1
2
3
...
53
54
55
...
59

Килдэр не имел ни времени, ни желания общаться с Десмондом, особенно теперь, когда знал, где тот скрывается. Он мог быть только в Бэлкорти.

– Потом он сказал, что Флинн и Мэв с ним, – прибавила Фиона. – Он дал нам записку брата, которую мы отослали вам.

А это уже совсем плохо. Когда Флинн и Десмонд вместе, то превращаются в легковоспламеняющуюся смесь, готовую вспыхнуть от любой искры, и то, что Мэв находилась в их власти, еще больше пугало Кайрена.

– У тебя есть план? – спросила Джейн. – Ты знаешь, где они прячутся?

– Да, в Бэлкорти, в руинах дома моего детства. Это в горах Уиклоу. Мы отправляемся туда утром.

Джейн кивнула.

– Я рада, что ты вернулся, чтобы спасти Мэв. Она... Ты ей нужен.

Кайрен проглотил подступивший к горлу комок. Никогда в жизни сердце не управляло его рассудком, а теперь это случилось.

– Она тоже нужна мне.

Джейн весело улыбнулась, словно одобрила их брак. В других обстоятельствах это бы доставило ему громадную радость, но сегодня он был слишком потрясен и встревожен.

– Обещай мне, что сделаешь все возможное, чтобы спасти Мэв, а я велю служанке показать тебе и твоим друзьям ваши комнаты.

Кайрен смотрел на Джейн. В ее темных глазах была мудрость потерь, любви и всего, что приносит жизнь. Она подошла и поцеловала его в щеку.

– Обещаешь? – прошептала Джейн.

– Да.

«Если бы еще я смог выполнить это обещание», – подумал Кайрен, надеясь, что худшего – убийства жены – не произойдет.

Сидя на развалинах замка и чувствуя озноб от выпавшего тумана, Мэв смотрела в темноту ночи. Затем перевела взгляд на Флинна и Десмонда О'Нила. Мэв считала, что ей удастся бежать. Ее брат выпил этой ночью слишком много эля И должен был вот-вот отключиться. Десмонд уже немолодой человек, поэтому заснул час назад.

Однако вокруг руин бродит дюжина часовых... Надо подождать.

Слова Флинна потрясли Мэв до глубины души, когда он спокойно заявил, что принесет сестру в жертву восстанию, если Кайрен не приедет, чтобы спасти ее, и не согласится вернуть Лэнгмор.

После того как она столь бесцеремонно выгнала мужа из собственного дома, Мэв очень сомневалась, что он вернется.

Нет, она должна полагаться лишь на себя, и теперь, кажется, настало время для бегства.

Медленно откинув тонкое шерстяное одеяло, выданное братом, Мэв шаг за шагом начала подбираться к разрушенной стене, где зияла дыра, и вскоре ползком выбралась наружу. Сердце у нее так стучало, что его удары барабанной дробью отдавались в ее ушах.

Следующий невысокий пролом она преодолела без особого труда и помчалась в темноту.

– Мэв! – услышала она за спиной крик Флинна.

Оглянувшись на бегу, девушка увидела, что произошло то, чего она надеялась избежать: ее брат, Десмонд и все остальные бросились за ней в погоню.

Она заставила себя бежать быстрее по лесу, по склону холма, по холодной воде отмели, моля Бога помочь ей выбраться на другой берег и обрести свободу.

Шумные всплески позади свидетельствовали, что Флинн и его приспешники нагоняют.

Мэв собрала все силы, чтобы уйти от погони. Туман застилал ей глаза, сердце и легкие готовы были разорваться, ноги дрожали от напряжения, распущенные волосы развевались, словно красный сигнальный огонь. Догадываясь, что волосы помогают преследователям найти ее в темноте, Мэв быстро подхватила их, чтобы закрепить на голове.

Поздно. Флинн уже вцепился в ее локоны и с такой силой дернул, что она упала на спину.

– Я начинаю думать, что ты не поддерживаешь наше дело, сестра, – рявкнул он, потом дернул еще раз.

Она задохнулась от боли и страха. Из ее глаз брызнули слезы.

– Я... я хочу свободы для Ирландии. Клянусь. – Голос дрожал, и она проклинала свой страх, который лишь подталкивал Флинна к новой жестокости. – Но я давно говорила, что не хочу кровопролития, а тем более моего собственного.

– Твоя голова полна идей, которые далеки от реальности, – нетерпеливо сказал он. – Война подразумевает кровь, Мэв.

Вздохнув, Флинн выпустил ее волосы, схватил за руку и поднял на ноги.

