ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Мифы для жизни
Встреча Вселенных, или Слепоглухие пришельцы в мире зрячеслышащих
Личный тренер
Сила упрощения. Ключ к достижению феноменального рывка в карьере и бизнесе
Всё сама
Государева избранница
Матильда
Сандэр. Ночной Охотник
Ведьма огненного ветра

– Мисс Мельбурн добрая и честная; я знаю, она не совершила бы такой грех.

Ну вот, опять! Джеймс должен был стать для Киры Мельбурн всего лишь средством достижения уважаемой и обеспеченной жизни, как он не пони мает этого?

– Почему ты веришь женщине, которую знаешь всего каких-то три недели? Ты что, в самом деле любишь ее?

– Я люблю всех божьих детей.

Вздохнув, Гевин призвал себя сохранять терпение.

– Ты любишь ее, как мужчина любит женщину – так, что не можешь жить без нее?

Джеймс помедлил.

– Я очень высоко ее ценю.

Странное облегчение охватило Гевина.

– Так ты не любишь ее! – Прежде чем он успел почувствовать себя вполне довольным, еще одна неприятная мысль поразила его. – Ты... ты ведь не скомпрометировал...

– О, небеса, нет! – Джеймс в волнении схватился за лацканы сюртука. – Я бы никогда не унизил ее таким отвратительным способом, а она бы никогда не позволила ничего подобного. – Он вздохнул. – Гевин, я могу спасти мисс Мельбурн от дальнейшего позора. Мне нужна жена, которая будет так же предана моему делу, как и я. Она горит желанием питать души моих новых прихожан вместе со мной, и мы проживем наши жизни вместе, служа Господу.

Гевин усмехнулся про себя. Женщина, мывшая грудь перед зеркалом каких-то три часа назад, не выглядела так, будто готова посвятить всю жизнь служению Богу.

– Брак защитит ее от отвратительных сплетен, но не заставит злые языки замолчать.

– Мы планируем провести скромную церемонию здесь, а потом удалимся в мой новый приход, где будем вести очень тихую деревенскую жизнь. Со временем слухи утихнут, я уверен в этом.

– Для тебя и мисс Мельбурн – да, возможно. Но не в Лондоне. Как же мои сестры? Энн там, где вы будете жить, – предстоит ее первый сезон. И что будет с твоей матерью? Не думаю, что она перенесет еще один громкий скандал.

– В Послании к римлянам, глава пятая, стих третий, говорится: «И не сим только, но хвалимся и скорбями, зная, что от скорби происходит терпение». Мама сильная. – Джеймс посмотрел на Гевина так, будто тот сам был заблудшей душой. – Я уверен, что все это пройдет, и тогда наступит общее спокойствие и умиротворение.

– Так ли? Как глава этого дома я могу потребовать, чтобы ты отказался от Киры.

– Гевин, нет! Дай себе шанс лучше узнать мисс Мельбурн, прошу тебя. Мне бы ужасно не хотелось терять кузена, которого я всегда считал своим братом. Это принесет мне неизлечимую боль!

Так вот оно что! Тихоня Джеймс готов предпочесть сладострастную проститутку своей собственной семье? Такое заявление было потрясающим, нет – невероятным!

Лицо Гевина окаменело.

– Что ты сделаешь, когда однажды, вернувшись домой, застанешь другого мужчину в постели своей жены?

– Мисс Мельбурн никогда не допустит этого! Она всегда будет верна нашему общему делу. Боюсь, ты составил ошибочное мнение о моей невесте, – покачал головой. – Мое высшее призвание служить Господу – и это единственная часть моей жизни, в которой я уверен. Я знаю, что поступаю правильно.

– Итак, ты собираешься представить расставание с холостяцкой жизнью как величайшую жертву Господу?

Джеймс отбросил прядь светлых волос со лба, его голубые глаза были одновременно печальны и решительны.

– Я верю, что Господь послал мне мисс Мельбурн, чтобы я мог спасти ее, и именно это я собираюсь сделать.

Глава 3

Этот наглец зашел слишком далеко!

Услышав возбужденный голос, Кира обернулась. Дариус шел широкими шагами по зеленой лужайке Норфилд-Парка. Солнце скрылось за серыми облаками, предвещая дождь, и как будто в согласии с погодой его лицо выглядело столь же мрачным.

– Доброе утро. – Девушка остановилась, чтобы подождать брата, – глядя на него, она надеялась, что это погода испортила его настроение, а может быть, и холодная неприветливость миссис Хауленд. Но предвещающее бурю лицо Дариуса оставляло ей мало надежды.

