ЛитМир - Электронная Библиотека

– Да. Наверное, мы должны молиться о наступлении мира. Я больше не хочу войны, – тихо прошелестела Фиона.

– Мир? – рявкнул Флинн. – А я говорю, пусть ублюдок Тюдор воюет.

– Зачем? – насмешливо поинтересовалась Мэв. – Ты не можешь бороться с ним и победить. Мы не имеем для этого ни людей, ни оружия, ни...

– Говорю тебе, никакого мира! Да я скорее обнимусь со свиньей. И меня не заботит гнев английского короля.

Мэв вздохнула.

– Боюсь, тебя это сильно озаботит, когда он пришлет свою армию, чтобы разрушить Лэнгмор и убить всех нас.

– Он не посмеет! – яростно воскликнул ирландец.

– Не забывай, что он уже казнил Джеральта и хотел бы увидеть мертвым Квейда. Вместе с теми, кого мы знаем. Полагаю, этот факт изменит твое мнение. – Мэв была на удивление спокойной среди возбужденных соплеменников. – Король Генрих, судя по всему, решил сохранить Пейл, – продолжала девушка. – Я не вижу причин ему не верить. Флинн, вместо того чтобы сражаться с ним в открытую, мы должны выбрать ту битву, где можем победить. Кстати, если ты убьешь этого графа, не пройдет и месяца, как они пришлют другого. И тот, возможно, не проявит к нам милосердия.

Ирландец посмотрел на Кайрена, затем снова на Мэв. Граф подумал, нет ли родственных связей между всеми этими людьми, и вообще, была ли Мэв крестьянкой? До недавнего времени Флинн являлся здесь хозяином, поэтому вряд ли он позволил бы тому, кто занимает низшее положение, разговаривать с ним подобным образом.

А вдруг Мэв – его жена?

При этой мысли Кайрен вздрогнул и опять посмотрел вверх. Джейн гладила свой округлившийся живот, Бригид крутила пальцами волосы, Фиона ломала в отчаянии руки, а Флинн, стиснув зубы, по-прежнему метил в графа из лука. Только Мэв сохраняла невозмутимый вид, словно она была уверена в своей правоте и лишь дожидалась, чтобы все это поняли.

В конце концов Флинн с проклятием опустил оружие.

– Тогда вытаскивайте его. Я не стану его убивать... пока, – мрачно добавил ирландец и отвернулся.

Женщины продолжали стоять. Черт возьми, думал Кайрен, пусть хоть кто-нибудь поможет ему наконец выбраться.

– Как мы его освободим? – нерешительно спросила Фиона.

– Понятия не имею, – призналась Бригид. – Обычно мы ждем, когда пленники умирают, и хороним их в яме.

– Да, – подтвердила Джейн. – А есть ли вообще оттуда выход?

Троица устремила взгляды на Мэв. Она вздохнула и, натянуто улыбнувшись, пошла прочь.

– Милая леди! – позвал Кайрен, чувствуя, что его оставляет последняя надежда.

Бригид, Фиона и Джейн слишком глупы, чтобы найти выход из положения.

– У Мэв есть план, – сообщила Бригид и проказливо усмехнулась. – У Мэв всегда есть план!

Дай-то Бог, подумал Кайрен. Он был не в состоянии ничего предпринять без ее помощи. Черт побери, как же он ненавидел бездействие!

– Почему мужчины так смотрят на грудь Фионы? – неожиданно спросила Бригид.

Граф с удивлением взглянул на девочку, потом на Фиону... точнее, на ее выпуклости. Ну и что, во имя всех святых, он мог ответить? Вместо ответа Кайрен нетерпеливо уставился в полуденное небо и стал ждать.

Наконец снова появилась Мэв, за которой по пятам следовал замковый страж. Она молча указала ему на графа, топтавшегося в грязи. Ограничившись кивком, страж достал веревку и бросил конец пленнику.

Кайрен почувствовал, что опять улыбается. Теперь он мог вылезти из ямы, вернуть себе авторитет. Мог встретиться с сестрами О'Ши, выбрать жену, оплодотворить ее, а затем покинуть эту отсталую страну.

Но все оказалось не так просто.

Длина веревки была недостаточной, и ему пришлось тянуть руки, чтобы поймать ее конец. После нескольких попыток он все-таки сумел ухватиться за нее. Кайрен подтянулся на руках, и его ноги с громким чмоканьем вырвались из тины. Когда они оказались на весу, он уперся ими в стену и начал карабкаться наверх.

