ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Филипп, последние несколько минут внимательно слушавший их разговор, громко захохотал, взглядом приглашая Бланку посмеяться вместе с ним. Однако Бланка в ответ лишь вымучила вялую улыбку. Весь ее вид определенно свидетельствовал о том, что она испытывает какое-то дразнящее неудобство, вроде камешка в башмаке, а ее явное замешательство указывало вдобавок, что обстоятельства, вызвавшие у нее чувство острого физического дискомфорта, были несколько деликатного свойства.

Поймав на себе умоляющий взгляд Бланки, Маргарита мигом смекнула, в чем дело, и придержала свою лошадь.

- Езжайте прямо по этой тропе, господа, - сказала она Тибальду и Филиппу. - Мы с кузиной вас скоро догоним.

Молодые люди, как ни в чем не бывало, продолжили путь, но не успели они отдалиться и на тридцать шагов, как позади них раздался окрик Маргариты:

- Постойте, принц!

Филипп остановил коня и повернул голову. Бланка уже спешилась и недоуменно глядела на Маргариту, которая, оставаясь в седле, с коварной ухмылкой сообщила:

- У кузины начали неметь ноги. Вероятно, у нее что-то не в порядке с чулками.

- Маргарита! - почти простонала Бланка, потрясенная такой откровенностью. Она, казалось, даже не была уверена, произнесены ли эти слова на самом деле или они ей только почудились.

Филипп тоже был изумлен, впрочем, не настолько, чтобы не сообразить, к чему клонит принцесса. Точно выброшенный из катапульты, он вылетел из седла и опрометью бросился к Бланке.

- Правильно! - одобрила его действия Маргарита. - Помогите кузине разобраться с этими дурацкими чулками... И помассируйте ее онемевшие ножки, - смеясь добавила она и ударила кнутом свою лошадь. - Поехали, Тибальд! Айда!

Тибальд не нуждался в повторном приглашении. Он тоже припустил своего скакуна, и вскоре оба исчезли за деревьями. Еще некоторое время издали доносился звонкий и чистый, как серебряные колокольчики, смех Маргариты, но затем и он стих в лесной чаще, и Филипп остался с Бланкой наедине.

Они стояли друг перед другом раскрасневшиеся и запыханные - Филипп от быстрого бега, а Бланка от жгучего стыда и волнения. В руке она судорожно сжимала кнут.

- Оставьте меня.. прошу вас... - сбивчиво проговорила Бланка.

Филипп демонстративно огляделся вокруг.

- А нас что, здесь так много, что ты просишь НАС оставить тебя?

- Ну, Филипп... прошу... оставь меня.. Уйди... Ну, пожалуйста!..

- Это уже лучше, - усмехнулся Филипп. - Но не совсем. Так просто я не уйду.

- А что... что тебе надо?

- Как что! А помочь тебе? Разобраться с твоими чулками, помассировать ножки. Ведь Маргарита просила...

- Маргарита бесстыжая! - взорвалась Бланка. - У нее нет ни стыда ни совести! Она развратна, беспутна, вероломна... Она... Она как змея подколодная! У нее нет ни малейшего представления о приличиях!..

- Ну, солнышко, уймись, - успокоительно произнес Филипп. - Право, не стоит так горячиться. Маргарита очень милая девушка, и зря ты на нее нападаешь.

- Но она...

- Она поступила так, как сочла нужным поступить. И забудем о ней. Она заварила кашу, но расхлебывать ее придется нам с тобой, и только нам двоим. Прежде всего, займемся твоими чулками. Маргарита поручила мне позаботиться об этом, и я не могу обмануть ее ожиданий. - С этими словами он сделал шаг вперед.

Бланка тут же отступила на один шаг и угрожающе подняла кнут.

- Только попытайся, - предупредила она. - И я ударю.

- Бей, - с готовностью отозвался Филипп.

Она замахнулась.

- Сейчас ударю!

- Бей! - вскричал он тоном христианского мученика периода гонений. Бей же! Бей меня!

- Вот... сейчас... сию минуту...

- Ну, давай! - Филипп добродушно улыбнулся, поняв, что она не ударит его. - В Андалусии мавританские сводники предлагали нам девочек с кнутами, но, признаться, мне так и не довелось испытать на собственной шкуре всю прелесть этого пикантного развлечения.

Бланка в отчаянии швырнула кнут наземь и всхлипнула.

- Не могу... не могу...

- И не надо, - Филипп подступил к ней вплотную и обнял ее за стан, девочка ты моя без кнута.

- Филипп, - томно прошептала Бланка, положив ему руки на плечи. Прошу, оставь меня

Он нежно поцеловал ее в губы, и она ответила на его поцелуй.

- Но ведь чулки...

- С... с чулками я разберусь сама. Оставь меня пожалуйста... Уйди... Уходи же скорее!..

- Понятненько! - выдохнул Филипп. - Выходит, Маргарита обманула меня. Тебе нужно было просто...

- Нет, нет! - быстро перебила его Бланка; к лицу ее прихлынула кровь. - Вовсе не это... ты ошибаешься..

Филипп прижался щекой к ее пылающей щеке.

- Не будь такой стыдливой, милочка, - прошептал он ей на ушко. - Ну, что ты в самом деле?! Ты как... как не знаю кто...

- Прекрати! - простонала Бланка, готовая разрыдаться - Ты ошибаешься! Просто... У меня.. просто...

- У тебя месячные? - "помог" ей Филипп.

- Да нет же, нет! Такое еще... У меня..

- Ну, что, что же у тебя не в порядке?!

- Подвязки! - яростно воскликнула Бланка, отстранясь от него и в неистовстве тряся его за плечи. - Подвязки! Вот что у меня не в порядке! Коломба чересчур сильно стянула их, и теперь мне больно. Мне ОЧЕНЬ больн о... Прошу тебя, уходи. Уходи, оставь меня! Сейчас же!

- Нет, - упрямо покачал головой Филипп. - Никуда я не уйду. Я не оставлю тебя на произвол судьбы и сам разберусь с твоими подвязками.

Он снова привлек ее к себе.

- Филипп! - стало запротестовала Бланка. - Не надо...

Он запечатал ее рот поцелуем.

- Надо, милочка.

- Не...

- Надо! - опять поцелуй.

- Ну прошу тебя.. - прошептала она из последних сил.

На сей раз Филипп крепко поцеловал ее.

- Ты ведь хочешь этого, правда? Хочешь, чтобы я помог тебе? Да? Отвечай!

Бланка зажмурила глаза и слабо кивнула.

- Вот то-то! - Филипп опустился перед ней на колени и подобрал ее юбки. - Да уж, - с вожделением облизнувшись, констатировал он, - твоя Коломба явно перестаралась. Однако нерадивая у тебя горничная! Прямо как Марио д"Обиак, один из моих пажей; он бы с ней здорово спелся, жаль только, что она старше его... Ах, ладно, что-то я уже понес околесицу. Займемся делом. Ну-ка, придержи свои юбки, милочка.

- Даже так! - возмутилась пристыженная Бланка. - Я еще должна их держать, пока ты... ты...

24
{"b":"49784","o":1}