ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Он вызывающе усмехнулся. Куда и девался вежливый, корректный, хоть и излишне самоуверенный молодой человек. Теперь передо мной стоял нахальный тип, который смотрел на меня с откровенной неприязнью, даже ненавистью, и вместе с тем глаза его сияли каким-то сатанинским торжеством. Этот взгляд напомнил мне взгляд Харальда, только в нём было больше ума. Гораздо больше. Слишком много ума…

– Да, я знаком с ней, – ответил Джона. – Я познакомился с ней из чистого любопытства.

– Из чистого любопытства? – переспросила сбитая с толку Пенелопа. – Как это?

– Мне хотелось узнать, что представляет из себя дочь такого отъявленного негодяя, как Артур Пендрагон.

– Чёрт побери! – пробормотал за моей спиной Дионис. – Боюсь, кузен, ты пригрел на груди змею.

Джона опять усмехнулся.

– Ошибаешься, не змею. Ведь змей – символ Хаоса, а это… – над его головой возникло золотое сияние, – это символ Порядка.

– Янь!!! – воскликнула Бренда. – Он адепт Порядка!

Почти рефлекторно мы вызвали свои Образы, они метнулись к Джоне… и вдруг замерли, как будто увяли.

– Ну! – сказал Джона. – Чего медлите? Вперёд!

Но Образ не реагировал на мои команды, он отказывался вступать в схватку с Янь. Так же вёл себя и Образ Бренды.

– Что за чертовщина?! – выругался я.

– Это не чертовщина, а чувство самосохранения, – соизволил объяснить Джона. – Оно не чуждо Источнику. Он уже вычислил, кто я такой и что несу в себе.

– И что ты несёшь?

– Порабощение. Порядок долго копил силы, чтобы овладеть Источником, и, наконец, ему это удалось.

– Ещё посмотрим, удалось ли, – сказал я и грохнул изолирующими чарами.

Мой Образ и Образ Бренды улетучились, Пенелопа и Дионис утратили доступ к Формирующим… Но Янь Джоны не исчез!

Он громко рассмеялся.

– Глупо, Артур! Я не связан с Порядком, иначе ты сразу засёк бы меня. Я сам несу в себе Порядок, вернее, его мощь, призванную поработить Источник. Эта мощь всё ещё дремлет, я держу её под контролем, а мой Янь – лишь её полусонное проявление. Если же она будет пробуждена, то Источнику конец. Он понял это и потому отказался убить меня.

Мной овладели апатия и безразличие, порождённые отчаянием. Я опустился на единственный в моей «нише» стул, закрыл лицо руками и обречёно стал ждать конца света.

– Стало быть, – произнесла Бренда, не теряя самообладания, – Порядок сильнее Источника?

– Не сильнее, а глупее, – уточнил Джона. – Не зря говорится, что один дурак способен натворить столько бед, что с ними не справится и сотня мудрецов. Порядку чуждо само понятие самосохранения, его главный императив – экспансия. Он стремится овладеть вселенной, его цель – мировое господство, а потом будь что будет.

– Потом будет Ничто, – хмуро проговорил Дионис. – Потом воцарится Абсолют, ибо невозможно существование вселенной в отсутствие противоборствующих сил. Всё вернётся к исходной точке, к началу всех начал. Вселенная вновь возродится в огне Большого Взрыва – но уже без нас. Ты понимаешь это, безумец?

– Прекрасно понимаю. В структуру мироздания заложены две основополагающие тенденции – стабильность и равновесие, поддерживаемые Источником, и цикличность, движущими силами которой являются Порядок и Хаос. Их извечный антагонизм, их непрестанная борьба между собой – лишь проявление этой тенденции. Но в конечном итоге у них одна цель – уничтожение существующей вселенной и возврат к Абсолюту.

– Ты рассуждаешь слишком здраво для смертника-камикадзе, – заметила Бренда. – В уме тебе не откажешь. Но неужели ты умён до безумия и всерьёз полагаешь, что новая вселенная будет лучше нашей?

– Вовсе нет, – ответил Джона. – Она будет не лучше и не хуже, она будет такой же – но без меня. А я не хочу этого.

Я отнял руки от лица. В моём сердце зажёгся робкий огонёк надежды.

– Так почему же ты принёс с собой эту губительную мощь?

– Чтобы променять её на Силу Источника. Я одурачил Порядок так же, как одурачил тебя, Артур. Порядок вынужден был дать мне свободу и снять с меня свою печать, чтобы я мог незамеченным проникнуть в Срединные миры. Это было его ошибкой. Я не дурак и не фанатик, как Харальд, я не собираюсь жертвовать собой ради чуждых мне идеалов. У меня свои собственные планы.

– Какие же?

– Я приду к Источнику и позволю ему уничтожить во мне мощь Порядка. Он сможет сделать это только по моей воле и при моём содействии, поскольку я, именно я контролирую эту мощь. Он избавит меня от пут Порядка и даст мне взамен свою Силу. Затем я вернусь в Экватор и возглавлю борьбу Израиля против Света. Смотри на меня, Артур, внимательно смотри. Перед тобой будущий царь Иона Третий.

– Ты собираешься свергнуть Давида с престола? – спросил Дионис.

Джона ответил не сразу. Он немного помедлил, будто размышляя, потом с довольной улыбкой произнёс:

– Так я и собирался сделать, но Артур мне маленько подсобил. Давид УЖЕ свергнут, он пал жертвой коварства Сумерек.

– Что ты имеешь в виду?

– То, что сказал. Несколько секунд назад в подземелье Замка-на-Закате прогремел весьма характерный взрыв. Бедный доверчивый старикашка обнял меня на прощание и даже не заметил, как я сунул ему в карман маленький металлический шарик. Понадобилось совсем немного плутония, чтобы освободить трон. Я без труда синтезировал его в Сумерках, пока вы беззаботно веселились в Солнечном Граде.

– О боже! – произнесла Пенелопа, бледнея от ужаса.

Бренда и Дионис смотрели на Джону с таким потрясённым видом, будто узрели Сатану.

А я, сидя на стуле, вяло размышлял о том, что произойдёт, если сделать молниеносный прыжок и свернуть Джоне шею. Взвесив все за и против, я пришёл к неутешительному выводу, что при любом исходе добром это не кончится.

Я собрал все свои внутренние ресурсы и попытался связаться с дедом. Это было трудно, очень трудно, но всё же мне удалось.

– Артур? – раздался в моей голове тихий голос Януса.

– Да, дед. Ты слышишь меня.

– Очень плохо.

– Это изолирующие чары. У нас крупные неприятности.

– У нас тоже.

– Царь Давид?

– Да. Похоже, он погиб. Взрывом разрушен весь Зал Перехода. Сейчас мы начнём спасательные работы…

79
{"b":"49783","o":1}