ЛитМир - Электронная Библиотека

Брок глубоко вдохнул сырой от тумана полуночный воздух и задумчиво посмотрел на голубую дверь коттеджа в Паддингтоне. Сегодня он придет сюда к Мэдди в первый раз. Она будет дожидаться его, возможно, придумывая, как все-таки заставить его потерять голову.

От воспоминаний о ласкающих прикосновениях ее руки к его напряженной плоти Брока бросило в пот, и, не сдержавшись, он даже зубами заскрипел, настолько сильным было нахлынувшее желание. Вспомнился и прошлый вечер, когда она защитила его от леди Личфилд. Брок был ей бесконечно признателен за то, что она постаралась принять все случившееся с юмором и выйти из неловкой ситуации. Брок был поражен. Ведь Мэдди всегда считала себя выше его. А вчера вдруг приняла его сторону, не посчитавшись с его происхождением. Почему она так поступила?

В весеннем воздухе висел сырой запах приближающегося дождя, и с его первыми каплями Брок поспешил к дверям коттеджа.

Брок еше раз напомнил себе, что он соблазнитель. Хотя Мэдди и была замужем за презренным Седжуиком и ублажала это похотливое животное на протяжении двух лет, Брок был гораздо опытнее в любовных делах.

После изменнического брака Мэдди с титулованным аристократом Брок отнюдь не вел монашеский образ жизни. Кто-то из его любовниц был старше, кто-то моложе, но все весьма умелые в любовных утехах. Сам он всегда шел навстречу любым их желаниям.

Сегодня вечером он воспользуется своим опытом.

То, как Мэдди откликалась на его ласки, не могло не наводить на мысль о том, что он по-прежнему любим, если бы не ее брак с Седжуиком и не ее неодолимое упорство в отказе выйти за него замуж.

Да, она помогла ему в случае с леди Личфилд, однако это не меняло сути дела – Мэдди хотела, чтобы он стал ее любовником, но не супругом. Брока от чувства острой обиды даже передернуло. Она, как и пять лет тому назад, по-прежнему высокомерно задирает перед ним нос и кичится своим аристократизмом. Ну что же, тем хуже для Мэдди Вулкотт. Разрази его гром, но она выйдет за него замуж!

Мэдди разбудил негромкий стук дождевых капель по крыше коттеджа. Открыв глаза и ничего не видя в густеющих сумерках, она тем не менее почувствовала, что не одна. Мэдди рывком села на софе, обругав себя за то, что задремала в столь поздний час, и с удивлением обнаружила, что все лампы, которые она зажгла, погашены, а горят лишь две небольшие свечки на каминной полке. Что-то тяжелое и теплое легло ей на плечи. Чья-то сильная мужская рука.

– Спокойно, – раздался шепот у нее над ухом.

Брок. Не грабитель. Мэдди облегченно перевела дух.

Впрочем ненадолго. Потому что на глаза ей лег прохладный шелковый шарф, который ловко завязали на затылке. Она резко выпрямилась, но тут же почувствовала, как ладонь Брока успокаивающе опустилась ей на плечо. Господи, что он затеял?

– Не бойся, ничего дурного я тебе не сделаю, – успокоил ее Брок.

От звука его голоса у Мэдди мурашки побежали по спине.

– Я собираюсь сегодня подарить тебе наслаждение.

– Но как?.. Зачем?.. – запротестовала Мэдди.

– Тише, тише. Это приключение, если хочешь – новый опыт в твоей жизни.

– Какой еще опыт?! – взвизгнула Мэдди. Хотя она и не верила, что Брок причинит ей зло, но завязанные глаза вызывали острое чувство полной беззащитности, к которому примешивались мелькавшие в голове мысли о запретных любовных усладах, о которых она и думать стыдилась.

– Послушай, Брок…

– А как еще. я смогу узнать каждую частичку твоего тела, какие ласки тебе нравятся, а какие нет? Как смогу исторгнуть из твоей груди сладострастный стон?

Мэдди сидела как одурманенная. Ей хотелось возразить Броку, порвать этот чертов шарф, но не было сил.

– Я хочу знать, что воспламеняете тебе страсть, – шепнул ей Брок в ухо, обдав ее горячим дыханием. – Что тебе приятнее – когда я ласкаю тебя рукой, или губами, или рукой и губами одновременно?

Когда Брок лизнул кончиком языка мочку ее уха, от окатившего ее жаркой волной вожделения у Мэдди свело живот. Неужели он думает, что она станет отвечать ему на столь бесстыдные вопросы? И решил прикасаться к ней языком там, тде ему заблагорассудится? И зачем она сняла платье?

