ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Морган был искренне изумлён.

– Ты хочешь сказать, что среди Властелинов есть не только белые?

Меня от души позабавила его удивлённая физиономия.

– Разумеется! Среди Властелинов есть представители всех рас.

Морган внимательно всмотрелся в моё лицо, словно выискивая негроидные и монголоидные черты.

– Только не говори, что кое-кто из вас берёт себе в жёны чёрных красоток.

Я не смог сдержать улыбки.

– Все Дома, кроме Дома Израилева, давно отказались от экзогамии, однако межрасовые браки встречаются крайне редко. Хотя, замечу, никто их не запрещает и не осуждает – просто такова традиция, вернее, привычка. Большинство Домов возникло на моноэтнической основе, потому как Дар появляется единично, и в тех невероятных случаях, когда он не исчезает, а порождает цивилизацию Одарённых, его носителями являются представители одной нации или нескольких родственных. Так, в этом мире первый обладатель Дара, скорее всего, был жителем древней Британии, и если бы наши Одарённые знали всю свою родословную вплоть до первобытных времён, они бы отыскали общего предка.

– Стало быть, все мы родственники?

– Ага; этак в тысячном колене. И посему наш Дом будет преимущественно кельтским с незначительной примесью германской и иных кровей.

– Значит, – произнесла Дейрдра, – ты всё-таки решил осуществить свой второй план?

– Не совсем. Я решил основать Дом у Источника, но никуда уходить мы не станем. Я приму корону и сяду на трон.

– А как же наше обещание могущества и бессмертия?

– У меня появилась одна идея, – ответил я. (Действительно, ларчик открывался просто, и ключом к нему стало слово «чужаки», которое произнёс Морган, подразумевая Одарённых из Европы. Но я был уверен, что мой план не понравится ни Дейрдре, ни Моргану, ни, тем более, всем остальным). – Очень смутная идея, и мне нужно хорошенько обдумать её. А пока мы должны выгадать время.

– Сколько?

– Примерно год. Пускай люди привыкнут, что я их король, а потом видно будет. Уйти мы сможем в любой момент; за этим дело не станет.

– То есть, – сказал Морган. – Ты намерен объявить, что раздавать Причастие начнёшь лишь через год?

Я усмехнулся.

– Ну, не так категорически. Помягче. Я скажу, что для овладения Формирующими необходима тщательная подготовка, и раздам всем желающим книги, которые они должны изучить. Наши чародеи – народ образованный, знания ценят превыше всего и, без сомнения, поймаются на эту уловку. Никакой очереди не будет, вместо неё – строгий конкурсный отбор. Таким образом, мы сможем выгадать даже не год, а несколько лет.

Дейрдра с облегчением вздохнула.

– Я знала, Артур, что ты найдёшь выход.

Я повернулся к ней.

– Ты назвала меня Артуром? Так кто же я на самом деле?

– Трудный вопрос, – сказала она. – Я путаюсь с тех самых пор, как узнала, кто ты в действительности. В мыслях я давно называю тебя Артуром.

– Тем не менее, сила привычки велика, – заметил Морган. – Пройдёт много времени, прежде чем для людей, знавших тебя раньше, ты перестанешь быть Кевином Мак Шоном.

– А я не уверен, что этого хочу. Пусть Кевин останется моим вторым именем, чтобы не путать меня с моим великим предком. Артур Второй или Артур Кевин Пендрагон – каково?

– Да будет так! – торжественно провозгласил Морган. – Да, кстати, что конкретно ты заставишь изучать наших колдунов?

– Об этом ещё нужно подумать. По правде говоря, все наши Одарённые старше пятнадцати лет готовы овладеть Формирующими; здесь не так важны знания, как соответствующее мировосприятие. А вы всё-таки чародеи, хоть и не больно могучие. В Домах Экватора дети проходят обряд Причастия в возрасте пяти-шести лет, и лишь потом получают образование; но мы поступим иначе. Я составлю программу обучения, раздобуду необходимые учебники…

– Где?

– Где-нибудь да раздобуду. В крайнем случае напишу их сам или с братом и сёстрами. Мы на несколько дней уйдём в мир с быстрым течением времени, а вернёмся уже с готовыми книгами, причём отпечатанными отнюдь не на местной примитивной полиграфической базе. Это произведёт на наших чародеев должное впечатление, и они примутся штудировать их с большим энтузиазмом.

– Уж точно, – согласился Морган. – Когда Колин подарил мне книги из другого мира, я просто обалдел. Правда, язык там какой-то странный, и местами я не понимаю, о чём идёт речь.

– Мои книги будут удобочитаемы, – заверил его я. – Итак, одну проблему мы решили. Далее, как и когда мне предстать перед моими подданными?

– Мы над этим уже думали, – ответила Дейрдра. – Нашей знати известно, что расстояние для тебя не помеха, но что касается простого народа, то лучше не ошарашивать его твоим внезапным появлением. Я считаю, что ты должен прибыть в Авалон как обыкновенный человек.

– Леди Дейрдра права, – сказал Морган. – Давай представим всё так, будто ты возвращаешься из далёкого Царства Света; заодно и совершишь поездку по своей стране. Начнёшь с какой-нибудь окраины, где ещё не знают, что ты король…

– Например, из Лохланна, – предложил я. – В Каэр-Сейлгене никто не называет меня «ваше величество». Тамошним жителям я сказал, что возвращаюсь из дальних краёв. Они, конечно, удивились, но поверили мне.

– Что ж, решено, – подвёл итог Морган. – Ты поплывёшь вниз по реке из Лохланна в Авалон. Это великолепная идея.

Я взглянул на Дейрдру и увидел на её лице мечтательную улыбку.

– Кевин, – проговорила она. – Ты помнишь…

– Да, милая, – сказал я. – Отлично помню. Это было незабываемое путешествие. – И уже мысленно добавил:

– Наш медовый месяц.

Дейрдра услышала меня.

ГЛАВА 5

– Это до боли напоминает мне верховья Миссисипи, – задумчиво произнёс Брендон, сидевший рядом со мной на скамье у борта корабля; взгляд его был устремлён на проплывавший мимо берег. – Штат Миннесота, Земля Хиросимы.

Шёл третий день нашего путешествия вниз по реке Боанн к далёкому Авалону. Погода была мерзкая, небо заволокло тучами, дул холодный ветер с севера, но дождя, к счастью, не предвиделось.

Я отвлёк своё внимание от листка блокнота, куда записывал одни имена, а другие вычёркивал, и посмотрел на брата.

16
{"b":"49783","o":1}