– К черту утро! – огрызнулся он. Кира вздохнула:

– Дариус, не надо...

– Не надо что? Защищать тебя, когда люди говорят о тебе плохо? – Он нахмурился. – Джеймс хороший человек, и ты заслуживаешь его нежного внимания и заботы, но клянусь тебе, его кузен заслуживает того, чтобы как следует дать ему по физиономии.

– Полагаю, его светлость действует довольно...

– Заносчиво? Самонадеянно? Или он недостаточно проницателен?

Кира подавила улыбку, зная, что не должна поощрять Дариуса в его гневе. Ветер бросил прядь волос на ее губы, и она откинула волосы в сторону.

– Я хотела сказать, – бесцеремонно.

Дариус фыркнул.

– Только что я слышал, как этот надутый осел разговаривал с Джеймсом.

– О, так герцог уже вернулся из Лондона?

Это известие заставило кровь Киры быстрее бежать по венам. Вообще-то она надеялась, что герцога не будет как минимум еще неделю и у нее окажется достаточно времени, чтобы наладить отношения с матерью Джеймса. Миссис Хауленд хотя и разговаривала с ней, но в ее глазах читалось откровенное презрение. Еще она надеялась, что будет больше времени решить, что делать с Кропторном и тем беспокойством, которое он вызывал в ней. Странная реакция на него тревожила девушку – этот человек влиял на нее таким образом, которого она не могла понять.

– Вот именно, – не унимался Дариус, – и, судя по его словам, в столице он копался в этом отвратительном скандале. Этот болван дошел даже до того, что пытался убедить твоего жениха расторгнуть помолвку.

Кира сглотнула, ее вдруг охватил страх. Джеймс настоял на том, чтобы познакомить ее с семьей до их свадьбы, и она боялась, что ее возненавидят, будут насмехаться над ее смешанной кровью, а заодно поверят в самое худшее о ней. С самой первой встречи Кира подозревала, что герцог попытается убедить Джеймса разорвать помолвку. Но сообщение об этом как о свершившемся факте лишило ее присутствия духа.

– И что сказал мистер Хауленд?

– К счастью, он остается преданным тебе, сестра, но я не думаю, что герцог так просто согласится с решением кузена. Ты еще не слышала последних обвинений Кропторна. Очевидно, он узнал о родимом пятне на твоем теле из россказней Венса и затем сказал Джеймсу, что имел возможность убедиться в его существовании. Могли он заплатить твоей горничной...

– Но, я совершенно уверена в преданности Китти. Возможно, герцог солгал, чтобы убедить кузена.

– Возможно. Или, может быть, кто-то из слуг герцога узнал об этом. – Дариус расстроено провел рукой по лицу. – Почему ты вообще решилась бежать с Венсом, не сказав ничего мне?

Молчание будет лучшим ответом, решила Кира; в этот момент она чувствовала себя полной дурой. Как можно было позволить лорду Венсу убедить себя в том, что тайная помолвка и венчание окажутся очень захватывающими и запомнятся на всю жизнь? Впрочем, последнее было совершенной правдой. Какой наивной, должно быть, он считал ее. Но хуже всего то, что такой она и была. Почему она вообще решила, что любит этого человека?

Дариус с досадой вздохнул:

– Проклятие! Ты скажешь мне по крайней мере, как Венс узнал о твоем родимом пятне?

Кира сглотнула. Нет, никогда. Если она расскажет брату, что лорд Венс отвез ее в Лондон – не в Гретна-Грин, как обещал – и набросился на нее, сорвал с нее одежду, прикасался к ней и... Она содрогнулась, не желая вспоминать ту ужасную ночь. Если Дариус узнает всю правду, он не остановится ни перед чем, чтобы убить негодяя. Поскольку Венс был известен как великолепный стрелок, Кира боялась, что брат напрасно потеряет жизнь, пытаясь защитить ее погубленную репутацию. Если Дариус умрет, отец будет убит горем, а она никогда не смирится с такой потерей.

– Не важно, как лорд Венс узнал о моем родимом пятне. Физически он никак не повредил мне, об этом я тебе уже говорила.

– Да, положим, он не изнасиловал тебя, но этот человек каким-то образом причинил тебе боль. Ты уже больше не улыбаешься, Кира, ты боишься его и поэтому не позволяешь мне поймать и наказать негодяя!

9
{"b":"4981","o":1}