ЛитМир - Электронная Библиотека

– Возможно, возвращение в Персию избавило бы вас от преследования со стороны ограниченных умов в Англии...

– Умы там и умы здесь ничем не отличаются, Гевин.

– Но возможно...

– Нет. Все четыре года, что мы провели в Персии, окружающие избегали нас с Дариусом. Мама оберегала нас как могла, удерживая вдали от своего отца и его братьев, но по ночам мы слышали, как они спорят. Они всячески мучили мою мать только за то, что она вышла замуж за человека другой нации и религии. При этом мои родственники вели себя так, будто нас с Дариусом вообще не существовало. О нас не говорили, нас не учили, даже не кормили, если мама не успевала проследить за этим.

Гевина охватил ужас. Будучи маленькой девочкой, Кира ничем не могла защитить себя. Еще в детстве она узнала, что такое ненависть. И все же где-то в глубине ее сердца сохранилась любовь к другим людям, и это изумляло его.

– Я не знал.

– Вы и не могли знать. – Кира грустно улыбнулась. – Вдобавок ко всему часто я не понимаю сама себя. И знаете, что самое ужасное?

– Нет. – Гевин снова взял ее за плечи и привлек к себе, но у него даже не осталось времени, чтобы подумать, как прекрасно ощущать ее своим телом, потому что Кира, положив голову ему на плечо, содрогнулась от нового рыдания.

Гевин резко выдохнул. Он не должен утешать ее – это глупо и бесполезно. Но как он мог игнорировать ее боль, если ему так хотелось облегчить ее страдания?

– Самое ужасное? О чем вы?

Кира перестала плакать и снова попыталась справиться с собой.

– После почти четырех лет мама поддалась давлению своей семьи и послала за нашим отцом, чтобы он приехал за нами и привез нас сюда. Сначала ей казалось, что ее родители смягчатся и примут нас, но раз уж они этого не сделали... – Кира прикусила губу, чтобы сдержать новые слезы. – Последнее, что сказала мне мама, я помню до сих пор. Нельзя смешивать разные культуры, это просто невозможно. Но я и есть смешение культур. – Неизбывная мука отразилась в ее глазах. – Я не могу избавиться от этого, что бы ни делала, и нигде не могу найти место для себя. Замужество – это моя единственная надежда.

Вот как? А он прилагает все усилия, чтобы лишить ее этой надежды.

Гевин чувствовал, что становится отвратителен сам себе. Черт, черт, черт! Он не хотел видеть, как Кира страдает из-за того, что было не в ее власти. И все же ей не могла быть позволена роскошь этого замужества. По крайней мере не с его кузеном – ведь они все равно не подходят друг другу.

Тем не менее отчаяние Киры терзало его. Если он собирается отобрать у нее будущее – а это так и было, – он должен хотя бы сказать ей что-то в утешение.

– Вы не просто дитя смешения культур, Кира, вы индивидуальность. Как же вы забыли об этом?

– Какое это имеет значение, если все другие забыли?

– Обидные слова, которые вы слышали сегодня, сказала женщина?

Кира кивнула.

– Так вот в чем дело! – Гевин щелкнул пальцами. Кира удивленно взглянула на него.

– Что?

– Они просто завидуют вам... – Он взял ее руку. – Вы красивы, умны, а женщины не любят это в других женщинах.

Кира посмотрела на него так, будто он сошел с ума.

– Да-да, это правда. – Гевин кивнул, словно подтверждал свои слова. – Они завистливые создания и показывают когти, когда считают, что кто-то их превзошел.

Кира покачала головой.

– Это были красивые женщины, которые, я уверена, обладают многими талантами.

Что ж, учитывая уровень сегодняшнего сборища, это было вполне вероятно. Не участвовала ли Корделия в этом унизительном разговоре? Гевин с досадой вздохнул, решив, что это тоже вполне вероятно. И все же она будет для него очень выгодной женой...

– Надеюсь, вы не позволите, чтобы их мнение слишком глубоко влияло на вас.

– Они обвинили меня в инцесте с Дариусом!

Гевин чуть не вскочил с места. Это было уже слишком! С трудом справившись со своим гневом, он твердо решил помочь Кире, по крайней мере на этот раз.

– Ничто из того, что они говорят или делают, не может отобрать у вас качества, которыми вы обладаете. Никогда. – Он сжал ее руку. – Я считаю, что вы прекрасны именно такая, как есть.

