ЛитМир - Электронная Библиотека

А его поцелуй… Он завладел ее ртом со всем неистовством мужской страсти, которое проникло в ее кровь буквально в тот же миг, как слились их уста.

Заново переживая тепло его губ и прикосновение рук, Эверил с трудом подавила волну желания.

Да, нужно бежать, как только они доберутся до места назначения. Конечно, она по-прежнему хочет спасти свой дом от разрушения, а подданных – от голодной смерти. И сделает это непременно, когда окажется на свободе, выйдет замуж за Мердока Макдугала, если, конечно, он еще не передумал. Все это правда, тем более что теперь у нее появились дополнительные основания для побега. Причиной тому страсть и эмоции, которые вызывает в ней Дрейк Торнтон.

Она не может связать свою судьбу с мужчиной, который не испытывает к ней никаких чувств. Подобный поступок был бы роковой ошибкой, о которой пришлось бы потом горько пожалеть. Нет, это просто немыслимо… Впрочем, разве она не собирается выйти замуж за Мердока Макдугала, положась на волю случая? Почему же та самая идея кажется чудовищной, когда дело касается Дрейка?

– Вставай сейчас же! – Его голос прозвучал как раскат грома. – Иначе я отнесусь к твоему затянувшемуся пребыванию в постели как к приглашению.

Эверил перевернулась на спину и одарила Торнтона негодующим взглядом.

– И тебя тоже с добрым утром, неотесанный чурбан.

Дрейк скривился от злости. Его покрасневшие глаза свидетельствовали о бессонной ночи.

– Оденься. Я подожду снаружи. Мы уезжаем.

– С острова?

Неужели час побега наконец пробил? Эверил не осмеливалась дышать, боясь спугнуть надежду.

– Да, но не воображай, что сможешь сбежать. Я не спущу с тебя глаз. – Дрейк подозрительно прищурился.

Он вышел из хижины. Сердце Эверил лихорадочно забилось. Они поедут в город, где полно людей. Выберутся с этого злополучного острова!

Она прикусила губу, сдерживая ликующий возглас. Несмотря на предостережение Дрейка, девушка понимала, что поездка дает шанс, возможно, последний, улизнуть от Торнтона. И она должна воспользоваться им, прежде чем он навяжет ей брак без любви.

Закончив самый быстрый туалет в своей жизни, Эверил выбежала наружу. Дрейк уже отпер ворота и, сжимая в руке полоску черной ткани, ждал свою пленницу.

– Подойди сюда, – скомандовал Торнтон.

Сообразив, что он собирается завязать ей глаза, Эверил запаниковала. Она окажется во власти тьмы!

– Нет. – Она замотала головой и попятилась, не сводя с него испуганного взгляда.

Дрейк нахмурился, затем его резкие черты лица разгладились. Он боится, что она увидит, где он прячет свою лодку. А она не желает, чтобы ее лишали света.

– Никто не обидит тебя, Эверил, – прошептал он. – Клянусь.

– Но…

– Это только до тех пор, пока мы не отплывем.

Если она хочет претворить свой план и сбежать от Дрейка, то должна смирить гордость и перебороть страх. Эверил покорно подставила голову. Лучше не раздражать Торнтона, а то он догадается о ее планах. К тому же после сегодняшнего дня ее едва ли будет интересовать, где он держит свое суденышко.

Дрейк завязал ей глаза. Он закрепил повязку на удивление свободно, и солнце, проникая сверху, рассеивало тьму и ласкало ее щеки теплыми лучами. Эверил ощущала за спиной присутствие Дрейка.

Он помог ей сесть в лодку и оттолкнулся от берега. Спустя несколько минут утлое суденышко, опасно покачиваясь на волнах, взяло курс на большую землю. Вскоре он снял с ее глаз повязку. Эверил мельком взглянула на Дрейка и заметила в его темно-карих глазах сочувствие. Не зная, что сказать, она кивнула и перевела взгляд на удаляющийся остров.

Отвесная скала, вздымавшаяся из моря, переходила в череду пологих холмов. Окутанный туманной дымкой зеленый остров казался раем, хранившим множество тайн. Идеальное убежище для такого человека, как Дрейк.

Глубоко вдыхая соленый воздух, Эверил боролась с тошнотой. Каждый взмах весел, ритмично погружавшихся в серо-голубые воды, приближал ее к свободе.

