1
2
3
...
44
45
46
...
64

– Скажи, что хочешь этого также сильно, как я, – прерывисто дыша, прошептал Брок, не сводя глаз с ее лица. Тревожная складка залегла между его бровями.

Она не могла, да и не хотела лгать ему.

– Я хочу тебя больше, чем могла себе это представить.

– Ты несравненна, и сейчас я могу думать только о твоей бархатной коже и о том моменте, когда услышу твои сладострастные стоны.

От его слов желание запульсировало у нее внутри. Брок и раньше умел возбуждать ее. Но сейчас это был не просто соблазн, а нечто большее.

Мэдди потянулась к его чувственным губам.

– Я хочу, чтобы ты думал только об этом.

Она легко провела языком по его нижней губе. Застонав, он схватил ее за волосы и порывисто привлек к себе. Мгновение, и он впился в ее губы, нетерпеливо проникая внутрь, распаляя ее желание.

Мэдди отвечала на каждое движение его языка. Когда она потянула его рубашку, расстегивая пуговицы, одна из них оторвалась и упала на пол. Расстегнув остальные, Мэдди буквально сорвала с него рубашку и положила руки ему на плечи.

Брок, в свою очередь, стал расстегивать ей платье. Пуговиц было много, и Мэдди стонала от нетерпения, желая освободиться от одежды.

Брок начал стягивать с нее платье и, когда распахнул спинку лифа, стал ласкать ее плечи и груди под тонкой рубашкой.

– Боже, – хрипло выдохнул он. – Как я мог жить без тебя?

Он прижался губами к ее шее. Мэдди выгнулась, помогая стянуть с бедер платье.

– Да, да, – торопила она его.

Он куснул мочку ее уха, обдав горячим дыханием ее шею. Мэдди застонала и прижала руку к его жезлу, ощутив, что жезл готов к бою.

Брок замер. Из его груди вырвался хриплый стон. В этот момент он являл собой образец истинно мужской красоты.

– Поспеши, – прошептала она, поглаживая через бриджи его рвавшийся на свободу жезл.

– Господи, я даже пошевелиться не, могу, – простонал Брок. Мэдди наклонила голову и провела языком по плоскому мужскому соску. Брок хрипло чертыхнулся и с шипением выпустил сквозь зубы воздух. Ничто не возбуждало ее больше, чем доставляемое ему удовольствие. Отбросив остатки ложной стыдливости, Мэдди уверенным, быстрым движением расстегнула его бриджи и буквально сорвала их с его бедер.

Брок выдергивал из петель шнурки корсета. Когда Мэдди, почти обессилев от бушующего в ней желания, хотела помочь Броку, корсет упал под кушетку.

Ее груди, вырвавшиеся из плена китового уса, тут же оказались в его ладонях. Пальцы Брока уже ласкали ее жаждущие поцелуев соски.

Брок знал, как к ней прикасаться. Совсем недавно она искренне пыталась ненавидеть его, а он, воспользовавшись своим правом, тщательно, как дотошный исследователь, изучил ее тело, выяснив, где находятся самые чувствительные местечки. Теперь, когда она стала его настоящей любовницей, ему не требовалось прилагать особых усилий, чтобы возбудить Мэдди. Однако он не торопился и продолжал ласкать ее, распаляя ее страсть и доводя до неистовства. Мэдди надеялась, что Брок делает это потому, что она ему небезразлична.

«Он тоже мне небезразличен», – думала Мэдди, поглаживая его готовый к бою жезл.

– Святые угодники, Мэдди, что ты со мной делаешь?

Она улыбнулась, но неожиданно Брок железной хваткой сковал ее запястья и развел руки в стороны, словно пытаясь освободиться от магии ее прикосновений.

Он склонился над Мэдди, и хищная улыбка, от которой все внутри у нее затрепетало, заиграла на его губах, она поняла – Брок что-то задумал.

От приступа страстного желания заныло внизу живота.

– Брок…

Не дав ей договорить, он подхватил ее за ягодицы и поднял так, что Мэдди пришлось ногами обхватить его талию. Его жезл уперся ей в живот, волосы его груди мягко ласкали ее набухшие соски, и, изнемогая от страсти, она судорожно вцепилась пальцами в его плечи. Он уткнулся носом ей в шею, обжигая горячим дыханием и легко покусывая чувствительное место за ухом.

Охватившее ее удовольствие оказалось не спокойным ласкающим морем, по которому можно было плыть бесконечно долго, а стремительной и бурной рекой, грозящей поглотить ее. Словно испугавшись нахлынувшей волны, Мэдди запечатлела на его губах бесхитростный поцелуй.

