи. – Но... но ты ведь на самом деле не хочешь видеть сестру мертвой?

– Мэв, – усмехнулся он, хлопнув ее по плечу, – это совсем небольшая цена за свободу Ирландии. Я приложу все усилия, чтобы сделать это безболезненно. Обещаю тебе.

Мэв сковал ледяной ужас. Собственный брат готов пожертвовать ею ради своих безумных целей. Он сошел с ума? Бежать!

Не успев еще додумать эту мысль, она попыталась соскользнуть с лошади, но Флинн тут же схватил ее за руку, ударил пятками в конские бока и помчался стрелой по грязной дороге.

– Если ты продолжаешь тосковать по ней, то сделай что-нибудь, а не сиди, уткнувшись в кружку с элем, – сказал Дрейк, садясь на скамью рядом с Кайреном. Они находились в главном зале Хартвича.

Кайрен поднял усталые, затуманенные болью глаза. Взгляд друга был слишком искренним и серьезным. Он тут же отвернулся.

– Тебя послал Гилфорд.

– Нет. Просто я очень беспокоюсь, глядя, как ты без толку проводишь время. Это на тебя не похоже.

52
{"b":"4978","o":1}