ЛитМир - Электронная Библиотека

– Вид у тебя усталый. – Она невесело рассмеялась:

– Все из-за Роберты.

Когда наконец они вышли на улицу, Брок с удивлением подумал, что полон решимости защитить Мэдди от нападок семейства, ради которого она бросила его. С чего бы ему так печься о леди Вулкотт?

Кент Уэйнрайт, виконт Белвик, наблюдал затем, каким взглядом провожает леди Дадли уходившего с бала Брока Тейлора и его даму. Виконт ухмыльнулся, когда леди в ярости затрясла головой, рискуя испортить прическу.

Виконт Белвик отступил на несколько шагов, неслышно подошел к Роберте сзади и, наклонившись к ее уху, прошептал:

– Какой скандал…

Роберта, как ужаленная, обернулась.

– Что?! О, это вы, лорд Белвик. Простите, я вас не заметила.

– Ничего-ничего. – Он взял ее руку и поднес к губам. – Я сказал: какой скандал – появление на великосветском балу этого Брока Тейлора.

– Именно об этом я и сказала моей невестке! Но она слушать не стала, ей на меня наплевать.

Неужели? Значит, дама, которую сопровождал Брок, это Мэдлин Седжуик. Весьма, весьма интересно. Говорят, Брок Тейлор в свое время служил на конюшне у покойного лорда Эйвзбери, отца леди Мэдлин, и его выгнали, не дав никаких рекомендаций. Лорду Эйвзбери и в страшном сне не могло привидеться, что бывший помощник конюха будет соперничать с ним за право строительства первой в Англии железной дороги.

Слава Богу, что он взял себе за правило не забывать ни одной сплетни. Никогда не угадаешь, когда вся эта пикантная мелочевка может понадобиться. «То же самое и с людьми», – подумал он, искоса поглядывая на Роберту. Учитывая ее родственные отношения с леди Вулкотт и тем самым косвенно с Броком Тейлором, не исключено, что ей известно нечто, о чем он пока не знает. А поскольку ходил слушок, будто за последние месяцы в постели леди Дадли побывал не один любовник, виконт не видел причин, которые могли бы воспрепятствовать ему утешить вдову.

– Леди Вулкотт не следовало бы вести себя подобным образом. Совершенно не считаясь с вашими чувствами.

Миндалевидные глаза Роберты наполнились слезами.

– Она ни в грош меня не ставит!

– Не терзайте себя так, миледи, – вполголоса заметил виконт, протянув Роберте свой носовой платок.

Леди Дадли промокнула глаза, деликатно высморкалась и со словами благодарности вернула платок Кенту. Тот протестующе выставил перед собой ладонь:

– Бога ради, миледи, оставьте его у себя, – и продолжил, понизив голос: – Вы сможете вернуть его мне завтра. Я с удовольствием заеду к вам с визитом. Может быть, у нас будет побольше времени для беседы?

Роберта скользнула взглядом по лицу виконта и улыбнулась. Леди Дадли была исключительно привлекательной, но до ужаса утомительной женщиной. Впрочем, он может пожертвовать несколькими ночами в ее постели ради возможности заработать целое состояние. А начать надо с устранения конкурента.

– С удовольствием побеседую с вами, виконт. – Кент улыбнулся и поцеловал ей руку, задержав ее дольше положенного.

– До встречи, миледи.

Глава 6

Брок приехал, облаченный в великолепного покроя вечерний фрак, с небрежно повязанным, немного сдвинутым вбок галстуком. Глаза его весело блестели.

Тейлор всегда нравился Мэдди: и сейчас, и тем более пять лет назад, когда служил на конюшне ее отца и голова его была переполнена массой честолюбивых планов и стремлением разбогатеть.

Он задержался на пороге, поглядывая на Мэдди с загадочной усмешкой. Молодая женщина ждала, на мгновение прикрыв глаза, моля Бога дать ей силы устоять перед искушением. Ведь она поклялась отомстить ему за то, что он бросил ее ради собственной выгоды. Но стоило Броку прикоснуться к ней, как Мэдди забывала обо всем на свете.

Уняв внутреннюю дрожь, Мэдди попыталась взять себя в руки. От пылкого и немного неуклюжего любовника, которого она знала и помнила до сих пор, не осталось и следа. Счастье, которое он подарил ей тогда, шло прямо от сердца; Мэдди до сих пор помнила, что их души тогда слились. Плотские радости были и прошли, а ощущение необъятного счастья осталось. Господи, сколько восхитительных ночей они провели тогда вместе.