Расцветшая на лице Киры улыбка была наградой за его заботу, и Гевин улыбнулся в ответ, чувствуя безумное желание поцеловать ее.

– Вы не видели моего племянника? – услышал он через мгновение из другой комнаты голос тети Кэролайн и быстро встал, чтобы тетя не застала его утешающим Киру. Один Бог знает, что бы она наговорила ему, увидев такое.

– Подумайте о том, что я сказал. Вы обладаете всем, что есть у этих женщин, и даже большим.

Выходя из бильярдной, герцог оглянулся. Благодарность на лице Киры не удивила бы его, но это определенно была любовь. Увиденное произвело на него такое огромное впечатление, что он тут же поверил во все, что мгновение назад сказал ей.

Кира лежала в темноте на прохладных простынях и прислушивалась к доносившемуся из-за окна легкому перестуку дождя. Обычно она находила его успокаивающим, но сегодня ничто не могло помочь ей. Услышанные в саду слова все еще причиняли ей боль, но не они лишили ее сна. Причиной бессонницы были мириады чувств, мятущихся в ней, запутанный клубок желаний, смешение обожания и невозможной тоски. Эмоции переполняли ее, и все они были сосредоточены вокруг Гевина.

Неужели любовь? Кира не знала, что ответить себе, потому что никогда не была в таком состоянии и могла лишь предполагать это, судя по беспорядку в голове и в сердце.

Боже, она любит его!

Конечно, это было глупо, но ей никак не удавалось найти другого объяснения. Она думала о нем постоянно, наслаждалась временем, проведенным с ним, восхищалась его красотой, замирала каждый раз, когда он подходил ближе. Он нравился ей, и Кира все больше находила его забавным и добрым, а в последнее время даже нежным. Только что в бильярдной он доказал, что понимает ее. Быть любимой – разве не это было мечтой всей ее жизни? Она могла бы провести с Гевином весь остаток своих дней, деля с ним горе и радости.

Кира еще несколько мгновений любовалась этой захватывающей перспективой, позволяя ей сиять в ее воображении. Все ее тело наполнило тепло и удовлетворение.

Девушка вдохнула влажный от дождя, прохладный весенний воздух, и тут же реальность вернулась. О, она слишком легко забыла про леди Литчфилд и про то, что через три дня должна обвенчаться с Джеймсом.

Но что, если это ошибка? Может быть, встреча с Джеймсом была только путем к Гевину и судьба припасла для нее нечто большее, чем брак без любви? Хотя она очень ценила дружбу Джеймса и была благодарна ему за помощь, но ей так хотелось любви! Был ли Гевин ответом на все мольбы ее сердца? Этого Кира не знала. Как же ей узнать правду?

Сейчас ей как никогда хотелось, чтобы Дариус оказался рядом и она смогла поговорить с ним. Возможно, брат не зря считал, что Гевин имеет к ней больше чем родственный интерес. Сердце Киры учащенно забилось. Дариус полагает, что у Гевина бесчестные намерения относительно нее, но нежность в лице герцога выглядела такой искренней! Теперь он казался ей бесконечно далеким оттого заносчивого типа, с которым она познакомилась в свой первый день в Норфилд-Парке.

Приподнявшись, Кира взбила подушку. Разделяет ли Гевин ее чувства или всего лишь восхищается ею как будущей сестрой? Разве не может быть, что он, как и она, влюбился, пока они ради семейной гармонии проводили время вместе?

О, если бы только она знала ответ! Кира даже села в постели. Завтра она найдет Гевина и постарается выяснить все, разумеется, если ей представится подходящая возможность.

Когда она узнает чувства Гевина, ее путь определится и все колебания останутся позади.

Глава 10

Когда Кира с трудом открыла глаза, она поняла, что время скорее ближе к полудню, чем к рассвету, и проворно вскочила с постели.

Пропади все пропадом! Обитатели дома уже наверняка встали, и то особое время, которое они часто делили с Гевином по утрам, давно миновало. Все-таки девушка надеялась, что сможет застать его где-нибудь так, чтобы без свидетелей узнать ответ на главный вопрос: любит ли он ее?

33
{"b":"4981","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Флейта гамельнского крысолова
Хочу женщину в Ницце
Девушка Online. В турне
Lagom. Секрет шведского благополучия
Синдром Е
Как работать на идиота? Руководство по выживанию
Мне снова 15…
Думаю, как все закончить