ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- Мастер лесничий отправился за хворостом, - сказал чистую правду Жакомо, а дальше принялся импровизировать, приправляя правду вымыслом: Тут неподалеку был пойман преступник, и с Сангосы прибыли люди, чтобы на месте допросить его.

Адель охнула.

- Преступник? Бог мой!.. Виконт, помогите мне. - Оперевшись на плечо Симона, она спрыгнула с лошади. - А где эти... ЭТИ ЛЮДИ?

- В подвале, госпожа.

- Они п-пытают его? Но почему не слышно...

- Его еще не допрашивали, госпожа. Но если и будут пытать, криков вы не услышите. Под домом не подвал, а настоящее подземелье. Некогда Рикард Наваррский, наследник престола, устроил там пыточную камеру, где тайком мордовал схваченных врагов и своих слуг, заподозренных им в измене. Жуткий был тип, отец нынешнего графа Бискайского, надобно вам сказать, госпожа. Настоящий зверь был он. Там, в той камере, я такие инструменты видел!..

Графиня вздрогнула и прижалась к Симону.

- Очень интересно, - сказал Эрнан. - А как ты думаешь, Жакомо, ЭТИ ЛЮДИ не станут возражать, если мы спустимся к ним, чтобы взглянуть на преступника?

- Думаю, что нет, монсеньор.

- Только без меня! - Адель брезгливо поморщила нос. - Ненавижу преступников - они так противны!.. Лучше я пойду купаться, пока еще не похолодало. Вы со мной, виконт?

Симон вопрошающе взглянул на Эрнана. Тот улыбнулся ему одними лишь уголками губ и утвердительно кивнул. Симон понял, что на его долю выпало далеко не самое худшее - отвлекать внимание графини.

- Да, Адель. Конечно, я провожу вас.

- А может, искупаемся вместе? - спросила она, уже направляясь вместе с ним к небольшой калитке, выходившей к ручью.

Гастон глядел им вслед, ухмыляясь.

- Наш Симон разгулялся вовсю, - заметил он. - Но, надеюсь, хоть одно доброе дело он сделает... вернее, не дело, а будущего графа де Монтальбан. И у меня появится еще один племянник - сын мужа моей сестры.

- Однако циник ты еще тот, дружище, - покачал головой Эрнан. Он подождал, пока калитка за Симоном и Адель затворилась, и обратился к Рикарду, готовый в случае отказа мигом сгрести его в охапку и зажать ему рот: - Так что, господин виконт, сходим поглядим на преступника?

Рикард понуро кивнул:

- А почему бы и не взглянуть? Ведь я тож... Вот только выпить бы мн е...

- Жакомо сейчас все приготовит, - успокоил его Эрнан. - А пока идемте, господа, посмотрим на преступника.

Через несколько минут после того, как молодые люди свернули за угол дома, где находился вход в подземелье, у ворот ограды появился мужчина лет шестидесяти с охапкой хвороста в руках. Жакомо быстрым шагом направился к нему.

- Преступника уже привезли, хозяин, - сказал он.

- Да, я видел, - произнес лесничий с сильным шампанским акцентом. - И уж прости меня, друг, что не поспешил поприветствовать господ. Не шибко мне хотелось встретиться со злодеем.

- Ничего. Все в порядке, хозяин.

Лесничий тяжело вздохнул.

- Ох, не нравятся мне эти дела, вельми не по нутру. Боюсь, перепадет мне от госпожи, что я без ее дозволения..

- Не беспокойся, хозяин, госпожа еще поблагодарит тебя. Ведь бумага у тебя есть - так чего же переживать?

- Бумага-то есть, - проворчал лесничий. - Да что мне с той бумажкой делать?

- Покажешь ее госпоже, когда она потребует. Пойми, ты делаешь ей большую услугу.

- Это я разумею...

- Вот и ладушки, - ухмыльнулся Жакомо, подражая Шатофьеру. - Да, и еще одно. Вместе с нами приехал господин с женой, сейчас они купаются в ручье, а когда воротятся, будь так любезен, накорми их, попотчуй тем вином, что я привез, и приготовь им постель. Возможно, они захотят отдохнуть, а то и останутся переночевать.

- О, с этим нет проблем, - заверил его лесничий. - Про господина с женой я позабочусь с большой охотностью. Мне приятно будет послужить гостям, которые не имеют никаких жутких дел...

- Им ты скажешь, что мы взяли вино и отправились прогуляться пешком в лесу. Что мы приехали с преступником, они не знают, и не говори им ничего.

- Хорошо, хорошо...

- А если кто-нибудь сюда наведается, ты ни о чем не знаешь.

- Ну, конечно, конечно...

- Вот и ладушки... И кстати, позаботься о наших лошадях, - добавил Жакомо и направился к углу дома, за которым исчезли господа.

А тем временем трое молодых людей вошли в одно из дальних помещений подвала, которое до жути напоминало самую настоящую пыточную камеру.

В помещении находилось четверо человек. Один из них был Гоше, слуга Филиппа; он сидел за ветхого вида столом, напротив одетого в черное человека лет тридцати. На столе стояла початая бутылка вина, три зажженные свечи в подсвечнике, а также чернильница, полная чернил. Перед человеком в черном лежало несколько листов чистого пергамента и полдюжины новых, зачищенных перьев. Судя по всему, работа ему предстояла горячая.

В противоположном конце камеры пылал вставленный во вделанное в стену кольцо факел. Рядом, возле жаровни с тлеющими углями, хлопотали двое раздетых до пояса громил, раскладывая на полу зловещего вида инструменты, о назначении которых было нетрудно догадаться.

Завидев вошедших господ, все четверо вскочили на ноги и поклонились.

- Ваша светлость, - сказал Гоше Шатофьеру. - Вот те самые люди, которых мы ждали: секретарь городской управы мэтр Ливорес, а также мастер городской палач с подручным.

- Молодчина, Гоше, - одобрительно произнес Эрнан. - Ты прекрасный слуга, не то что мой Жакомо.

- А где же преступник? - спросил Рикард, тревожно озираясь по сторонам.

- Ну, раз вы уже пришли, господа, - ответил секретарь, - то и его должны вскоре привести.

С этими словами он вопросительно взглянул на Эрнана, но тот притворился, будто не понял его взгляда.

- А вы не скажете, - не унимался Рикард, - в чем состоит его преступление?

- Разве вы не знаете? - искренне удивился мэтр Ливорес. - Впрочем, нам тоже сообщили об этом лишь по приезде сюда. К вашему сведению, сударь, нам предстоит допрашивать преступника, обвиненного в покушении на жизнь ее высочества Маргариты Наваррской.

- О боже! - в ужасе содрогнулся Рикард. - Как же так!.. О боже!.. Кто?.. Кто?..

- И этот преступник, - невозмутимо продолжал секретарь, даже не подозревая, как он развлекает этим Шатофьера. - Представьте себе, милостивый государь, этот преступник - не кто иной, как сам господин виконт Иверо.

28
{"b":"49784","o":1}