1
2
3
...
45
46
47
...
64

Надевая рубашку, Брок словно возводил между ними барьер. Он стиснул зубы.

– Я знаю, почему ты упорствуешь в своем нежелании выходить за меня замуж. Я не могу изменить свое происхождение. Но разве тебе недостаточно денег? Или ты непременно хочешь иметь титулованного супруга?

Мэдди села, ее волосы разметались по плечам. Когда она вновь взглянула в его сторону, он заметил в выражении ее лица удивление и даже замешательство.

– Я не честолюбива. То, что у тебя нет титула, не имеет никакого отношения к моему отказу.

Если любая другая ложь Мэдди могла казаться сладким медом, то эта была словно зубная боль. По какой другой причине она могла отказаться от брака, выгодного во всех отношениях, не считая, разумеется, его происхождения? Особенно теперь, когда она так нуждалась в деньгах?

– Что же тогда является причиной твоего отказа, если не мое происхождение?

Мэдди заколебалась, накал страсти к этому моменту спал, уступив место опасениям.

– Замужество для женщины требует доверия. Давая обет, мы полностью теряем контроль над нашей собственностью, нашими детьми, над самими собой.

Она умолкла, нахмурилась, очевидно, пытаясь найти подходящие слова:

– Ты требуешь, чтобы я дала тебе полную власть над моей жизнью и над моей дочерью, и при этом видишь во мне противника и хочешь получить меня ради моей земли. Откуда мне знать, как ты будешь обращаться с нами после того, как я вступлю с тобой в брак, после того, как ты получишь клочок земли, который приумножит твой капитал? Ты обещаешь заботиться обо мне и Эми, но где гарантия, что ты сдержишь свое обещание?

Это заявление имело свой резон, он никогда не смотрел на положение вещей под таким углом.

– Да, мне действительно нужна твоя земля. Но я сделаю все, что в моих силах, чтобы вы с Эми ни в чем не нуждались.

Мэдди пожала плечами, вскинула брови и обвела взглядом комнату. Брок хорошо знал этот ее взгляд. Ему не удалось развеять ее опасения, но он не хотел продолжать разговор в том же духе.

– Мэдди, что еще я могу сказать? Я обещаю найти для Эми хороших воспитателей и учителей, которые научат ее всему, что должна знать и уметь молодая леди, обеспечу ей солидное приданое, чтобы она была привлекательной невестой и ею заинтересовались достойные женихи. Отремонтирую особняк Эшдаун-Мэнор, позабочусь о твоей тетушке и обеспечу ей безбедную, спокойную старость.

– То, что ты говоришь, очень заманчиво. – Она нахмурилась и покачала головой. – Но одних твоих денег недостаточно, чтобы я тебе поверила. Будет ли счастливой жизнь Эми и моя тоже, зависит не от того, насколько хороши будут учителя танцев, и не от новой мебели. Я должна быть уверена, что ты будешь блюсти мои интересы и интересы моей дочери после того, как мы поженимся.

Брок смотрел на нее с явным недоумением:

– Неужели ты считаешь меня каким-то злодеем из мелодрамы, который запрет тебя в четырех стенах и будет держать на хлебе и воде? – Она не ответила, и Брок тяжело вздохнул. – Боже мой, у меня нет ни малейшего намерения взять твою жизнь под контроль или указывать тебе, как себя вести. Собственность, оставленная тебе твоим отцом, никогда полностью не была в твоем распоряжении, поэтому мне кажется, что вопрос заключается не в этом. Что же заставляет тебя сомневаться?

– Что заставляет меня сомневаться? Многое. Очень многое.

Итак, она все еще считает его невоспитанным мужланом. В числе его друзей ведущие инженеры страны, даже сам мэр Лондона, черт возьми. Почему же она относится к нему как к подручному из конюшни, каким он был пять лет назад?

Стараясь ничем не выдать охватившего его раздражения, он взял ее руку в свою.

– Что еще заставляет тебя во мне сомневаться? Объясни, может, я пойму?

Решимость Мэдди несколько угасла. Она погрузилась в глубокие раздумья.

Наконец Мэдди кашлянула, неуверенность исчезла с ее прелестного лица.

– Мы никогда не говорили о моем браке с Колином.

