1
2
3
...
67
68
69
70

– Да, жена ему очень понадобится, и, возможно, скоро: у меня нет детей, и когда ваш отец и я умрем, он станет следующим графом Уэстлендом.

Поскольку ее брат никогда не хотел быть пэром, Кира решила, что пока не станет напоминать ему об этой возможности. Пусть наслаждается общением с интригующими мамашами и закаляет свою силу воли.

– Вашему брату так или иначе придется принять титул, – продолжал граф. – Я даже слышал, что за этот геройский поступок его могут посвятить в рыцари.

В рыцари? Но что, если Дариус от этого придет в ярость? У Киры не хватило смелости сказать дяде, что Дариусу не нравится весь этот избыток внимания. Что ж, наблюдение за тем, как брат отбивается от натиска назойливых женщин, развлечет ее сегодня вечером, а поговорить с ним о титулах и наградах она сможет и потом.

– В последнее время вы получали какие-нибудь известия от вашего отца? – услышала она неожиданный вопрос, и, взглянув на дядю, увидела в его глазах раскаяние.

– Как ни странно, да. Скоро он должен быть дома.

– Мы очень давно с ним не разговаривали, – признался граф. – Пора исправить это. Ни один из нас не молодеет.

Кира улыбнулась:

– Я искренне надеюсь, что вы помиритесь. Несмотря на все многолетние скитания отца, я уверена, он очень скучает по вам, милорд.

Граф отечески похлопал ее по руке.

– Мы же семья, моя дорогая. Зовите меня дядя Джордж.

В знак благодарности Кира склонила голову.

Когда они дошли до входа в бальный зал, он уже был полон нарядных дам и элегантных кавалеров. Газовые лампы сияли, наполняя все искрящимся светом. Окна были распахнуты, давая дорогу свежему июньскому ветерку. Танцоры выстраивались парами, светские сплетни распространялись за развевающимися веерами.

Когда толпа заметила на вершине лестницы Дариуса, все разразились одобрительными возгласами, отчего молодой человек словно окаменел на целых тридцать секунд. Потом он украдкой посмотрел через плечо на сестру.

– Завтра же уеду в другую страну...

Кира подавила смешок, и они стали спускаться в зал.

– Бьюсь об заклад, ты не сделаешь ничего подобного.

– Ему, кажется, несколько неловко. – Дядя озабоченно посмотрел на Дариуса.

– Просто Дариус не привык к такому вниманию. С ним все будет в порядке, – заверила Кира графа; она не сомневалась, что Дариус сумеет взять себя в руки... со временем.

– Что ж, тогда все превосходно, – произнес дядя, хотя не выглядел совершенно убежденным. – Мне, вероятно, следовало сообщить вам, что мы пригласили вашего бывшего жениха до того, как узнали, что вы больше не планируете жениться.

Теперь пришла очередь Киры смутиться. Она была бы рада поговорить с Джеймсом, но если пригласили его, то, вероятно, пригласили и всю семью. А если так, то...

О нет! Кира сделала глубокий вдох. Она не была готова встретиться с Гевином ни сегодня, ни когда-либо позже. Даже следующее тысячелетие было под вопросом.

Видеть его, зная, что он любит ее не настолько сильно, чтобы признать свои собственные чувства, – это слишком больно. Остается только молиться, что он не найдет ее в этой толпе.

Они спустились в зал как раз тогда, когда пары выстроились для нового танца. Кира оглядела толпу, ища темную голову Гевина, чтобы знать, в каком углу безопаснее спрятаться. Она наклонилась вперед, чтобы предупредить Дариуса, но он быстро пропал в кругу женщин, которые по мере приближения оценивающе оглядывали его.

– Я расстроил вас. – Лорд Уэстленд, маневрируя, ловко продвинулся вместе с ней к стене. – Мне казалось, что раз вы с мистером Хаулендом все еще в дружеских отношениях...

Он не сделал ничего плохого, и Кира не хотела, чтобы он беспокоился.

– Я уверена, все пройдет великолепно.

– А вот я в этом сомневаюсь, – сказала, подходя, леди Уэстленд; на ее лице не осталось и намека на улыбку. – Весь зал гудит, и причина тому – вы.

Кира внимательно посмотрела на хозяйку дома. Очевидно, ее приветливость распространялась только на героя этого вечера, но что тут удивительного?.. Быстрый взгляд в переполненный зал подтвердил, что на нее устремлены многие взгляды, и большинство из них выражает презрение.

