1
2
3
...
57
58
59

– Твоих родителей?

Кайрен проглотил комок, заставляя себя вспомнить прошлое, о котором он избегал думать столько лет, вспомнить ради Мэв, ради их будущего.

– Мои родители поженились по королевскому приказу. Причины я не знаю, но брак с самого начала оказался пагубным. Родители не сказали друг другу ни единого вежливого слова за все мое детство. Отец был занят битвами и женщинами. Моя английская мать была женщиной, склонной к раздумьям, учебе и религии. Мне кажется, подсознательно я считал, что слишком похож на отца, а ты – на мою мать.

– И с самого начала предрек нам такую же судьбу?

– Да. Ничего другого я представить не мог и боялся, что нас постигнет их судьба.

– Что случилось? – прошептала Мэв.

– После долгих лет вражды моя мать написала семье, умоляя забрать ее. Брат матери согласился, для чего привел в Бэлкорти свою армию. Десмонд обезумел от ярости и до-смерти избил ее за предательство.

– И ты это видел?

– Да. Десмонд обвинил ее в том, что она собралась оставить его ради любовника, которого у матери никогда не было. Думаю, она просто хотела свободы. Она ненавидела эту страну.

Мэв начала понимать.

– Десмонд был уже готов к прибытию родственников жены, поэтому разгромил их в сражении, убив моего дядю.

Она задохнулась от мрачного сходства.

– Но моя мать не отказалась от своего желания. Прежде чем она узнала об исходе битвы, она подожгла Бэлкорти, выхватила меня из огня и увезла в Англию. Я не приезжал в Ирландию с того самого дня.

Мэв чувствовала, насколько трудно ему было вернуться в эту страну, поняла, отчего Кайрен столь отчаянно хотел свободы.

– Она сказала мне, что мой отец погиб в сражении, оставила меня на пороге у Гилфорда, а сама ушла в монастырь. Я видел ее только раз, перед тем как она умерла.

Сердце у Мэв разрывалось от жалости к растерянному мальчику, который жил в такой жестокости и предательстве, которого потом бросили на произвол судьбы.

– О, Кайрен. – Она погладила его по щеке. – Как бы я хотела освободить тебя от всего этого.

– Ты можешь, – прошептал он, глядя ей в глаза и желая, чтобы она почувствовала его любовь. – Разреши мне остаться.

– Ты хочешь жить здесь? – потрясенно спросила Мэв.

– Да. После своего отъезда я понял, что... люблю тебя.

Она молчала, не в состоянии поверить. Но его серьезное лицо, взгляд сине-зеленых глаз казались очень искренними.

– Я знаю, что как муж я должен еще многому научиться. Если ты хочешь меня, я останусь, положу сердце к твоим ногам и буду любить тебя всегда.

Мэв не знала, что ответить. Кайрен хочет остаться, хочет любить ее? Все это слишком внезапно. Но ведь ее сердце пылало любовью.

– Политические разногласия у нас останутся, – сказал Кайрен, прерывая молчание. – Я не могу сражаться за ирландские дела. Но я могу поклясться, что сделаю все от меня зависящее, чтобы лорды Пейла и другие прислушались к голосу разума. Я сделаю все, чтобы положить конец мятежу с помощью дипломатии, пока англичане не оставят вас в покое. И я сделаю все возможное, чтобы избежать кровопролития. Это я тебе обещаю.

Мэв верила ему, зная, что он выполнит каждое из своих обещаний.

– Но если ты хочешь, чтобы я уехал, я немедленно уеду и больше никогда не стану тебе надоедать. Выбор за тобой, милая Мэв.

Ее выбор? Для человека вроде Кайрена дать такую власть над собственной жизнью, над будущим... Да, он действительно любит ее. Как и она любит его.

– Если ты опять уедешь, тебе уже не придется увидеть конец восстания, потому что я собственной рукой убью тебя.

Срывающийся голос Мэв, ее пылкая угроза были для Кайрена сладчайшими звуками на свете. Он крепко обнял жену, эту поразительную женщину, которую любил всем сердцем.

– Я никогда не уеду, – прошептал он, нежно коснувшись ее щеки. Его удивили слезы, серебристыми ручейками бежавшие у нее по лицу. – Нет, пожалуйста, не плачь.

– Я не могу остановиться. Я переполнена счастьем. Я люблю тебя.

