ЛитМир - Электронная Библиотека

– Я пришел, чтобы умолять вас простить меня, – смущенно произнес Джеймс.

– Мистер Хауленд, вы не могли знать, что ваши слова вывернут наизнанку, а значит, тут нечего прощать.

– Но мне не следовало упоминать, что вы целовались. – Он поморщился.

Дело становилось все хуже и хуже. Кира вздохнула. Что еще ее ждет впереди?

– Это была просто ошибка, – попытался оправдаться Джеймс.

Бедный мальчик – он действительно не понимает, как жестоки люди. Джеймс честно ответил на вопрос леди Уэстленд, даже не догадываясь, что его слова будут неправильно истолкованы. Впрочем, какая разница: все и так считают ее шлюхой, и в этом нет ничего нового.

– Постараюсь как-нибудь пережить это. – Кира вздохнула. – Давайте лучше поговорим о чем-нибудь более приятном. Например, расскажите о ваших ближайших планах.

Джеймс с благодарностью улыбнулся ей.

– Через два дня я еду в Танбридж-Уэллс, чтобы начать работу в новом приходе, откуда недавно получил письмо. Несколько прихожан выражают радость по поводу моего приезда. Думаю, я действительно нужен там.

– Уверена, что это так.

– А вы... Что вы теперь будете делать?

– Ну, возможно...

– Не говорите ничего, мисс Мельбурн, пока мы с вами не обсудим кое-что, – прошептал ей на ухо женский голос.

Кира обернулась и с удивлением увидела, что рядом с ней стоит леди Литчфилд, как всегда царственная, невозмутимая, немного высокомерная. Она невольно вздрогнула. Что надо от неё женщине, которая только что распространяла о ней ложь?

– Сомневаюсь, что у нас с вами есть о чем говорить, миледи.

Блондинка невозмутимо улыбнулась.

– Я действительно могу возбудить небольшие сплетни, чтобы спровоцировать нерешительных поклонников, но могу также изменить их или прекратить ради блага тех, кто этого заслуживает, – словно угадав мысли собеседницы, спокойно произнесла она.

Сдвинув брови, Кира в недоумении посмотрела на соперницу. Что леди Литчфилд имеет в виду?

– Разумеется, вы могли бы хотеть прекратить такие сплетни ради вашего... – она сглотнула, заставляя себя выговорить это слово, – ...вашего жениха, но я сомневаюсь, что забота обо мне могла бы побудить вас...

– Вы правы. Я надеюсь изменить сплетни ради блага Гевина и заставить его действовать. – Тут она приблизила губы к уху Киры и прошептала: – Только он больше не мой жених.

Больше не жених? Кира была потрясена. Слова леди Литчфилд звучали в ней снова и снова, пока она не стала сомневаться, правильно ли вообще услышала их. Она снова взглянула на статную блондинку и сразу поняла, что растерянность соперницы ее только забавляет. Определенно она неправильно услышала леди Литчфилд – ведь Гевин, по его собственному признанию, уже несколько лет собирался жениться на ней.

– Но он сказал мне...

– Все это глупости. На прошлой неделе Гевин явился ко мне, и по обоюдному согласию мы расторгли нашу помолвку.

После этого заявления Кира могла только смотреть и моргать. Мысли крутились в ее голове быстрее, чем циклон. Гевин больше не обручен? Но почему? Что помешало ему жениться на леди Литчфилд? И если герцог больше не связан обязательствами, почему он не пришел к ней?

Стоп. Да он же приходил, и даже не единожды, но она каждый раз прогоняла его.

Возбуждение и надежда охватили Киру. Возможно ли? Впрочем, у нее нет никаких фактов. И все же надежда стремительно росла, и ее невозможно было изгнать из сердца. Может, Гевин приходил просто, чтобы извиниться, поболтать о погоде или... что-то еще? Кто знает? Из всего этого не следовало, что он любит ее.

– Видите ли, – продолжила леди Литчфилд, – просто я решила, что не хочу выходить за мужчину, чья любовь принадлежит другой.

При этих словах сердце Киры подпрыгнуло чуть не до горла. Впрочем, Гевин чувствовал к ней лишь привязанность, но он не позволит себе жениться на ней, пока верит в проклятие Даггетов.

– Думаю, все же вы что-то не так поняли.

Леди Литчфилд пожала плечами.