Знакомая волна ярости, разочарования и неуверенности захлестнула Киру, и ей пришлось собрать всю силу воли, чтобы преодолеть стыд. Проклятие, почему она должна позволять этим мелким людишкам смущать ее и чувствовать себя ниже их? Ну нет, больше она этого не позволит.

– Пусть говорят. Я уже слышала о себе всю ложь, какую только можно вообразить, – и о моем брате тоже, причем некоторые наиболее позорные измышления исходили от вполне определенных лиц. – Кира многозначительно посмотрела наледи Уэстленд, и та поневоле отвела взгляд. – Так что их мнение вряд ли имеет значение, – победно закончила Кира.

– Что ж, тогда я вас оставлю, – примирительно сказала графиня. – Я просто хотела предупредить вас. Все эти сплетни о том, что вы якобы согласились выйти за мистера Хауленда, только чтобы добраться до герцога Кропторна...

– Какая чушь! – возмутилась Кира. – Я согласилась выйти за мистера Хауленда только потому, что он сделал мне предложение, и я очень уважаю его. К тому же он очень хороший друг. А моя персидская кровь вряд ли оставляет мне надежду выйти за герцога, вы не согласны?

Под тяжестью пристального взгляда Киры леди Уэстленд сникла.

– Конечно, тут вы правы.

Однако Кира никак не могла успокоиться.

– И однако, персидская кровь не делает меня другой. Я такая же женщина, как и все, с чувствами, надеждами и мечтами, и меня уже тошнит, когда я слышу, что мать-иностранка – это чуть ли не чудовищно.

Она подбоченилась и с вызовом посмотрела на графиню. – Я живу так же, как все. Моя кожа может отличаться, но разве это когда-нибудь влияло на способность принимать решения?

– Никогда, по крайней мере на мой взгляд. – Лорд Уэстленд потер квадратный подбородок, очень схожий с подбородком Дариуса, и сделал вид, что глубоко задумался. – А что по этому поводу думаете вы, Клара?

Леди Уэстленд опустила глаза.

– Уверена, вы правы. Простите меня.

Хотя Кира не была уверена, что женщина извиняется искренне, теперь это вряд ли имело значение. Ее ничуть не волновало, что еще затаила в душе леди Уэстленд.

– По-моему, в данный момент его светлость ищет вас, – неожиданно сказала леди Уэстленд, прежде чем отвернуться и исчезнуть в толпе.

Гевин ищет ее?

У Киры сжалось сердце. Столкновения с ним ей хотелось меньше всего. Выдержать его гнев и обвинения трудно, но быть рядом с ним и знать, что он не разделяет любовь, которую она таила так глубоко в сердце... Волна острой боли прошла сквозь нее, и Кира закрыла глаза.

– Мисс Мельбурн? – произнес рядом знакомый голос.

Она открыла глаза и увидела Джеймса, стоящего прямо перед ней. Улыбаясь, он склонился над ее рукой.

Осторожно взглянув через его плечо, Кира одновременно с облегчением и разочарованием увидела, что Гевин не последовал за своим кузеном.

– Здравствуйте, мистер Хауленд, – приветливо произнесла она.

– Я рад видеть вас.

Кира сразу же поняла, что Джеймс говорит искренне.

– Я тоже очень рада. Однако боюсь, мне надо идти: леди Уэстленд сказала, что я вызвала гнев вашего кузена, а мне вовсе не хочется...

– Вы не так поняли. Это я навлек на себя его гнев.

– Вы? – Кира озадаченно посмотрела на бывшего жениха.

– Вот именно. Когда леди Литчфилд справлялась о разрыве нашей недавней помолвки, боюсь, я сказал нечто такое, что она неправильно поняла.

Кира сглотнула. Джеймс, хотя и такой милый, часто был слишком наивен насчет того, как свет может истолковать некоторые слова. Невеста Гевина наверняка очень огорчена.

– И в чем же дело?

Доброе лицо Джеймса выглядело совершенно расстроенным.

– Я просто упомянул про вашу привязанность к моему кузену и про то, что вы надеялись выйти за него замуж.

Так вот в чем дело! Естественно, леди Литчфилд тут же поверила в самое худшее о ней и решила, что она неотвязно преследовала Гевина, словно какая-нибудь вымогательница – шлюха. Не слишком лестная картина и к тому же совершенно не соответствующая истине.

68
{"b":"4981","o":1}