Не отпуская ее, Брок с той же вызывающей и хищной улыбкой буквально рухнул на жалобно скрипнувшую кушетку, вытянув свои длинные мускулистые ноги. Мэдди, оседлав его, сидела на его бедрах, держась за невысокую спинку изголовья.

– Брок?

Он не ответил, но его рука, погладив нежную кожу, нырнула во впадину между ее бедрами. Его прикосновение огнем разлилось по ее лону, и Мэдди подалась навстречу обжигающей ласке. Брок скользнул пальцами во влажную плоть.

Мэдди ногами стиснула его бедра, не в силах справиться с новой мощной волной желания. Если он сейчас войдет в нее, кульминация наступит очень скоро.

Но Брок, повергнув ее в легкий шок, неожиданно поднял руку и провел увлажненным ее соками пальцем по ее соску. Затем, продолжая улыбаться, склонился к ней. Их взгляды пересеклись. Мэдди затаила дыхание.

Брок припал губами к ее влажному соску и втянул его в рот. Мэдди охнула и тут почувствовала, что его жезл входит в нее.

Одним плавным, но мощным толчком он глубоко вошел в ее лоно, продолжая ласкать языком нежный сосок.

Она вскрикнула, оказавшись в плену всепоглощающего желания, которое мог пробудить в ней только Брок.

Продолжая свои размеренные и в то же время неистовые толчки, Брок положил руку на ее исходящую соком вагину. Ее дыхание стало прерывистым, по телу пробегали судороги.

Брок вновь и вновь входил в нее. Мэдди двигалась с ним в одном ритме, стараясь продлить удовольствие, сжимая бедра, сдерживая готовый вырваться наружу взрыв удовлетворения, которое разливалось внутри нее огненным шаром.

Оргазм потряс молодую женщину.

Брок хрипло выкрикнул, нет, скорее прорычал ее имя и судорожно вцепился в бедра Мэдди.

Услышав это почти звериное рычание, Мэдди открыла глаза. Брок дернулся в последний раз и снизу вверх посмотрел на свою любовницу. Его глаза, обрамленные длинными черными ресницами, ослепили ее такой нежностью, что сердце Мэдди едва не остановилось.

Эта нежность стерла остатки ее внутреннего сопротивления.

Радость сменилась неуверенностью. Словно почувствовав ее замешательство, Брок потянулся к ее плечам и прижал ее к своей влажной груди так, что она ощутила, как постепенно замедляется бешеный ритм биения его сердца.

Мелькнула мысль, что Броку нужна ее земля, а не она сама. Но сейчас, когда Брок был рядом, Мэдди не хотелось об этом думать.

– Мэдди, ты меня совершенно измучила, – простонал Брок под ней. – Я не могу пошевелиться.

Несмотря на свои сомнения, она улыбнулась и смахнула прядь волос с его лба.

– И все же тебе придется это сделать.

Брок рассмеялся и привлек ее к себе. Они, обнявшись, сидели на кушетке. Он взял ее за руку, их пальцы переплелись.

– Как нам хорошо вместе!

– Да.

Это сейчас, пока они любовники, но будут ли они счастливы в браке? Не охладеет ли он к ней после того, как они поженятся и он завладеет ее землями? Казалось, Брок хочет что-то сказать, и, судя по выражению его лица, что-то важное. Мэдди смотрела на него выжидающе. Он слегка покачал головой и стал покрывать нежными поцелуями ее плечи.

– Ты хотел что-то сказать? – обратиласьк нему Мэдди.

Брок поднял голову, и их взгляды снова встретились. На его лице было написано удивление.

– Я… я поняла по выражению твоего лица, что… – Она начала оправдываться.

Разговор был не из приятных, и Брок решил его отложить. – Но это не важно.

– Нет, – возразил он. – Это очень важно.

Глава 14

Брок сделал глубокий вдох. Потом еще один. Ему хотелось избежать этого разговора. Он просто не вынесет, если Мэдди скажет, что считает его недостойным себя.

Но, чтобы жениться на ней, он должен преодолеть это ее предубеждение, преодолеть социальные предрассудки в отношении сословия, к которому он относился по своему рождению. Кроме того, скопив богатство, он уверенно поднялся из низшего сословия в самый богатый слой среднего класса. Женщины благородного происхождения уже начали выходить замуж за мужчин его социального положения. Почему же Мэдди не может принять его в качестве мужа с такой же готовностью, с какой воспринимает его в качестве любовника?

45
{"b":"4979","o":1}