– Честно говоря, Гевин даже не смог толком поцеловать меня. А вот то, как он прямо сейчас смотрит на вас, говорит мне, что он поглощен только вами. – Она загадочно улыбнулась.

Смотрит прямо сейчас? Кира осторожно взглянула через плечо туда, куда был направлен взгляд леди Литчфилд.

Гевин стоял не больше чем в десяти футах; его темные глаза, не отрываясь, смотрели на нее. Настойчивый – подходящий эпитет для такого взгляда. В нем были жар и целеустремленность. Однако Кира не могла определить причину такого выражения его лица. Гнев? Желание?

Сердце ее бешено забилось, когда герцог неторопливыми шагами направился к ней. Толпа расступилась перед ним, как будто он был Моисей, пересекающий Красное море. В разом наступившей зловещей тишине все молча наблюдали разворачивающийся перед ними спектакль.

Кира судорожно вдохнула. Что за цель у Гевина? Может, он просто решил поздороваться с ней?

Она почувствовала, что вот-вот упадет в обморок. Гевин... Как это ни глупо, она все еще надеялась на его любовь и хотела ее больше всех сокровищ в мире.

Но в этот момент она почти не надеялась, что когда-нибудь это у нее действительно будет.

Гевин заставлял себя идти медленно, хотя ему хотелось лететь как на крыльях.

«Одна нога перед другой, – говорил он себе. – Осторожно, не надо спешить».

Кира, замерев, смотрела, как Гевин приближается к ней.

Стоя позади нее, Корделия улыбалась все той же загадочной улыбкой, словно знала какой-то секрет.

Сам Гевин разрывался между яростью и предвкушением. Он приехал на этот вечер, желая только одного – найти Киру, извиниться, поговорить с ней, но за несколько минут до приезда Киры, Брок и Мэдди рассказали ему все об отвратительных сплетнях, циркулирующих среди собравшихся. Все были уверены, что Кира использовала Джеймса, чтобы проникнуть в жизнь герцога, и применила все женские уловки, стараясь стать герцогиней Кропторн. Общество ни в коем случае не допускало, что у нее есть сердце, честь, верность, понимание того сокровища любви, которое является главным в отношениях между мужчиной и женщиной; но сегодня Гевин наконец, переменит сложившуюся ситуацию, чего бы ему это ни стоило.

Подойдя к Кире, Гевин остановился в нескольких шагах от нее, и следующий вдох, который он сделал, был наполнен запахами лунного света и ванили. У него тут же вновь появилось нестерпимое желание обнять ее.

– Мисс Мельбурн, – произнес он, протягивая руку.

Кира тоже протянула ему руку в бальной перчатке, и Гевин заметил, что ее рука дрожит.

– Ваша светлость. – Она сделала реверанс, и он поклонился в ответ. Но когда Кира попыталась высвободить руку, он сжал ее крепче, а потом притянул Киру ближе к себе.

Гости вокруг них тут же начали перешептываться.

– Я пришел, чтобы извиниться, – громко произнес Гевин, словно хотел, чтобы весь зал слышал это – все до последнего слова.

Кира густо покраснела.

– Ваша светлость, в этом нет необходимости...

– Не согласен. – Он улыбнулся. – Сегодня вечером я узнал о вас много вводящих в заблуждение слухов и почувствовал, что мой долг извиниться перед вами и прояснить то, что кем-то неправильно понято.

Кира оглянулась на собравшихся вокруг. – Но я...

– Нет-нет, позвольте мне. Вопреки распространенному мнению при нашей первой встрече вы страстно желали выйти замуж за моего кузена, а после того как Джеймс познакомил нас, тут же стали избегать меня. Разве это не так?

Тревожный взгляд Киры заскользил по перешептывающимся матронам и светским щеголям.

– Тогда вы явно испытывали ко мне неприязнь...

– Вот тут вы ошибаетесь. – Гевин сжал ее руку. – Я не испытывал к вам неприязнь, я желал вас.

Нервное волнение пробежало по толпе; веера замахали быстрее, а мужчины стали с большим интересом наблюдать за происходящим.

Решительно выйдя вперед, Гевин продолжил еще более громким голосом:

– И не просто желал, а хотел, чтобы вы полностью принадлежали мне.

Шум слева от него заставил Гевина оторвать свой взгляд от Киры – там Дариус с грозным рыком прорвался сквозь толпу.

69
{"b":"4981","o":1}