Кайрен прижался к Мэв, впитывая в себя ее весенний запах. Он чувствовал облегчение и радость. Теперь ему нужно узнать все, что лежит у нее на сердце.

– Ты уверена, что можешь любить меня? Ведь недавно ты очень хотела выйти за Квейда?

Она покачала головой.

– Мы с Квейдом были связаны обещанием с колыбели, и он был моим хорошим другом. Но он никогда не вызывал у меня таких... чувств. Я никогда не любила его, как люблю тебя.

Кайрен облегченно вздохнул.

– О, моя дорогая Мэв. Я никогда не перестану любить тебя, – поклялся он.

– Я не думала, что ты сможешь любить меня. – Она улыбнулась, ее золотистые глаза были полны нежности. – Я не думала, что ты вообще способен любить.

– Я тоже. Но, как видишь, это случилось.

– Я все время гадала, почему ты не можешь любить меня, почему не можешь остаться...

– Мне было трудно поверить, что я найду такое счастье в браке по принуждению.

– Но все же нашел? – прошептала она.

– Да. И уверен, что рядом с тобой я буду счастлив до конца своих дней.

Эпилог

Замок Лэнгмор, Килдэр, Ирландия

Март 1491 года

Кайрен с улыбкой смотрел на женщин, собравшихся вокруг колыбели.

– Она прекрасна, – шепнула Гвинет, послав ему затуманенный взгляд. – Смотрите! Ее маленький ротик движется, когда она спит.

– Она и правда очень мила. Теперь я понимаю, отчего ты выглядишь таким гордым папой, – сказала Эверил, по-сестрински целуя его в щеку.

– Да, – ответил Кайрен. – Но я не могу принять эту похвалу только на свой счет. Участие Мэв намного больше, она передала Элиноре даже свои рыжие волосы.

– Ты прав, – с деланной печалью усмехнулась его жена. – Твоя часть – развлекательная.

– А разве бывает по-другому? – спросила Эверил. Ее карие глаза весело блеснули, когда она посмотрела на шестимесячного темноволосого мальчика, которого держала на руках.

Засмеявшись, Кайрен подошел к Эрику, Дрейку и Гилфорду. Все недавно прибыли, чтобы взглянуть на очередное прибавление к их неофициальному клану.

– Какие известия вы привезли из Лондона? – спросил он.

– Помимо обычных придворных интриг, – ответил Эрик, – король Генрих держит в поле своего зрения претендента мятежников. Видимо, Перкин Уорбек – это настоящее имя мальчика. Так как поддерживающие его ирландцы обезврежены, Маргарита Бургундская, по слухам, увезла мальчика во Францию, ища поддержки там. Но я уверен, что из этой затеи ничего не выйдет, поскольку король уже принял меры.

– Да, – подтвердил Дрейк. – Старина Генрих очень благодарен за полученные сведения. Эрик стал фаворитом двора.

– Поговаривают, – добавил Гилфорд, – что король даже намерен стать крестным отцом ребенка Эрика, и если тот окажется мальчиком, то будет назван Генрихом. Я считаю это большой честью.

Эрик покраснел.

– Если король и Англия довольны, это вполне удовлетворяет мое честолюбие. В последние дни меня больше всего интересуют дом и семейный очаг.

Гвинет посмотрела на мужа.

– Я тоже очень интересуюсь тобой, – прошептала она.

Засмеявшись, Эрик поцеловал жену и взял ее под руку. Блит, которой скоро исполнится год, училась ходить, ковыляя вокруг их ног.

– Дрейк, а у тебя как дела? – спросил Кайрен. – За всю зиму я почти не слышал о вас с Эверил.

– Мы провели большую часть зимы в Эббосфорде, поместье Эверил. Чуть ли не полностью отремонтировали главную башню, опять ждем хорошего урожая. Ее отец перед Рождеством женился на вдове.

– Она прекрасная женщина. Лучшая из всех, – сказала Эверил. – Никто этой зимой не умер от голода, Кэмпбеллы и Макдугалы отказались в конце концов от своей жалкой ссоры.

Взяв у нее младшего сына, Дрейк посмотрел на других детей, стоявших рядом, и довольно улыбнулся жене.

– Это правильно, женщина. Ты научилась ценить замечательного человека из клана Макдугалов, который живет рядом с тобой.

– Нет, хвастун ты этакий, – возмутилась Эверил. – Стоящим тебя сделала любовь добродетельной женщины Кэмпбелл.

58
{"b":"4978","o":1}