Мэдди вздрогнула и вернулась к действительности. Она поднялась с кресла – ноги у нее дрожали – и улыбнулась ему:

– Здравствуй, Брок. Рада тебя видеть.

– Добрый вечер, Мэдди. Шампанского?

Только сейчас она заметила, что Брок держит в руке бутылку.

– Мы же здесь не в высшем свете, – нахмурилась Мэдди.

– А что, пить шампанское положено только аристократам? – Брок поставил бутылку на стол и стал неспешно ее откупоривать.

– Вообще-то шампанское пьют по торжественным случаям, – заметила Мэдди.

Брок расплылся в улыбке:

– Зачем лишать себя удовольствия?

В самом деле, зачем? Пока Мэдди думала, что ответить, Брок откупорил бутылку. Из горлышка с легким шипением запузырилась пена. Брок засмеялся, извлек из карманов пальто два хрустальных бокала, поставил на стол и наполнил шампанским. Затем взял один и протянул Мэдди.

– За что пьем? За пари? Чтобы их было еще больше?

Мэдди взяла бокал, размышляя, до каких пределов может дойти наглость Брока. А также его дерзость. Приехал за полночь к предполагаемой любовнице, с которой не намерен предаваться любовным утехам. С довольным видом потягивает шампанское без какого-либо повода, дарит ей задорные завлекающие улыбки, а самый важный в ее жизни выбор превратил чуть ли не в шутку.

Тут она заметила, что Брок ждет ее тоста.

Собрав по крохам все свое бесстыдство она направилась к нему, вызывающе покачивая бедрами. Остановившись, посмотрела ему в глаза, положила ладонь ему на грудь и прошептала:

– Зачем пить за какие-то глупые пари? Есть хороший тост – за наслаждение.

Мэдди поднесла бокал к губам и залпом выпила, прижавшись бедром к ноге Брока и молясь, чтобы кровь у него в жилах побежала быстрее.

От выпитого шампанского по телу разлилось приятное тепло. Брок, не сводя с нее горящих глаз, кивнул:

– За наслаждение я никогда не отказываюсь выпить. – Он запрокинул голову и опустошил бокал. Мэдди наблюдала за ним. Выпили шампанское. Что дальше? Теперь Брок отведет ее на второй этаж, в спальню, чтобы предаться с ней ласкам до самого утра?

– Знаешь, Мэдди, меня сегодня что-то тянет поиграть.

Поиграть? Мэдди представила себе обнаженные тела, страстные поцелуи…

Брок вытащил колоду карт.

– Может быть, сгоняем партию в спекуляцию? – Броку вздумалось перекинуться в картишки?! Мэдди ошеломленно смотрела на него, гадая, что он задумал. Она хочет ему отдаться, а он достает из кармана колоду карт!

Мэдди прильнула к нему, ласково провела указательным пальцем по его щеке и дальше, к подбородку.

– Знаешь, карты – это удел чокнутых престарелых леди и занудных джентльменов. Давай займемся более интересными вещами.

Брок приподнял правую бровь, когда он опустил взгляд на ее грудь, Мэдди бросило в жар Не может он сейчас не прикоснуться к ней. Она опустила руки, плечи отвела назад, чтобы грудь предстала перед ним во всей своей красе. Однако Брок отступил назад, отодвинул стул и сел за стол.

– Присоединяйся. – Он указал рукой на стул напротив себя. – Для меня партия в спекуляцию – одно удовольствие. Твоя ставка?

Мэдди медленно опустилась на стул и стала наблюдать, как ловко Брок сдает карты. Похоже, он затеял это всерьез. Унее душа изболелась, а он заставляет ее играть с ним в спекуляцию. С тяжелым вздохом Мэдди взяла свои карты.

– Сдающий заявляет двойную ставку. Таково правило.

Она бросила на него сердитый взгляд.

– Ты же знаешь, что мне нечего ставить на кон. – Он ответил ей откровенно насмешливой ухмылкой:

– Вот как? Ошибаешься.

– Ты хорошо знаешь, что денег у меня нет!

– Зато у тебя есть слова. И ответы, которые произносятся этими самыми словами. Если выиграешь ты, я отвечу на твой вопрос. Если выиграю я, ты ответишь мне на два.

19
{"b":"4979","o":1}