«Думаешь его бы это остановило?», – с сарказмом возразил, ей внутренний голос. И тут Мэдди поняла, что Брок полон решимости довести ее до такого состояния, когда она будет умолять его жениться на ней.

Да поможет ей Бог устоять перед этим дьявольским искушением.

– Брок, прекрати!

Она попыталась развязать шарф, но Брок перехватил ее запястья, и Мэдди поняла, что снять повязку с глаз ей не удастся.

Когда он прихватил зубами нежную кожу ее шеи, Мэдди напряглась от нахлынувшей чувственности. А Брок продолжал легонько ее покусывать, а потом нежно теребить языком только что укушенную плоть. Наслаждение нарастало стремительно, но Мэдци все же сдержала рвущийся из груди крик.

– Как тебе больше нравится, Мэдди? – выдохнул он ей в ухо. – Так или, может быть, вот так?

Он прижался губами, к ее уху и легонько его пощекотал.

– Или вот так? – Он провел ладонями по ее обнаженным рукам.

– Так, как ты делаешь сейчас, – солгала она в надежде, что-это поможет ей справиться со все возрастающим желанием.

Брок негромко рассмеялся и вновь прижался губами к ее шее. Черт бы его побрал, он знал! Он знал с самого качала!

Прежде чем она успела возмутиться, он убрал руки с ее плеч, положил ладони ей на живот и кончиками пальцев принялся ее ласкать, неспешно ведя руки все выше и выше, под самые груди, и снова вниз, на этот раз до холмика, венчающего ее лоно.

Мэдди стоило огромных усилий не выгнуться ему навстречу. Брок одной рукой обхватил ее за талию, а другой развязал тесемки ее ночной сорочки. Мэдди затаила дыхание. Помедлив, Брок осторожно широко распахнул ворот сорочки и обнажил ей грудь. От прикосновения прохладного воздуха сосок слегка напрягся. Брок накрыл грудь ладонью, слегка сжал и большим пальцем принялся ласкать сосок.

Мэдди содрогнулась от охватившего ее желания. Теперь ей мучительно хотелось, чтобы Брок поцеловал ей сосок. Не выдержав, она тихонько простонала.

– Для меня нет лучшей музыки, чем твои сладострастные стоны, – прошептал Брок и лизнул кончиком языка мочку ее уха.

– Брок, я…

Неожиданно Брок отстранился от нее. По его движениям она поняла, что он расположился перед ней. Он выпрямился или стоит на коленях? Различает ли он в полумраке грудь? Она сглотнула и вцепилась в подвернувшуюся под руку бархатную подушку. Все это нужно прекратить немедленно, иначе она окончательно потеряет над собой контроль, мелькнула мысль.

Когда она попыталась запахнуть ворот сорочки, Брок взял ее за руку, переплел свои пальцы с ее пальцами и сделал это так нежно и с такой любовью, что Мэдди едва не расплакалась.

– Я хочу любоваться тобой. Видеть всю тебя, Мэдди.

Его ладони заскользили по ее бедрам, легли на талию, поднялись выше, накрыли груди. Брок снял с нее сорочку, и теперь на Мэдди остались одни чулки.

Когда Брок ласкал ее тело, она чувствовала прикосновение рукавов его рубашки – значит, сам он не разделся. От этого страсть ее разгорелась еще сильнее.

– Мэдди, ты настоящая красавица. – Голос Брока дрогнул.

Он отыскал ее губы, и Мэдди, задохнувшись, унеслась в заоблачные выси. В этом поцелуе Брок не только требовал, но и раскрывался ей навстречу.

Мэдди простонала, когда он наконец оторвался от ее губ и немного отстранился. И в следующее мгновение прижался губами к ее соску.

Он приподнял ей грудь, чтобы было удобнее целовать, а другой рукой принялся ласкать ей бедро.

– Брок…

– Тише, тише. Ты прекрасна.

Он положил руки ей на талию, крепко сжал и подтянул ее к краю софы. Боже мой, да он втискивается плечами между ее бедер! Мэдди представила себе, что он собирается сделать. Нет, она не позволит. Она не продажная женщина! Как можно допустить такое? Мэдди стала его отталкивать, но тщетно.

24
{"b":"4979","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Кредитная невеста
Как искусство может сделать вас счастливее
Танго смертельной любви
Неизвестный террорист
Одиноким предоставляется папа Карло
Дерзкий рейд
С чистого листа
Смерть от совещаний