ЛитМир - Электронная Библиотека

– Нет у него никакого сердца.

– Есть. Просто он хочет, чтобы вы – да и все остальные – думали, будто его нет.

Эверил обхватила колени руками и уронила на них подбородок. Ее рассыпавшиеся по плечам белокурые локоны ниспадали на талию и достигали бедер.

Она снова заговорила:

– Я тоже так думала, но теперь окончательно убедилась, что у него и вправду нет сердца. – Из ее глаз брызнули слезы. – Иначе как объяснить, почему он обнимает меня с неописуемой страстью ночью и отвергает с приходом утра?..

Струившиеся по щекам девушки слезы вызвали у Кайрена острое желание отдубасить Дрейка до бесчувствия. Протянув руку, он осторожно смахнул слезинки с лица Эверил.

– Как сказала бы жена Эрика, Гвинет, он настоящий свинтус и заслуживает хорошего пинка.

Эверил вскинула подбородок и рассмеялась. Ее лицо посветлело.

– Мне нравится эта Гвинет.

– Вот так-то лучше, милая. – Кайрен потянулся к ее руке, и когда Эверил позволила ему дотронуться до ее ладони, он слегка сжал ее пальцы и поднес к губам для целомудренного поцелуя.

– Спасибо, – тихо шепнула она.

В кустах послышался шорох. Кайрен резко обернулся и увидел Дрейка. Его прищуренный взгляд прошелся по распущенным волосам Эверил, затем споткнулся об их сцепленные руки. Лицо Дрейка исказилось от ярости. К счастью, Эверил сидела к нему спиной. Кайрен сделал вид, что не замечает своего приятеля, надеясь, что у того хватит ума не высовываться.

Разъединив руки, он положил ладонь себе на живот и заботливо погладил его.

– Боюсь, что я на грани голодного обморока.

– С удовольствием позабочусь о вас, – сказала Эверил, поднимаясь.

– Вы меня чрезвычайно обяжете. Я скоро последую за вами.

После того как она исчезла среди деревьев, Кайрен повернулся к кустам.

– Она ушла. Можешь выходить.

Дрейк выбрался на опушку и, схватив приятеля за грудки, поднял его на ноги.

– Как ты смеешь приставать к моей жене? Она тебе не какая-то незамужняя девчонка, которой можно заморочить голову и бездумно уложить в постель…

Кайрен не спешил с ответом.

– Успокойся. Она твоя, и я никогда этого не оспаривал. Но если ее нельзя уложить в постель бездумно, то почему ты считаешь, что это можно проделать с ненавистью в душе?

Дрейк нахмурился.

– Подумай об этом, – посоветовал Кайрен и зашагал к хижине.

– На прошлой неделе я получил известие от Гилфорда, – сообщил Кайрен, когда они сидели за незатейливым ужином из тушеной рыбы с луком.

Дрейк промолчал, только бросил на приятеля короткий взгляд. Его настроение, становившееся с каждой минутой все более угрюмым, озадачивало Эверил.

– У Эрика сложились неплохие отношения с новым королем. Генрих высоко ценит его воинское искусство, – заметил Кайрен.

– Ничего удивительного, – уронил Дрейк.

– Да, – согласился Кайрен. – К тому же Эрик – отличный дипломат. Король нашел применение и этому его таланту, направив Эрика на переговоры с теми из сторонников Йорков, кто еще готов сражаться за трон.

Дрейк только кивнул в ответ.

– Кстати, Гвинет так хочет ребенка, что чуть не довела его до помешательства.

Эверил почувствовала, как взгляд Дрейка обжег ее губы, грудь и живот.

– У них будут хорошие дети.

– Да, но беда в том, что Гвинет так не терпится зачать, что она просто замучила Эрика своими домогательствами.

Наконец-то Кайрену удалось заинтересовать Дрейка. – И он что, жалуется?

– Говорит, что устает, поскольку король загружает его делами, – ответил Кайрен, – но я бы не сказал, что он недоволен. А как вы? Подумываете о потомстве?

– Нет! – воскликнула Эверил.

– Это невозможно, – одновременно с ней отозвался Дрейк.

В комнате повисла напряженная тишина.

– Но скоро это изменится, – заключил Торнтон.

Его самодовольная уверенность и нежелание считаться с ее чувствами взбесили девушку, вложив в ее отрицание излишний пыл:

– Никогда! – Оттолкнув свою тарелку, Эверил поднялась из-за стола. – Прошу прощения, – вымолвила она, обращаясь к Кайрену, и направилась к двери.