– Ты оказалась трусливой, мне стыдно за тебя. – Он презрительно усмехнулся. – Ты думаешь, Джеральт и Квейд боялись отдать свою жизнь за дело свободы? Нет, они сделали это добровольно, а ты сидишь тут дрожа.

– Есть другие пути добиться свободы, – возразила она.

– Нет, если мы хотим ее сейчас. Мы слишком долго смотрели, как англичане грабят нашу страну, отбирают у нас деньги, называя это налогами или чем-то еще. Они насилуют наших женщин и крадут наше имущество. Надо положить этому конец, говорю тебе! Англичане в Ирландии должны умереть, каждый мужчина, каждая женщина и ребенок! Каждого из них я буду сам растягивать на дыбе, пока они не разорвутся на части, а потом выпотрошу их, чтобы они смотрели, чтобы они чувствовали, как вытекает по капле вместе с кровью их жизнь.

Мэв содрогнулась от его слов. То, что он готовит такую смерть женщинам или, еще хуже, детям, привело ее в ужас.

А осознание того, что она носит ребенка от англичанина, наполнило ее разум таким страхом, какого она даже не представляла себе раньше. Если Флинн узнает, что она беременна, он убьет ее в тот же момент, причем с громадным удовольствием, в этом Мэв не сомневалась.

– Флинн, – начала она, снова пытаясь урезонить брата, хотя голос у нее дрожал, – Кайрен не приедет ради меня. Я совершенно его не интересую.

– Он без памяти влюблен в тебя. А почему нет? Ты красивая девушка из семьи О'Ши. Нет, он приедет, и скоро.

– Пожалуйста, давай найдем другой путь для освобождения Ирландии, – умоляюще сказала Мэв. – Я буду тебе помогать, только сохрани жизнь невинным людям.

– Включая тебя? – Флинн с отвращением толкнул ее к Десмонду. – После замужества она – твоя дочь. Забирай ее.

Отец Кайрена обнял ее за плечи и повел назад к руинам. Флинн и остальные шли следом. Мэв поняла, что снова бежать ей уже не удастся.

– Мэв, ты не должна бояться. Если мой упрямый сын не приедет в течение одного или двух дней... ну, Флинн умеет обращаться с мечом. Это будет не слишком больно.

Она сдержала крик ужаса. Неужели Флинн, Десмонд и остальные повстанцы окончательно потеряли рассудок? Никакое восстание не стоит такой боли и жизней стольких людей. Да, английское присутствие здесь нежелательно и неудобно. Потеря свободы раздражает.

Но эта боль... смерть. Повстанцы действуют слишком нетерпеливо, с излишним рвением, требуют слишком много крови. Да, она хочет свободы, только не ценой жизни невинных людей и тех, кто ей дорог.

Мэв знала, что не сможет их остановить, ни она сама, ни ее мольбы, ни родственные узы не смогут поколебать ее брата. Она вспомнила свою короткую жизнь со всеми ее надеждами, которые никогда не сбудутся, все мечты, которые останутся неисполненными. Она боялась, что сойдет в могилу, взяв с собой ребенка, которому не суждено появиться на свет.

Да, Флинн прав в одном: она была трусливой. Она так и не сказала Кайрену, как глубоко он ее волновал, как сильно она его любила.

А еще больше она сожалела о другом. Стоя на краю могилы, она не сможет предупредить мужа, рассказать ему о безумном и смертоносном плане, который, она слышала, обсуждали ночью Флинн с Десмондом. Теперь это умрет вместе с ней.

Присев за кустом дикой ежевики, Кайрен смотрел на черные стены Бэлкорти, видневшиеся в неясном свете раннего промозглого утра. Сегодня жалкий остов главной башни ожил. Флинн развел огонь там, где когда-то была казарма. Подъемный мост, с годами пришедший в упадок, теперь лежал на земле. Рядом стоял Десмонд и разговаривал с несколькими мятежниками. Остальные, в убогих туниках, не имевшие штанов или обуви, ходили дозором вокруг стен Бэлкорти.

Возле огня сидела Мэв, перепачканная и сердитая. Кайрен почувствовал, что способен убить любого, обидевшего его жену, даже Флинна.

– Ну и что ты об этом думаешь? – спросил Эрик, садясь рядом на корточки.

– Здесь их от силы человек пятнадцать. Флинн окружил себя солдатами мятежников. Там... – Кайрен указал на сгоревший гарнизон. – Там он держит Мэв. До нее будет трудно добраться.

54
{"b":"4978","o":1}