Едва граф появился на солнечный свет, его сразу окружили четыре женщины. Замковый страж исчез, а Флинн стоял поодаль и смотрел ему вслед.

Кайрен повернулся к своей избавительнице. Скрестив на груди руки, Мэв с безразличием встретила его взгляд, но он снова ощутил всплеск желания.

В постели она должна быть очень пылкой. Вся ее холодность только ширма. Внутри у нее огонь.

Отведя взгляд, он пробормотал:

– Благодарю тебя, Мэв.

– Не утруждайте себя. Я не желаю вашей признательности.

Хотя ее голос и оставался безразличным, Кайрен видел в ее глазах искорки интереса к его персоне.

– Тем не менее благодарю. А сейчас прошу меня извинить.

Вежливо поклонившись, граф, несмотря на испачканную одежду и хлюпающие сапоги, решительно направился к Флинну. Теперь самое время показать ирландцам Лэнгмора и в первую очередь Флинну О'Ши, кто здесь настоящий хозяин.

Мэв наблюдала, как граф Килдэр, делая огромные шаги, приближался к ее брату. Флинн тоже заметил это и слегка напрягся, когда англичанин подошел совсем близко. Но прежде чем он успел открыть рот или сделать какое-нибудь движение, Килдэр ударил его кулаком в челюсть. Флинн покачнулся, тряхнул головой, затем прижал руку к лицу.

Фиона и Джейн, стоявшие рядом с Мэв, вскрикнули.

Килдэр снова ударил Флинна, на этот раз прямо в живот, отчего тот издал хрюкающий звук и согнулся пополам.

– Не смейте его трогать! – наконец закричала Мэв, обращаясь к графу.

Однако негодяй не удостоил ее ни словом, ни взглядом.

Чудовище! Она убедила Флинна освободить Килдэра из грязной ямы, а он использует свободу, чтобы причинить вред ее брату.

Таковы все англичане.

Флинн тем временем оправился от последнего удара и выбросил вперед руку, целясь Килдэру в лицо. Но тот быстро наклонил голову и ухмыльнулся.

– Ударь меня еще раз, – сказал он. – Если сможешь.

– Я сейчас это и сделаю, – пообещал Флинн, кидаясь с поднятыми кулаками на графа.

Англичанин поймал его запястье в стальные тиски, резким движением заломил руку противника за спину и дернул кверху. Потом схватил Флинна за волосы и ударил головой о стену Лэнгмора.

Услышав, что Фиона судорожно всхлипнула, Мэв бросилась к мужчинам.

– Тебе это даром не пройдет, клянусь, – сказал Флинн. – Теперь я с радостью убью тебя.

Килдэр промолчал и лишь сильнее ударил беспомощного мужчину о стену, крепче прижав лицо Флинна к твердым камням. Подбежавшая Мэв увидела, что он улыбается.

Неужели отвратительная драка ему приятна? Он что же, человек... или зверь?

– Не думаю, что сейчас тебе это нравится, а? – язвительно спросил англичанин. – Конечно, если ты хочешь продолжить, я с превеликим удовольствием сделаю тебе одолжение.

Необыкновенные сине-зеленые глаза Килдэра так нехорошо блеснули, что Мэв охватила дрожь. Он действительно получает удовольствие, избивая Флинна, Мэв в этом не сомневалась.

Увидев нового графа, она сразу поняла: король Генрих для защиты своих территорий выбрал в конце концов настоящего воина, а не человека, который бы жаждал наживы. Килдэр не будет терпеть безделья, он все дела возьмет в свои руки. И это, к сожалению, не сулит повстанцам ничего хорошего.

– Да, сейчас же, – принял вызов Флинн. Засмеявшись, граф отпустил его.

– Тогда будь готов. Я подотру землю отсюда до главного зала твоей задницей.

– Попытайся, если хочешь, – с презрительной усмешкой ответил ирландец.

– Немедленно прекратите! Вы оба! – крикнула Мэв.

– Мы закончим очень быстро, дорогая. – Наглый Килдэр обернулся и подмигнул.

Неужели он и правда думает, что ее это волнует? Мэв захотелось влепить ему пощечину. Такому самонадеянному, бесстыдному... хлыщу.

Она даже перестала дышать, когда англичанин снова ударил ее брата. Теперь самое главное – это Флинн. Она должна ему помочь, ведь он никогда не имел дела с таким воином, как граф.

Схватив Килдэра за локоть, Мэв попыталась остановить следующий удар, но тот ее проигнорировал. Кулак угодил Флинну прямо в нос, и лицо несчастного брата залила кровь.

7
{"b":"4978","o":1}