В душе у нее было пусто. Она нужна Дрейку только для утоления похоти, но его сердце молчит. И хотя в этом не было ничего нового, очередное напоминание причинило ей боль.

Не успела она сделать и пару шагов, как Дрейк вскочил со стула и схватил ее за руку.

– Мы еще не закончили с ужином.

– Я закончила. – Эверил надеялась, что он понимает – речь идет не только о еде.

Последовала напряженная пауза. Внезапно Торнтон обнял ее за талию и притянул к своей груди. Его страстное нетерпение передалось Эверил. Часть ее существа жаждала прильнуть к нему и принять это неожиданное проявление нежности как подарок. Но в ее сердце царила пустота. Ничто не изменится, если она уступит ему. Дрейк хочет иметь ее под рукой, чтобы утолять чувственный голод, ничего не давая взамен. И если она допустит это, он разобьет ей сердце – если уже не разбил.

– Отпусти меня, – прошептала Эверил, надеясь, что он не видит слезы, выступившие у нее на глазах.

Тело Дрейка стало жестким и чужим. Чуть помедлив, он отступил на шаг.

– Ты не можешь вечно убегать.

Эверил рывком отворила дверь.

– А мне и не придется. Скоро ты сам отошлешь меня.

Она с грохотом захлопнула дверь. Нужно выбросить Дрейка из сердца или признать, что худшее уже произошло: она влюбилась. Дрейк некоторое время молча смотрел на дверь. Недоверие, потрясение, гнев сражались в его душе. Выругавшись, он запустил пятерню в волосы. Неужели она больше не любит его? Да и любила ли когда-нибудь? А может, ее переменчивое сердце уже обратилось к Кайрену?

Торнтон повернулся. Отказ Эверил так его расстроил, что он совсем забыл о молчаливом свидетеле разыгравшейся сцены. Судя по выражению лица Кайрена, тот не пропустил ни единого слова из его перепалки с непокорной женой.

– Похоже, дружище, ты здорово привязался к своей похищенной супруге, – медленно произнес гость.

– Она причиняет мне массу хлопот и замучила своими бесконечными рассуждениями о любви, – ожесточенно отозвался Дрейк.

– Возможно. Но, несмотря на это, ты не желаешь ее отпускать. Достаточно посмотреть на твое лицо, чтобы понять, что ты к ней неравнодушен.

Скрипнув зубами, Дрейк вернулся к столу и опустился на стул. Сколько можно отрицать правду?

– О чем приходится только сожалеть.

Кайрен перегнулся через стол и укоризненно покачал головой.

– Эта женщина – твоя жена, Дрейк. Тебе есть ради чего жить.

Дрейк упорствовал, не желая уступать доводам приятеля:

– Она всего лишь пешка, средство для достижения моей цели.

Губы ирландца растянулись в недоверчивой усмешке, которая начинала действовать Дрейку на нервы.

– Ты лжешь, дружище. Признайся, ты хочешь, чтобы она была рядом, и не только для постельных утех. И, как я мог убедиться на собственной шкуре, не намерен делить ее ни с кем. Я давно знаю тебя, но впервые наблюдаю подобное проявление чувств.

– Я… – Дрейк поднялся со стула и принялся мерить шагами комнату. – Она…

– Ты не стал бы так переживать, если бы она ничего не значила для тебя.

– Что ты хочешь этим сказать? – набычился Торнтон. – Что я становлюсь мягкотелым?

Кайрен улыбнулся:

– Нет, дружище. Я хочу сказать, что ты любишь ее.

Глава 14

Спустя два дня после отъезда Кайрена Дрейк лежал на кровати и нежно обнимал спящую жену.

Светало. Наблюдая за серой мглой, медленно проникающей внутрь хижины через единственное окошко, Дрейк поносил себя последними словами.

Он не мог выпустить Эверил из своих объятий. Только по уши влюбленный болван станет обнимать женщину, не преследуя при этом вполне определенной цели. Но он-то ни в кого не влюблен вопреки подозрениям Кайрена.

«Я хочу сказать, что ты любишь ее».

Почему он не может выбросить из головы эти дурацкие слова?

Эверил его жена, и он вправе обнимать ее по любой причине и когда пожелает. Сейчас, например, он наслаждается ее теплом и запахом. Мужчинам нравятся подобные мелочи.

42
{"b":"4980","o":1}