Наконец лодка пристала к берегу. Выбравшись из нее, путники направились к дремавшему неподалеку городку. Опрятные домики утопали в зелени. В воздухе висел густой запах рыбы. Эверил быстро сориентировалась и про себя отметила, что замок Мердока лежит на востоке.

На улицах городка было пустынно. Они встретили лишь стайку ребятишек, которые гонялись за заливавшимся лаем щенком. Куда могли подеваться в такой солнечный день все жители, недоумевала Эверил.

Но не успела она толком осмотреться, как Дрейк грубо схватил ее за руку и, не говоря ни слова, потащил за собой. Девушка озиралась по сторонам в поисках лазейки, которая позволила бы ей ускользнуть от бдительного стража, но Дрейк бросил на нее предостерегающий взгляд и крепче сжал руку. Выругавшись про себя, она смирилась с тем фактом, что ей ничего не остается, кроме как ждать своего шанса и постараться не упустить его.

Спустя несколько минут Дрейк остановился у задней двери крошечного трактира. Эверил подняла на него вопросительный взгляд.

– Мы проведем здесь ночь, – сообщил он. – В этом городе у меня много друзей. Так что не пытайся удрать. Тебе никто не поможет.

– А я и не собиралась! – возмутилась Эверил, делая невинные глаза.

Рот Дрейка скривился в усмешке.

– Никогда не следует лгать, если не умеешь этого делать.

Торнтон постучал в дверь, которая незамедлительно распахнулась. На пороге стоял лысеющий темноволосый мужчина. За его спиной маячила рыжая толстушка, что-то радостно причитая.

Дрейк поздоровался:

– Гордон, дружище! До чего же приятно снова тебя видеть.

– Да, вот уж порадовал! – Гордон хлопнул Дрейка по спине, и они обменялись рукопожатием. – Эдина как раз вчера сетовала, что тебя давненько не было.

– Это точно. Прошу извинить меня, миссис Гибсон, – обратился Дрейк к жене хозяина. – Спасибо, что не забываете.

Пухленькая трактирщица зарделась от смущения.

Эверил открыла рот. Она впервые видела, чтобы Дрейк так искренне улыбался, и не могла себе представить, что столь почтенные люди окажутся его друзьями. Не дураки же они, в самом деле? А может, им известно о Торнтоне нечто такое, о чем она даже не подозревает?

Наконец Дрейк изволил представить свою спутницу:

– Гордон, миссис Гибсон, позвольте представить вам Эверил. – К изумлению пленницы, Дрейк поднес ее руку к губам для короткого поцелуя. – Она любезно согласилась стать моей женой. Мы намерены сегодня же пожениться.

– Я никогда не соглашалась выходить за тебя замуж, – прошипела Эверил, как только они уединились в отведенной им комнате.

– Ты предпочла бы, чтобы Гордон и Эдина считали тебя моей любовницей? – осведомился Дрейк, выгнув бровь.

Эверил старалась не смотреть на единственную имевшуюся в комнате кровать, застеленную белым покрывалом.

– Мне все равно, что они подумают обо мне. Гораздо интереснее, что они скажут, если узнают, что ты похитил нареченную другого мужчины и хочешь сделать ее своей женой.

Дрейк промолчал.

– Миссис Гибсон полагает, что мы разделим эту постель? – напирала Эверил, указав на пышную перину в углу комнаты, увенчанную горой подушек.

– Да. И мы сделаем это непременно, – невозмутимо проронил Торнтон.

Дыхание Эверил участилось. Она опустила глаза, не в силах выдержать обжигающий взгляд.

– Но почему? Ты же не любишь меня. Единственное, что для тебя важно, так это месть.

– Я уже говорил тебе, что любовь не имеет никакого отношения к браку.

– Для меня имеет, и я отказываюсь делить постель с мужчиной, сердце которого закрыто на замок.

Вызывающе подбоченившись, Эверил шагнула к нему. Ей не хотелось признавать, что близость Торнтона заставляет слабеть ее колени.

В его глазах мелькнул огонек азарта. Не сводя с леди Кэмпбелл взгляда, он тоже уперся руками в бока и поджал губы.

– Будь ты проклят, но я не стану жертвовать своей девственностью ради твоей ненависти и гнусных замыслов! – выпалила Эверил, задетая его высокомерным видом.

24
{"b":"4980","o":1}