Ничто из сказанного ею не могло бы привести его в большее замешательство. Почему вдруг она решила поговорить о своем браке?

Мэдди подтянула ноги к груди и положила подбородок на колени.

– Нет, мы никогда об этом не говорили.

– Это не был брак по любви, – начала Мэдди. – Колин обзавелся любовницами и редко бывал дома. Меня это вполне устраивало. Вскоре родилась Эми, она требовала заботы и времени.

Брок не мог отрицать, что ее неудовлетворенность замужеством ему приятна. Но какое отношение этот ужасный Седжуик имеет к нему?

– Не понимаю, о чем ты говоришь.

– Колин возненавидел меня, у нас происходили отвратительные ссоры. – Мэдди вздохнула и закусила губу. – Тебя он тоже ненавидел.

Брока шокировало, что Мэдди рассказала Седжуику о нем.

– За то, что я лишил тебя невинности, не так ли? – Она помедлила с ответом, потом кивнула:

– Он не простил мне, что я оказалась не девственницей. Перед его смертью ссоры становились все ужаснее.

Мэдди вновь сглотнула, зябко потирая плечи, избегая смотреть Броку в глаза.

– Что…

– Брок, мужчинам дозволяется демонстрировать свой гнев по отношению к жене… физическим образом. Закон принимает такое поведение, как и общество. Я не могу принять этого ни в отношении себя, ни в отношении Эми.

Физическим? Что, черт возьми, она имеет в виду? После некоторого размышления Брок понял и был потрясен. Он вскочил на ноги.

– Он посмел поднять на тебя руку?

Мэдди настороженно посмотрела на него, серые глаза, казалось, превратились в льдинки.

Судя по выражению ее лица, Брок понял, что не ошибся.

Его охватила ярость. Счастье Седжуика, что он мертв. Будь он жив, Брок выследил бы мерзавца и убил. Причем таким образом, чтобы тот помучился перед смертью.

Брок сел рядом с ней и заключил ее в объятия.

– Мэдди, милая… Черт возьми, я и представить себе не мог.

Ее глаза наполнились слезами. Мэдди перевела взгляд на скромный белый потолок коттеджа и шмыгнула носом, изо всех сил сдерживая слезы.

Она всегда была такой храброй: когда вступила в любовную связь со слугой, сумела вытерпеть жестокого мужа, вынести годы нищеты, стараясь обеспечить беззаботную жизнь ребенку. Даже когда он угрожал ей и ее свободе, она отказывалась уступать его требованиям. Брок не мог не изумиться душевной силе этой женщины.

Брок осознал, что, повзрослев, Мэдди стала еще более потрясающей личностью, чем когда была юной девушкой. Неудивительно, что она пленила его.

Мэдди высвободилась из его объятий.

– Мне следует объяснить. В основном Колин очень низко ставил меня. Он не получал от меня того, на что рассчитывал.

Брок нахмурился, размышляя над ее словами. Может, Мэдди имеет в виду, что ей не доставляли удовольствия ее супружеские обязанности?

Мэдди считает, что секс доставляет удовольствие, – это он хорошо знал. На самом деле она самая чувственная и сексуально привлекательная женщина, с которой он когда-либо имел физическую близость. А вот с Седжуиком была холодна.

Но в любом случае Седжуик был мерзавцем, если посмел поднять руку на женщину.

– Он ударил тебя, потому что тебе не доставляло удовольствия делить с ним постель?

– Просто он был несчастным человеком и предпочитал винить в этом меня. Мне повезло, что он избил меня только однажды.

Брок задумался. Мэдди тоже молчала, глядя невидящим взглядом на противоположную стену.

– Это и в самом деле было странно. Его ярость все возрастала. Наконец он ушел. Но я места себе не находила от беспокойства. А вдруг он вернется и обрушит свой гнев на Эми.

Слава Богу, негодяй этого не сделал. Он взял руки Мэдди в свои. Они были холодные и дрожали. Брок притянул ее ближе к себе.

– Расскажи мне все, как это случилось.

– Не важно, – бросила она. – Я просто хочу, чтобы ты понял.

– Я хочу услышать обо всем подробно, – настаивал Брок. Он испытывал потребность узнать правду и понимал, что Мэдди нуждается в его сочувствии. Голое его зазвучал мягче. – Как это произошло?

46
{"b":"4979","o":1}